КРЫМСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ 1927 ГОДА

 

 

П. А. Двойченко. «Черноморское землетрясение 1927 г. в Крыму» (предварительное сообщение)

 

В истекшем году Крым, в течение всего трех месяцев, пережил три землетрясения (26/VI, 12/IX и 24/IX).

 

Первое из них случилось 26-го июня днем, в 13 час. 21 мин. пополудни. Во многих районах Крыма это землетрясение сопровождалось сильным гулом на подобие приближающегося грузовика и даже броневика, что сильно напугало жителей. В большинстве пунктов наблюдалось три толчка и волнообразное колебание почвы в течение около 20 секунд. Сильнее всего оно проявилось на южном берегу Крыма, от Балаклавы до Алушты, захватив западную часть Таврических гор, где сила его может быть оценена до 6 баллов. В Севастополе, к Югу от Бахчисарая и Симферополя и к Западу от Судака сила его была от 5 до 6 баллов. В Симферополе, во всей предгорной части юго-западного Крыма и в горной части юго-восточного Крыма до Феодосии сила этого землетрясения не превышала 5 баллов. В средней части Крыма — от Евпатории через Айбары, Джанкой и до Владиславовки — сила колебаний почвы достигла 3—4 баллов. В северной части Крыма, в районе Сивашей оно ослабело до 3-х баллов, а на восточной и западной оконечностях Крыма, т. е. на Керченском и Тарханкутском полуостровах, землетрясение было едва заметно (1—2 балла). Слабее всего оно проявилось в городе Керчи, менее двух баллов, почему большая часть жителей там его вовсе не заметила.

 

Повторные толчки наблюдались лишь на Южном берегу и в ЮЗ. части Крыма, а именно: в тот же день 26/VI в 15 ч. 45 мин. и в 16 ч. 40 мин. и через 2½ дня 29/VI в 2 часа 50 минут, в 6 час., в 9 час. 51 мин. и 22 час. 43 мин. В остальном Крыму их не отметили. Преобладающее направление толчков и волнообразных колебаний: в Евпатории с ЮЗ. на СВ., в юго-западном Крыму — в Севастополе, в Байдарах и у мысов Айя и Сарыч с Юга на Север; в Ялте и Гурзуфе с ЮВ. на СЗ., в Алуште и Феодосии с ЮЗ. на СВ. В присивашной области от Перекопа до Джанкоя и Чонгара указывается направление с Востока на Запад при силе до 2—3 баллов.

 

Это землетрясение охватило значительную площадь на северных и восточных побережьях Черного и Азовского моря далеко за пределами Крыма. Оно ощущалось в Одессе и Николаеве (2 балла), в Херсоне (3 балла), в Мариуполе (2 балла), в Новороссийске, Сухуме, Сочи и в Батуме (2 балла). Крайними северными пунктами, где отмечены сотрясения почвы, являются Киев и Павлоград (2—3 балла).

 

Обращают на себя внимание быстрое затухание колебаний к Востоку от Феодосии и весьма слабые сотрясения почвы на Кавказском побережье. Наоборот, в Киеве и Павлограде, судя по внешним проявлениям и падению предметов, наблюдалось усиление сотрясений (до 2—3 балла).

 

Июньское землетрясение на южном берегу Крыма вызвало большой переполох, а местами даже сильную панику среди приезжих курортников и местного населения, которая, однако, скоро улеглась, т. к. повторные толчки были очень слабы и большинством жителей не ощущались. Несчастных случаев с людьми, если не считать прыжков с балконов и из окон 2-го и 3-го этажей в Ялте под влиянием паники, не отмечено.

 

 

Равным образом и повреждения построек при этом землетрясении были незначительны. В главнейших населенных пунктах Крыма во время первого, самого сильного толчка отмечены следующие явления и повреждения:

 

В Ялте — продолжительный и сильный подземный гул и грохот, постепенно усиливающийся; три значительных толчка с последующим колебанием почвы в течение 8—10 сек.; подвижка мебели, повреждение некоторых дымовых труб на крышах, мелкие трещины в стенах и более значительные в штукатурке; уровень моря сначала упал на 12 см, а затем поднялся на 16 см; в окрестностях наблюдались в горах мелкие обвалы (например, в Ореанде, над Яузларом, на Никитской Яйле) и появились волосные трещины в грунте (в В. Ореанде и в Массандре). Значительный толчок был 29/VI в 2 ч. 42 мин. ночи.

 

В Гурзуфе — сильный гул и грохот, 2—3 толчка и сильное колебание почвы в течение 7 сек., подвижка мебели, слабые трещины в некоторых зданиях, падение каменной ограды, выпадение камней с минарета, остановка часов с маятником; море отошло от берега на 1,5 метра, а затем нахлынуло на пляж с большой силой.

 

В Алуште — подземный гул и сильный шум воздушного вихря, значительный толчок и последующее колебание почвы в течение 5 сек., при котором трепетали деревья, почему в глазах рябило, дребезжание стекол и железных листов на крышах; падение некоторых легких предметов на ЮВ.; обвалы камней на г. Демерджи и Кастеле, небольшая приливная волна на берегу моря с СВ., высотой до 0,7 м. Повторные толчки были в 15 ч. 04 мин. и в 17 ч. 11 мин. (по солнечному времени).

 

В Алупке — сильный подземный гул, колебание почвы и затем три сильных толчка; колебание мебели, остановка часов с маятником, осыпание штукатурки и слабые трещины в некоторых домах, повреждения дымовых труб на крышах; мелкие обвалы в горах; увеличение притока воды в родниках. Общая продолжительность сотрясения до 40 сек. Повторные толчки наблюдались в 15 и 17 часов того же дня, а также 29/VI в 22 часа 53 мин.

 

В Симеизе — подземный гул и шум, отдельные толчки и колебание почвы в течение 10 сек., скрип окон и дверей, колебание мебели, качание лампочек, слабые трещины в некоторых зданиях и осыпание побелки, мелкие обвалы в горах (над ист. Доломея).

 

В Кекенеизе — слабый гул, колебание почвы в течение 5 сек., дрожание дверей и окон, остановка часов с маятником, выпадение книг из шкафов, осыпание штукатурки и слабые трещины в зданиях; мелкие обвалы в горах.

 

В Байдарах — постепенно усиливающийся гул, сотрясения почвы в течение 40 сек., остановка часов с маятником, колебание мебели, повреждение дымовых труб, осыпание побелки. Повторный толчок 29/VI в 2 ч. 50 м.

 

В Севастополе — подземный усиливающийся гул, колебание почвы и подвижных предметов в течение 15 сек., остановка часов с маятником, слабые трещины в стенах зданий, осыпание штукатурки; падение каменного небольшого креста над порталом церкви на Морской улице.

 

В Бахчисарае — сильный и продолжительный гул, колебание почвы в течение 15 сек., падение посуды и мелких предметов, мелкие трещины в некоторых домах на потолке и в стенах; небольшой обвал к ЮЗ. от города.

 

В Симферополе — постепенно усиливающийся гул, 2—3 толчка и затем волнообразное колебание в продолжение 20 сек., остановка часов с маятником, слабые колебания мебели, скрип полов, окон и дверей; слабые трещины в штукатурке некоторых зданий.

 

В Евпатории — три толчка, продолжительностью до 10 сек., при чем последний наиболее сильный; гула не было, но при первом толчке слышался шум; дребезжание окон и дверей, качание висячих ламп, остановка часов с маятником, изредка наблюдалось падение посуды, осыпание побелки и волосные трещины в штукатурке.

 

В Старом Крыму — звуковых явлений не было; дрожание и колебание почвы и мебели, остановка часов с маятником, хлопание дверей, осыпание побелки, продолжительность 6 секунд.

 

В Феодосии — слабый подземный гул, дрожание, а затем плавные колебания в течение около 20 сек., остановка некоторых часов с маятником, осыпание побелки, слабые трещины в штукатурке, падение мелких предметов с полок.

 

В Судаке — слабый гул со стороны моря, на поверхности которого появилась мелкая зыбь; колебание мебели, падение легких предметов, осыпание побелки, мелкие трещины в штукатурке; увеличение воды в родниках.

 

В Джанкое — звуковых явлений не отмечено, колебание почвы и мебели, дребезжание оконных стекол и посуды, хлопание дверей.

 

В Перекопе и Армянском Базаре — слабый подземный гул и колебание почвы в теч. 6 сек., дребезжание стекол и посуды, скрип полов и дверей, колебание мебели.

 

В Керчи — весьма слабые колебания, почти никем не замеченные; никаких явлений не наблюдалось.

 

Судя по ослаблению колебаний почвы по мере удаления от берега моря, а также по направлению толчков на южном берегу Крыма со стороны моря (с Юга, ЮЗ. и ЮВ.), откуда шел и гул, — можно с большой вероятностью предполагать, что причина землетрясения, т. е. его эпифокальная область, находилась в недрах земной коры под дном Черного моря вдоль его побережья от Алушты до Балаклавы и к ЗЮЗ. от Севастополя. На это указывает и моретрясение вдоль всего южного побережья Крыма, а также приливные волны, правда, незначительной амплитуды. Характер волнения при моретрясении был совершенно особенный — в виде мелкой зыби и как бы кипения воды, при чем рыбаками отмечен сильный гул и вихрь, внезапно наступившие при полном штиле и совершенно тихой погоде.

 

В виду того, что сведений о землетрясении из Малой Азии получено не было, а с другой стороны на Кавказских берегах оно проявилось в очень слабой степени, — можно предполагать, что оно имело характер линейного, при чем сейсмическая линеамента была приурочена либо к подводному грабену (вонючая канава рыбаков), либо к крутому обрыву континентальной террасы в сторону глубокой котловины (до двух километров) центральной части Черного моря.

 

Уже во время первого землетрясения тек. года наметился ряд вторичных линеамент, перпендикулярных к основной, вдоль которых все явления и повреждения проявлялись с особой силой и напряженностью. Так, например, особенно сильные сотрясения прошли по осям Севастопольской и Балаклавской бухт (в Балаклаве упала крыша на одном строении и появились сильные трещины в урочище Ливадки); через Верхнюю и Нижнюю Ореанду, где в зданиях и в грунте обнаружены трещины; в Ялте вдоль левых берегов речек Учансу и Дерекойки и проч. Кроме того, замечено усиление сотрясений в районе некоторых древних (но не современных) оползней и вдоль границ аллювиальных наносов с коренными породами. Наконец, уже первое землетрясение заметно отразилось на гидрологическом режиме многих родников горной части Крыма, особенно на южном склоне. Это влияние выразилось в том, что родники, вытекающие из толщ известняков высоко в горах, сильно уменьшили свой приток, тогда как родники в средней и нижней части склонов увеличили свой дебет на 30—50%, а местами появились и новые родники с сероводородной водой в зоне черных глин, сланцев, вообще безводных (напр., близ деревни Коуш, в верховьях р. Качи). Вода в некоторых горных речках и родниках после первого сотрясения сделалась мутной, что указывает на новые осыпи и обвалы в горных ущельях и мелкие нарушения в известняковой карстовой толще Яйлы в виде расширения трещин и пор, освобождения их от рыхлых продуктов и пр. Крупных горных обвалов в это время нигде в Крыму не было, а тем более не было каких либо провалов и вообще нарушений во многочисленных пещерах, в которых сотрясения всегда сильно затухают.

 

Паника и страхи у приезжего и местного населения после первого сотрясения днем 26/VI довольно быстро исчезли и во вторую половину лета все курорты Крыма были особенно оживлены и многолюдны. Тем не менее, удалось вполне достоверно установить наличие двух слабых колебаний почвы 1-го и 14-го августа, которые были отмечены внимательными наблюдателями на южном берегу Крыма от Алушты до Балаклавы. Большинство населения их совершенно не заметило.

 

Второе землетрясение тек. года в ночь с 11 на 12 сентября отличалось значительно большей напряженностью и продолжительностью. Поэтому повреждения зданий и паника среди приезжего населения достигли значительно большей силы. В нескольких пунктах оказались убитые и тяжело раненые, почти всюду наблюдались многочисленные случаи психического травматизма, повышенной нервности и сердечных заболеваний, вплоть до смерти от разрыва сердца (в Алупке) и умопомешательства (до 10 случаев). Материальные убытки в курортной части южного берега Крыма достигли громадных размеров, т. к. поврежденные первыми толчками здания продолжают рушиться и расходиться по швам даже при очень слабых повторных толчках. Не столько первые сильные толчки, сколько многочисленные (несколько сот) повторные сотрясения почвы в течение уже 120 дней и самые нелепые слухи и сообщения в периодической прессе о предстоящем провале Крыма, о затоплении его морем, о грядущих вулканических извержениях и пр. — необычайно сильно подействовали на психику как приезжего, так и местного населения. Все курорты Крыма быстро опустели. Беженцы с Южного берега, пользуясь всеми средствами передвижения на пароходах, на автомобилях, в экипажах, на подводах и даже пешком, — хлынули на Севастополь и Симферополь. Многие коренные жители спешно распродавали и даже бросали громоздкие вещи и целыми обозами, непрерывно днем и ночью, тянулись на север. Оставшиеся на месте, лишившись своих квартир и помещений в домах, сильно поврежденных землетрясением и грозящих обвалами при повторных толчках, переселились в шалаши, палатки и даже в огромные винные бочки. Сельское население многих южно-бережских деревень, столь привязанное и горячо любящее свой благодатный край, с которым оно ни при каких условиях расстаться не соглашалось, теперь начало подавать ходатайства о выселении их в степные районы Крыма (Дегермен-Кой, Гурзуф и др.). Грозное явление в земной коре вызвало на южном берегу Крыма действительно всенародное бедствие, по существу своему не соответствующее средней напряженности второго землетрясения.

 

С одной стороны, непрекращающиеся толчки и сотрясения почвы, вызывающие все новые разрушения и расширения трещин в домах и в грунте, отсутствие успокоительных сведений и инструментальных наблюдений со стороны центральных научных учреждений, а с другой стороны — нелепые слухи среди населения и рискованные, ни на чем не основанные предположения в газетной прессе, срочные требования уплаты налогов и квартирной платы за помещения, негодные для жилья, и, наконец, требования возобновления контрактов и аренды с 1 октября на след. год, — повели к полному опустению крымских курортов.

 

Первым по срочности мероприятием мы считаем — разборку тех зданий и частей их, повреждения которых сделали их совершенно негодными или опасными для жилья.

 

Второй мерой должно явиться укрепление поврежденных домов и отдельных частей их, которые не внушают, по заключению технического надзора, серьезных опасений за свою устойчивость и прочность. Такое укрепление возможно выполнить путем подведения железных и деревянных балок под поврежденные перемычки, путем стягивания зданий анкерными связями и обручами, путем спринцевания жидким трасс-цементом поврежденных стен, расшивкой треснувшей штукатурки потолков алебастром с овечьей шерстью и проч.

 

Третьей мерой можно считать частичную перестройку слабо поврежденных зданий на основе антисейсмических принципов и, наконец, пятой мерой — показательное образцовое антисейсмическое строительство как в городах и курортах Крыма, так и в сельских местностях.

 

Попутно с этими административными и техническими мероприятиями должны непрерывно вестись и научные исследования по изучению характера землетрясения, влияния повторных толчков на разрушительные последствия в зависимости от геологического строения отдельных районов (сейсмических линеамент, аллювиальных и делювиальных наносов и пр.), оползневых явлений и опасных неустойчивых скал и камней, грозящих падением.

 

В этом направлении, по инициативе местных научных учреждений, начаты исследования морского дна — Севастопольской морской обсерваторией и Биологической станцией Академии Наук, Феодосийским Гемицентром — сейсмические наблюдения на вновь открытой станции на г. Митридат, Крымским Научно-Исследовательским Институтом — по собиранию и концентрации всех материалов по землетрясению, а в частности по изучению влияния геологического строения на силу и характер сотрясения отдельных участков; Управлением строительных работ по борьбе с оползнями — по выяснению влияния землетрясения на оползневые явления. Совершенно не под силу местным научным учреждениям без содействия центральных организовать в Крыму магнитометрические и гравиметрические наблюдения в горах и на побережье Черного моря, установить сеть сейсмических станций с динамическими шкалами и простейшими сейсмографами хотя в 3—4-х пунктах, установить вековые марки на побережье и вдоль тектонических линий, сделать поверочную триангуляцию и нивеллировку в наиболее пострадавших районах и собрать литературу по сейсмологии и антисейсмическому строительству. Поэтому с соответствующими ходатайствами КрымЦИК обратился в Центральные научные учреждения, из которых некоторые уже откликнулись и в первую очередь Академия Наук в лице своей Постоянной Сейсмической Комиссии.

 

Последнее землетрясение текущего года до сих пор (23/XII) еще не закончилось. Равным образом, далеко еще не закончено обследование разрушительных последствий его и не изучен характер проявления второго землетрясения в различных районах Крыма в связи с геологическим строением и местными геоморфологическими особенностями. Разосланные Крымским Научно-Исследовательским Институтом подробные анкеты о землетрясении только в последние дни начали возвращаться с мест рассылки с весьма ценными наблюдениями. Две кратковременные экспедиции (6 и 8 дней), совершенные членами Института, далеко не охватили всех пострадавших районов и не зафиксировали всех разрушений и повреждений. Тем не менее, общий характер второго землетрясения выяснен в достаточной мере, и, что важнее всего, проверены на месте все указания очевидцев и местных наблюдателей на особо опасные явления и сильные разрушения. На основании предварительного обследования общая картина второго землетрясения представляется нам в следующем виде.

 

В момент, близкий к полнолунию, вечером 11/IX, прошел через Крым циклон значительной силы с грозой и небольшим дождем. Закат солнца во время циклона, шедшего из Болгарии, был совершенно необычный и обратил на себя внимание многих, особенно в Севастополе. Западная половина неба была охвачена буровато-оранжевым заревом яркого заката. По-видимому, кроме водяных паров и капель, в воздухе было много пылевых частиц.

 

Однако, после дождя и вихря вечернего циклона наступила тихая теплая и лунная ночь, не предвещавшая как будто никаких катастроф. Тем не менее, опытными наблюдателями еще с вечера 11 сентября замечены были некоторые необычные явления и тревожное поведение животных. В Алуште метеорологом В.К. Евневичем отмечен первый слабый толчок в 8 ч. вечера (20 ч. 11/IX—27 г.) силою в 2 балла, а рыбаки между Алуштой и Судаком слышали гул на море и наблюдали необычную мелкую зыбь его, как бы кипение. В 10 час. вечера отмечен второй толчок, силою в 2 балла. Коровы во многих местах вели себя беспокойно и отказывались от корма, лошади срывались с коновязей и били землю копытами. Собаки беспокойно лаяли, а затем начали выть. Кошки жались к своим хозяевам и не отходили от людей. Куры и другие птицы не спали и тревожно ворковали между собой.

 

С 10-ти часов вечера моретрясение проявилось в более сильной степени и заставило даже самых храбрых рыбаков бросить ночной лов и вернуться на берег. Особенно напугал их сильный гул на море при совершенно тихой погоде.

 

В Ялте первый толчок отмечен в 9 ч. 21 мин. вечера (21 ч. 21 мин. IX—27 г.) и с этого момента на берегу начал чувствоваться запах сероводорода, а в море рыбаки слышали слабый гул. Все эти признаки, на которые большинство жителей не обратило никакого внимания, предвещали катастрофу, которая и разразилась через 15—17 минут после полуночи.

 

Главный толчок, силою от 7 до 9 баллов, отмечен: в Алуште — в 0 ч. 13 мин., в Ялте — в 0 ч. 15,5 мин., в Севастополе — в 0 ч. 17 мин. Как данные, зафиксированные остановкой выверенных часов по поясному времени, так и слабые толчки и гул предварительной фазы, — убеждают нас в том, что нарушения в земной коре, вызвавшие второе землетрясение, начались в районе Алушты или несколько восточней ее, в расстоянии 25—30 км от берега. Во время главного толчка сейсмическая волна распространялась вдоль берега Крыма с Востока на Запад и прошла расстояние от Алушты до Севастополя в течение 4-х минут.

 

Многочисленные повторные толчки, значительно слабее главного, повторялись в различных пунктах не одновременно. Равным образом, характер и сила повторных толчков в различных пунктах южного побережья Крыма оказались также различными. Можно лишь приблизительно указать на значительные толчки 12/IX—27 г. в 1 ч. 45 мин. и в 5 ч. 15—30 мин., а затем днем в 16 ч. 45—50 мин., силою до 6 баллов. Остальные толчки не совпадали между собою ни по времени, ни по силе, ни по своему характеру.

 

Наконец, 24 сентября наблюдался довольно сильный (до 5 баллов) и повсеместный толчок в 8 ч. 15 мин. утра, который мы считали за третье землетрясение этого года. Последующие слабые колебания и толчки продолжались до самого конца 1927 года, но исключительно в горной юго-западной части Крыма и на Южном берегу от Алушты до Севастополя. Все эти повторные толчки наблюдались разновременно и носили характер более плавных и медленных колебаний, с местными неглубокими очагами.

 

Различный характер землетрясения в разных пунктах Крыма, зависящий кроме положения их в отношении очага, главным образом, от состава и строения грунта, местных особенностей рельефа, от водных свойств горных пород, от развития оползневых явлений в настоящее время и от наличия древних оползней, — заставляет нас вести описание разрушительных последствий второго землетрясения по отдельным районам.

 

В первую очередь мы дадим краткую характеристику самого землетрясения и его разрушительных последствий для Ялты, а затем будем подвигаться от этого города сначала к Западу, а затем к Востоку, вдоль берега моря. Во вторую очередь отметим характер сотрясений и разрушительные последствия на северном склоне гор, далее — в степном Крыму и, наконец, — за пределами Крыма, поскольку позволит нам сделать это весьма ограниченное место в нашем сборнике.

 

Ялта — столица крымских курортов — пострадала значительно сильнее всех других мест южного берега Крыма, да и паника среди приезжих и местных жителей достигла здесь наивысшего предела. Объясняется это с одной стороны тем, что в Ялте с ближайшими окрестностями находилось наибольшее количество приезжих, на которых землетрясение произвело наиболее сильное впечатление, а с другой — тем, что в Ялте имеется много двух, трех и даже четырехэтажных домов, в верхних этажах которых сотрясения ощущались особенно сильно. Затем, большую роль в повреждениях и разрушениях сыграла плохая постройка многих больших помов, выстроенных подрядным способом в период курортной строительной горячки, — в течение последних 3—4 лет до мировой войны. Наконец, и геологические условия некоторых районов как самой Ялты, так и ее ближайших окрестностей оказались далеко не благоприятными в сейсмическом отношении.

 

Город расположен в устьях двух горных речек — Дерекойки и Учансу, разделенных холмом Дарсан. Гуще всего заселена старая восточная часть города, вокруг старого собора и базара, а также район Массандровской слободки, где живет беднота. Эта часть города раскинута по довольно крутым склонам Массандровского отрога Никитской Яйлы, которые спускаются или непосредственно к морю, или к долине р. Дерекойки. На вершине этого гребня расположена Боткинская санатория и Туберкулезный Институт. По самому гребню протягивается полоса известняковых наносов, состоящих из скоплений красно-желтой глины с глыбами и щебнем известняка, сильно насыщенных водою. Основа гребня состоит из темных глинистых сланцев (Средней Юры) с прослоями песчаников, залегающих вообще довольно спокойно (падение 15—20° на СЗ.), но разбитых многочисленными трещинами сбросов, сдвигов и разломов. По этим трещинам, а частью и по плоскостям наслоения, подземные воды известняковых наносов попадают в толщу глинистых сланцев и вызывают в них оползневые явления. Весь восточный склон р. Дерекойки представляет собою древний обширный, оползень, в результате чего глинистые сланцы этого склона раздроблены и сильно смяты в мелкие причудливые складки. Оросительные воды табачных плантаций и фруктовых садов способствуют насыщению водой и без того неустойчивого грунта. На склонах к морю в последние годы (с 1923 г.) развиваются действующие оползни, обнаруживающие сильную подвижку и в настоящее время, чему способствует большая крутизна склонов и постоянное размывание их морским прибоем. Здесь оползни сильно повредили нижнее Никитское шоссе, повлекли полное разрушение (в 1923—1925 гг.) прекрасной санатории «Здравницы» и появление трещин в домах Массандровской слободки.

 

При таких условиях неудивительно, что землетрясение вызвало в этом районе значительные повреждения и даже разрушения отдельных зданий. На Массандровской слободке отмечено выпадение целых стен, чердачных фронтонов, многочисленные трещины в стенах, обвалы штукатурки и пр. На старом базаре вывалилась фасадная стена булочной, в Азиатском переулке наблюдались провалы крыш, падение труб, выпадение углов. Сильно пострадали Гранд-Отель и другие гостиницы позади портовой территории.

 

Портовая территория, Симферопольская улица и часть базара построены частью на насыпном грунте, а частью на наносах (на делювии и осыпях) в основании более крутого склона. В таких грунтах колебания всегда увеличиваются в своем размахе и вызывают значительно большие повреждения. И действительно, гостиницы и многие дома старой и плохой постройки здесь пострадали довольно сильно, хотя снаружи всех этих повреждений почти незаметно. На портовой территории в здании Морагентства выпал фронтон, а в здании ГПУ кладка из евпаторийского камня настолько разошлась по швам, что этот дом пришлось разобрать до основания.

 

Довольно сильно пострадал Ялтинский мол, построенный из каменно-бетонных массивов на подсыпке из крупных валунов и глыб (из каменной наброски). В головной его части образовались зияющие трещины, со стороны порта появились две продольные трещины во всю длину мола и волнообразные изогнутия мостовой на нем, обусловленные конструкцией поперечных стен, связывающих наружные облицовки. Со стороны моря в наружной стене появилась сквозная поперечная трещина. Хотя и указывают на некоторые дефекты в конструкции мола, но все же главной причиной повреждений в нем — явились сильные колебания его, обусловленные значительной глубиной моря, а следовательно и большой высотой всего сооружения при узком и весьма длинном основании.

 

Долина р. Дерекойки совпадает с тектонической линией сброса, который особенно наглядно обнаруживается в устье Учкошского ущелья: здесь на левом берегу реки граница В. Юрских известняков и сланцев Ср. Юры находится на высоте 150 м, а на правом — на высоте 360 м выше ур. моря. Вдоль этой тектонической линии повреждения и разрушения проявились особенно сильно, начиная от портовой территории и вплоть до деревень Ай-Василь и Дерекой, в которых отмечены многочисленные случаи выпадения целых стен и почти полного разрушения домов. Однако, этим разрушениям способствовали, кроме тектонической линии, еще и слабый грунт наносных образований вдоль правого склона долины.

 

Центральная часть Ялты раскинулась по склонам высокого холма Дарсан, сложенного из темных сланцев Ср. Юры (угол падения 25—40° на СЗ. 287°). В верхней части склонов эти сланцы прекрасно обнажены во многочисленных оврагах, сбегающих в долины обеих рек. Все дачи и дома, построенные здесь на коренных сланцах, получили совершенно ничтожные повреждения. Особенно обращает на себя внимание Армянская церковь на зап. склоне р. Дерекойки, сложенная из Айданильского песчаника, которая не получила никаких повреждений. Еще более замечательно отсутствие серьезных повреждений в громадной даче б. Володарского (ныне клуб водников), в парке Эрлангера, которая окружена высокими подпорными стенами (до 10 м) и украшена башнями, куполами и резными парапетами. В высокой башне в 5 этажей повреждений совершенно нет, также устояли все подпорные стены и парапеты. Повреждения получили лишь декоративные дымовые трубы и кое-где штукатурка. Эта дача построена на коренном сланце и снабжена обширным подвалом, в котором предполагается устроить сейсмическую станцию.

 

Наоборот, в нижней части склонов, где дачи и дома построены на древних оползнях или на глинисто-щебенистых наносах (делювий и осыпи), повреждения и даже разрушения зданий оказались весьма многочисленными и довольно серьезными. На Набережной сильно пострадала Ленинградская гостиница у городского сада, у которой обрушился угол с карнизами и парапетами, а также гост. Джалита, стоящая на углу Набережных — Приморской и реки Учансу (делювий и аллювий). Обрушился портал дачи б. Спендиарова (ныне клуб 1-го мая). Наибольшие повреждения и разрушения произошли на Боткинской улице (дача б. Малиновского, Соловьева, Гудима, против Дворца труда и др.). Здесь наблюдалось выпадение целых стен, обрушение балконов, падение наружной половины стен, обвал фронтонов и парапетов. Такие значительные разрушения связаны с плохим качеством грунта (древние оползни, делювий на границе с аллювием и пр.), а отчасти объясняются значительной высотой зданий (3—4-х этажные). Несколько меньше пострадали дома в юго-западной части Виноградной улицы, где разрушены фронтоны, выпали стены и образовались сквозные трещины в стенах (дачи Гудима, д-ра Глаузевского и пр.). На даче б. Чингиза трагически погиб инженер Андриевский. Еще меньше повреждений наблюдается на Аутской улице и в дер. Аутке. Здесь сильно повреждены дома или очень плохой постройки или же стоящие на старых оползнях. На остальных улицах серьезных повреждений снаружи нет, за исключением падения почти всех дымовых труб, некоторых парапетов и фронтонов. Однако, внутри зданий повреждения почти всюду довольно существенны: отошли южные стены, отделились трещинами печи и потолки, образовались многочисленные трещины не только в штукатурке, но и в самих стенах, перекосились просветы, полопались стекла, повыпадали камни из перемычек и пр. Совершенно не пострадали здания с глубоким фундаментом солидной постройки, на известковом растворе, с расшивкой швов цементом и с железными анкерными связями (напр., б. табачный склад Лаферма и др.).

 

Западная часть Ялты раскинулась живописным амфитеатром на более пологом правом склоне р. Учансу. Весь этот склон покрыт смятыми и раздробленными сланцами обширных древних оползней. Хотя колебания грунта во время землетрясения достигли на этом грунте значительной силы (7—7,5 баллов), тем не менее больших разрушений здесь не было, что объясняется более солидной постройкой бывших частновладельческих дач. Пожалуй, наиболее сильные повреждения получило большое 3-х этажное здание Ялтинского Исполкома. Основной причиной такого сильного повреждения является неудачная конструкция и неумелое применение строительных материалов. Тяжелые железобетонные междуэтажные перекрытия уложены были на мягкий желтый евпаторийский камень второго и третьего этажей. В результате сильных колебаний тяжелых перекрытий на двутавровых балках ракушник стен оказался раздавленным почти в песок, а все простенки и внутренние стены сильно поврежденными. В первом этаже, у которого стены сложены из местного плотного известняка, повреждений почти незаметно. На усиление колебаний большое влияние оказал, несомненно, насыпной грунт в основании этого здания, расположенного на границе речных наносов (аллювия) и наносов правого склона долины (делювия) р. Учансу.

 

Наибольшие сотрясения и колебания почвы наблюдались в приморской части западной окраины Ялты, в районе Желтышевки и Чукурлара, где в прежние годы (1907, 1915 и 1923—1925 гг.) многие здания сильно страдали от действующих оползней. Весьма наглядное представление о силе колебания зданий мы получили при осмотре дворца быв. Эмира Бухарского (ныне Восточного музея), построенного весьма солидно, хотя и замысловатой мавританской архитектуры. Наружных повреждений сравнительно немного: попадали трубы, отделились тонкими трещинами угловые пилястры, срезаны поперечными трещинами стройные колонки декоративной башенки-минарета с куполом, растрескалась мавританская аркада балкона во втором этаже и пр.

 

Однако, внутри впечатление значительно усиливается, и многие не рискуют даже заходить во дворец, а в особенности подыматься в верхний этаж и выходить на балконы. Богатые туркестанские и персидские ковры сплошь засыпаны штукатуркой и обломками алебастровых лепных карнизов, кафельные печи отделились зияющими щелями от стен, потолки разбиты многочисленными трещинами, попадали крупные вазы со шкафов и полок, а многие из них выкатились даже в соседние комнаты; в шкафах все вазочки и безделушки попадали, в алькове окна декоративный, со стеклянной инкрустацией, фонарь так сильно качался, что разбился вдребезги; попадали и разбились резные ширмы и пр. Толчки в здании были направлены почти прямо на Север с отклонением на 10—20° к Востоку. Однако, трещины на потолках имеют различное направление в зависимости от положения балок (напр., в одной комнате ЮВ. 140°, а в соседней ЮЗ. 250°). Сила сотрясения во втором этаже доходила до 8 баллов, что объясняется в значительной степени плохим грунтом в основании (дробленные сланцы старого оползня).

 

Еще больше пострадал флигель этой дачи. Он весь разбит трещинами, которые рассекли перемычки окон и дверей, промежуточные столбы между окнами и стены обоих этажей. Построен этот флигель из местного яйлинского известняка в притеску (под мозаику), а пристройки — из керченского белого ракушника (мэотис). Значительно пострадали и другие дачи злосчастного Чукурлара. В доме Желтышева южная стена разбита густою сетью трещин, в доме № 18 на ул. Коммунаров образовались значительные трещины во 2-м и 3-м этажах, в доме отдыха Месттранспорта двухэтажный дом сильно растрескался и превратился в нежилой, тогда как одноэтажный пострадал меньше и в нем живут. Трубы почти на всех зданиях попадали и развалились до основания. Даже пробковая дача Багратиона, специальной — противу-оползневой конструкции, и та дала серьезные трещины.

 

Физическую картину землетрясения в Ялте можно представить себе довольно полно благодаря тщательной записи толчков метеорологом Ялтинского порта Пуломбом. В течение первых суток им зарегистрировано всего 41 ощущаемых толчков, силою от 2 до 8 баллов. С этой оценкой силы землетрясения на насыпном грунте в начале мола мы вполне согласны. Действительно, на портовой территории и на молу сила сотрясений доходила до 8 баллов, тогда как на коренных сланцах холма Дарсаны она была не свыше 6—7 баллов. Первый предварительный толчок отмечен почти за три часа до главного (в 21 ч. 21 мин. 11/IX). Главное сотрясение проявилось в виде двух толчков: в 24 ч. 15,5 мин. силою в 8 баллов и в 24 ч. 17 мин. — силою в 6 баллов; через 7 минут последовал третий толчок силою в 4 баллов. Затем толчки наблюдались через каждые 15—30 минут до 5 ч. утра. При этом мы считаем, что сила некоторых повторных толчков наблюдателем преуменьшена. Несомненно, что толчки в 1 ч. 40 мин., в 3 ч. 40 мин., в 4 ч. 05 мин., в 5 ч. 21 мин. и в 8 ч. 34 мин. были не менее 4—5 баллов, так как вызывали падение труб и карнизов, горные обвалы в горах и пр. Не менее 15 толчков в течение первого дня были силою в 3 балла. Особенно сильно напугали жителей два значительных толчка в обеденное время: в 16 ч. 23 мин. — в 4 баллов и в 16 ч. 49 мин. — в 6 баллов. Последний из них вызвал большие разрушения во многих домах, поврежденных ночными толчками.

 

Главное колебание проявилось в виде трех наклонных толчков с вертикальной вибрацией в направлении с ЮЮЗ. ночью и с ЮЗ. днем. В течение вторых суток наблюдался 21 толчок, из которых один, в 2 ч. 24 мин., достиг силы 4-х баллов. На третий день зарегистрировано 23 толчка, из которых два, в 4 ч. 00 мин. и в 19 ч. 23 мин, достигли силы 4-х баллов. На 4-й день (16/IX—27 г.) отмечено 12 толчков силою в 2—3 баллов. На 5-й день записано 17 толчков, силою в 2—3 балла, из которых два толчка (в 18 ч. 00 мин. и 18 ч. 6 мин.) достигли силы 4-х баллов. В течение первых пяти дней почва почти непрерывно вибрировала и слабо колебалась, вызывая головокружение и тошноту. На 6-й день отмечено 15 слабых колебаний (1—2 балла), но на 7-й — снова отмечено усиление — 20 толчков, из которых один (18/IX в 5 ч. 38 мин.) достиг силы 4-х баллов. Затухающие слабые толчки продолжались до 24/IX, когда утром в 8 ч. 15 мин. все почувствовали значительной силы толчок (в 5—6 баллов), вызвавший новые обвалы в горах и повреждения зданий.

 

В виду того, что этот толчок ощущался в довольно сильной степени по всему Южному берегу и во всем горном районе, мы этот момент считаем за начало 3-го землетрясения 1927 года.

 

В 20-х числах я несколько раз бывал в Ялте и наблюдал ночью и в спокойном состоянии слабые колебания почвы, отмечаемые дребезжанием электрической лампочки в стеклянном абажуре. Ночные толчки иногда прерывали мой сон, а дневные, хотя и не ощущались, но вызывали легкое головокружение и слабую тошноту. При быстрой ходьбе на свежем воздухе и при езде на автомобиле и в экипаже это неприятное состояние исчезало.

 

В течение сентября (за 19 дней) отмечено 235 толчков, из которых один достиг силы 7—8 баллов, 2 — до 6 баллов, 7 — до 5 баллов, 15 — до 4-х баллов, 35 — в 3 баллов и 50 — в 2 баллов, остальные 125 были слабее двух баллов и непосредственно не ощущались. В первую половину октября отмечено 42 более плавных колебания, из которых лишь одно-2-Х в 6 ч. 20 мин. достигло 4-х баллов и пять — около 3-х баллов. Между прочим, в Ялте отмечено во время земле-

 

трясения беспокойное состояние животных минут за 15—20 до главного толчка (12/IX в 00 ч. 15 мин.). Многие собаки начали выть и продолжали свой жалобный концерт до главного сотрясения. Кошки жались к хозяевам, а при первом толчке все выскочили из домов, опережая людей.

 

Несмотря на тихую погоду, морской прибой 9—11 сентября был значительной силы. Моретрясение отмечено мареографом весьма наглядно, а после главного толчка в 20 метрах за молом наблюдалось столкновение двух волн, в результате чего образовался бурун, кипевший около 5 минут, при чем чувствовался запах сероводорода.

 

Ночью, в момент первого толчка картина получилась жуткая... Вслед за сильным подземным гулом раздался отовсюду собачий лай и вой, глухой рокот множества человеческих голосов, прерываемый отдельными криками и стонами, треск и грохот разрушающихся зданий, гул и раскаты от падающих камней горных обвалов, многократно повторяемые эхом в горных ущельях... Телеграфное и телефонное сообщение было прервано... Шоссе на Севастополь и Бахчисарай оказались заваленными упавшими глыбами в районе Ореанды и на склонах Яйлы.

 

Все жители поголовно выскочили из домов на улицы и во дворы; некоторые с нечеловеческим криком ринулись к окнам и балконам и в полубессознательном состоянии бросались со 2-го и 3-го этажей. Со многими женщинами сделались истерические припадки, которые вызвали громкий плач детей. Убитых в Ялте оказалось всего три человека, но многие повредили себе ноги при прыжках и получили ушибы и ранения от падающей штукатурки и камней, из них десять тяжело. Убытков от повреждений и разрушений зданий насчитывают до 25 миллионов рублей. В первый же день выехало пароходом и автомобилями до 1500 чел.

 

В Ливадии немного пострадал большой дворец, хотя и очень солидной постройки (на железобетонной плите, с подземными дренажами, построенный из тесаного инкерманского камня), но стоящий на непрочном оползневом грунте. Во втором этаже снаружи появились трещины в углах и пилястрах; во внутреннем дворике обвалились лепные карнизы и балюстрады; в музейных комнатах Николая 11-го попадали и разбились вазы, осыпалась местами штукатурка, перекосились иконы и картины; обнаружился сдвиг часовенки при дворце и трещины в железобетонном своде ее. Другие здания в Ливадии пострадали меньше, хотя они и не такой солидной постройки, как дворец.

 

В Ореанде, особенно в Верхней, повреждения и разрушения достигли наибольшей силы по сравнению со всеми другими районами южного берега Крыма. Максимальное ускорение достигало здесь от 650 до 950 мм. в секунду, т. е. сила землетрясения здесь должна быть оценена не менее чем в 9 баллов. Но такой эффект объясняется специфическими особенностями этого района. Отроги г. Мегаби, которые замыкают Ялтинский амфитеатр с Запада, обрываются к морю огромными ступенчатыми скалами, последние из которых образуют мыс Ай-Тодор.

 

Целая система таких ступенчатых скал, в виде грандиозной лестницы, спускается в Ореанде почти к самому морю. Все они имеют высокий отвесный обрыв со стороны моря и плоскую террасу с нагорной стороны (чаиры). Многие из этих скал хорошо известны всем туристам, как, например, — скалы с беседкой и Крестовая, грандиозные обрывы Ай-Николы, у подножия которых проходит верхнее шоссе, и др. Вся совокупность этих скал представляет собою остатки сплошного известнякового покрова, сохранившегося между Ореандой и Гаспрой, разбитого системой поперечных разломов и продольных ступенчатых сбросов с брекчиями трения, которые раздробили этот покров на грандиозные глыбы характерных ступенчатых скал, отчасти смещенных затем оползневыми явлениями. Из-под основания этих скал либо вытекают обильные источники, которыми славится Ореанда, либо же выползают оплывины и оползни, которыми Ореанда известна не меньше, чем своими родниками.

 

Огромные известняковые массивы, в десятки и сотни метров высотою, погруженные своим основанием в зыбкий и насыщенный водою глинисто-сланцевый грунт, не имеющие никакой связи с массивом Яйлы и между собою, — при землетрясении испытывали самостоятельные и независимые колебания, которые у вершины их достигали громадной амплитуды. Этим обстоятельством и объясняется тот эффект разрушений, который мы наблюдаем в зданиях, построенных по краям этих известняковых массивов, и те многочисленные обвалы, которые загромоздили верхнее шоссе у скалы Ай-Никола.

 

В санаториях Дзержинского и Западного Военного Округа нет ни одного здания, которое не пострадало бы более или менее существенно. Даже во время первого, июньского, землетрясения появились трещины как во всех зданиях, так и в грунте вдоль разломов и сбросов; обваливалась штукатурка, разрушены были дымовые трубы и пр. Во время же второго землетрясения здесь произошла настоящая катастрофа...

 

В главном корпусе санатории Дзержинского сильным ночным толчком была подброшена, повернута на 40° и сильно смещена крыша, а стены разбиты зияющими сквозными трещинами. Во флигеле (из керченского камня) масса трещин; в домике завхоза вывалились две противоположные стены, и сам он со своей женой лишь каким-то чудом спасся, будучи сильным толчком сброшен с кровати. Вдоль скалистого обрыва образовались в грунте две параллельные обрыву трещины (140° ЮВ.).

 

На шоссе попадали подпорные стены.

 

В военной санатории сильно пострадал главный корпус, выстроенный в 1910 году весьма солидно, прочно, почти безукоризненной конструкции. Нижний этаж из плотного известняка на известковом растворе с притеской, перекрытия железо-бетонные на двутавровых балках, перемычки также железо-бетонные с двумя двутавровыми балками, стянутыми болтами; верхний этаж из евпаторийского пильного камня. В результате землетрясения кладка верхнего этажа разошлась по всем швам, а местами камень оказался раздробленным в песок; образовались сквозные трещины в стенах, обвалились карнизы и штукатурка внутри, совершенно повыпадали кирпичные заделки, а печи отошли от стен; простенки смяты, а один из них, сделанный из толстых досок, отделился от потолка и стен и изогнулся дугой.

 

Флигеля, построенные частью на глине, но в один этаж, пострадали много больше. Повыпадали целые стены, обрушились углы, разрушились до основания выступающие части зданий; койки больных, и особенно одной сестры милосердия, засыпаны не только обломками штукатурки, но и громадными глыбами бутовой кладки. Печи отделились широкими трещинами от стен и оказались, кроме того, смещенными. Особенно наглядно демонстрируется сила и направление главного толчка круглой кирпичной печью, обтянутой железным кожухом, верхняя часть которой была сорвана и сброшена на два метра в направлении 20° на СВ. со всеми кирпичами, выполняющими кожух. Такие эффекты разрушений в одноэтажных зданиях не бывают при толчках в 6—7 баллов. Несомненно, сила их достигла здесь 8 или 9 баллов.

 

В Нижней Ореанде сильно пострадали жилые дома и церковь, сложенная из тесаного, штучного песчаника безукоризненной конструкции. Тем не менее, кладка даже из штучного прочного камня разошлась по всем швам, и отдельные монолиты сместились и повернулись в отношении друг друга.

 

Во дворце Кич кине повреждения незначительны. Минарет железобетонной конструкции не дал ни одной трещины, но башня с круглым куполом сильно растрескалась; сдвинут колпак дымовой трубы (290° СЗ.), осыпалась штукатурка внутри. Значительно больше пострадал флигель, который разбит трещинами настолько, что сделался нежилым. С окружающих высот произошел горный обвал, при чем довольно крупная глыба, сорвавшись со скал с высоты около 100 м, перескочила через шоссе, пробила каменную ограду, сломала несколько деревьев и остановилась на аллее в парке, не докатившись до дворца.

 

В Ай-Тодоре значительно пострадало всем известное «Ласточкино гнездо», где в последнее время был ресторан. В ночь на 12 сент. в этом ресторане на балконе, висящем над морем, ужинало довольно много посетителей из соседнего дома отдыха Харакса. Публика разошлась всего лишь за десять минут до главного толчка, от которого обрушилась башня этой затейливой дачи. Упавшие на балконы камни разбили столы и стулья, сломали перила и сбросили часть этой мебели в море, куда последовали бы и посетители, если бы они задержались хотя на 10 минут дольше.

 

В башне, построенной из желтого евпаторийского камня, образовались две бреши, как будто ее пронзило огромное ядро (10° СВ. и ЮЗ.). Однако, нижний этаж, а также кухня с высокой трубой в 6 м не получили абсолютно никаких повреждений. Ласточкино гнездо построено на скале из трещиноватого известняка, которая представляет собою нижний уступ ступенчатых сбросов, выдающийся мысом в море.

 

В соседнем имении Харакс, а также в других смежных дачах (Крамаржа и др.), стоящих на мощном известняковом наносе, серьезных повреждений нет.

 

Во дворце Дюльбер значительные повреждения наблюдаются лишь на крыше, где попадали почти все трубы (20° на СВ.), а уцелевшие — сдвинуты и поворочены на 10°. Сильно растрескалась башенка с круглым куполом, кое-где попадали и растрескались парапеты, образовались трещины в стенах 2-го и особенно 3-го этажей. Внутри повреждений больше. Сильнее всего пострадала башня в СВ. углу, откуда идет ход на крышу; в ней появилось много трещин и местами обвалилась штукатурка. В 3-м этаже выпала каменная кладка из заложенных камнем окон, отошли печи от стен (на 3—5 см), кое-где обвалилась штукатурка стен и печей и очень сильно растрескались всюду потолки, подшивка которых сделана из алебастровых плит с прокладкой внутри виноградных чубуков. Эта конструкция подшивки потолка оказалась не практичной и послужила причиной сильной паники среди курортного населения этого дворца.

 

В Мисхоре и Кореизе сильных повреждений нет, но во многих домах попадали на крышах дымовые трубы, отошли печи, отделились трещинами южные стены, осыпалась побелка, а местами и штукатурка с потолков. Трагический случай произошел в Мисхорской больнице, которая стоит на крутом склоне над верхним шоссе, на глинисто-щебенистом грунте мощного известнякового наноса. Во втором этаже этой больницы обрушилась внутрь комнаты восточная стена, под которой погибла докторша и сестра милосердия. На южном фасаде обрушилась наружная облицовка и отошел ЮВ. угол. Значительно пострадала и церковь в Мисхоре, у которой обрушился ЮЗ. угол.

 

В Алупке, которая прославилась своими оползнями, повреждений и разрушений оказалось значительно больше, а сила сотрясений и грохот горных обвалов были настолько ужасны, что вызвали сильный испуг жителей, истерики и панику у женщин, из которых одна умерла от разрыва сердца, и многочисленные случаи острого психического травматизма, вплоть до умопомешательства.

 

Интересно отметить, что и при первом землетрясении в Алупке наблюдался очень сильный гул и грохот горных обвалов, которые обозначались столбами пыли на склонах Ай-Петри. При втором землетрясении горные обвалы значительно усилились, и всех качало во все стороны, при чем в ночь с 11 на 12 сентября попадала масса дымовых труб. Однако, значительные разрушения вызвал и дневной толчок в 16 ч. 46 мин. (12/IX—27 г.). Наконец, повторные толчки 24/IX и в начале октября (8/Х—27 г.) усилили эффект очень многих разрушений, а кое-где трещины в стенах появились лишь в начале октября. Силу главного толчка можно оценить в 7—8 баллов, при чем колебания почвы не прекращались в течение всего первого дня.

 

На верхнем шоссе в гараже Крымкурсо упала внутрь восточная стена, под обломками которой оказались столы, шкафы и автомобиль № 268. В цементном полу образовались трещины, которые затем прогрессивно углублялись и перешли на стены. В грунте появилась трещина, которую удалось проследить от моря и до леса, на протяжении около километра, с осадкой вдоль нее западной части.

 

Напротив гаража в помещении шоферов во втором этаже отошла восточная стена, осел юго-восточный угол, потрескались и опустились перемычки над окнами и дверями. В соседнем доме вывалилась во втором этаже стена, обломками которой убита пробегавшая собака. В школе на шоссе пострадал восточный угол, отошли трубы, заложенные в стенах, а на крыше они повернулись на 20°.

 

Особенно сильно пострадала мечеть в центральной части Алупки. У нее выпала вся восточная стена с прилегающими углами, сброшены угловые бетонные башенки (на 2,5 м к северу), растрескались стены, повыпадали просветы и пр. На соседней даче «Мимоза» выпала восточная стена, а трубы на крыше повернулись на 25° и сместились к северу на 10 см.

 

В Алупкинском дворце, который построен из огромных диабазовых монолитов в притеску с прокладкой свинцовых листов, заметны повреждения, главным образом, на крыше. Здесь попадали высокие декоративные дымовые трубы и украшения, сместились монолитные башенки, некоторые трубы повернулись на 15° и сместились до 3 см к ЮВ., другие башенки и парапеты либо попадали, либо сместились и отделились трещинами. Упали парапеты из огромных диабазовых плит в проезде дворца и над столовой. В старом дворце трещины в стенах появились лишь в начале октября.

 

В Алупкинской церкви купольный и парусные своды разбиты трещинами, и громадный кусок над пятой свода обрушился на пол. Однако, при обследовании оказалось, что церковь стоит на старом оползне, а своды — не имеют пят и держатся лишь трением между стен из керченского ракушника. Такие непростительные дефекты в строительном деле и без землетрясения могли вызвать сильнейшую катастрофу.

 

Из других домов и дач больше всех пострадали дачи на действующем оползне, как, например, Медже, которая разбита зияющими трещинами через оба этажа. В других домах потрескались перемычки и стены, местами попадали трубы и обвалилась штукатурка. Приезжие спешно выехали, а местные выбрались из домов в палатки, под навесы и в деревянные сараи.

 

Были ушибленные падающей штукатуркой, а также раненые, прыгавшие из окон и с балконов вторых этажей. Однако, больше всего жители пострадали психически... Сильный подземный гул, громовые раскаты горных обвалов, мычание коров, лай и вой собак, плач и вопли истеричных женщин и детей, густая едкая пыль и тьма в комнатах, падение различных предметов и сильное качание зданий — действительно приводили в ужас и панику даже самых смелых людей.

 

Курорт Симеиз пострадал вообще немного, а некоторые дачи, построенные особенно солидно, оказались почти без повреждений, как, например, санатория Дольник, у которой повреждения заметны лишь на крыше, дача Кузьменко и некоторые другие. Сильнее всего пострадали — роскошная дача кн. Дашковой, у которой растрескалась и отошла фасадная стена, и дача Колотынского, у которой ЮВ. угол покрыт густою сетью опасных трещин. На прекрасной даче Свиягина отделилась трещинами и сместилась башенка с колоннадой. Со скалы «Панея» сорвался в море значительный обвал. Многочисленные обвалы наблюдались в горах над Симеизом, при чем днем 12/IX их удалось сфотографировать одному фотографу, который в 4 ч. 45 мин. собрался фотографировать курортников, но в момент толчка снял вместо разбежавшейся группы — горные обвалы в горах, которые прекрасно выделялись на фоне лесов и скал высокими столбами густой пыли.

 

В Лименской долине, по другую сторону г. Кошки, повреждения и разрушения после землетрясения оказались гораздо сильнее. В Нижней Лимене сильно поврежден дом б. Филибера, верхний этаж которого разбит сквозными трещинами. Особенно сильно пострадал восточный фасад, а на южном — крайняя башня со шпицем. Шпиц второй башни наклонен к ЮВ. Приведены в полную негодность надворные постройки этой богатой и благоустроенной усадьбы; в них наблюдаются расслоения и выпадения стен, сквозные трещины, обрушение штукатурки.

 

В Средней Лимене, в санатории Чехова, все дома сделались необитаемыми и покинуты жителями. Один из 2-х этажных флигелей в 1924 г. был раздавлен глыбой в 20 куб. м, скатившейся с г. Кошки. После землетрясения приведены в полную негодность последние два западные флигеля, и вся санатория сделалась необитаемой. Сильно пострадали и другие дачи этого района, на которых всюду свалились трубы на крышах и появились трещины в стенах.

 

В Верхней Лимене, в татарской деревне, выше шоссе, имеются совершенно разрушенные дома, в других образовались сквозные трещины, обвалились углы, потрескались перемычки, осыпалась штукатурка и пр. Жители очень сильно напуганы многочисленными мелкими обвалами и страшным грохотом их, особенно на скалах Доломея и на южной окраине г. Кошки, у скалы «Лебедя», где несколько громадных глыб приведены землетрясением в неустойчивое положение и грозят ежеминутно рухнуть.

 

Верхняя Ореанда. Санаторий Западного Военного Округа. Обвал стены вовнутрь помещения. Кровать сестры милосердия, заваленная камнями

 

Верхняя Ореанда. Санаторий Западного Военного Округа. Обвал стены вовнутрь помещения. Кровать сестры милосердия, заваленная камнями

 

Характер разрушений в Лименах и Симеизе в значительной мере связан с геологическими особенностями данного района. Известняковый массив г. Кошки, выполняющий вогнутую складку (синклиналь), окружен старыми и действующими оползнями, которые напитываются водой родников, вытекающих из-под вышерасположенных ступенчатых скал и глыбовых россыпей. По-видимому, Лимена пострадала больше потому, что массив Кошки, при сильном толчке с ЮВ., сильно всколыхнул глинисто-сланцевый склон с массой оползней к западу от себя.

 

В Симеизской Обсерватории, стоящей на г. Кошке, повреждения незначительны и, между прочим, на зданиях остались стоять дымовые трубы даже на 3-м этаже, за исключением двух упавших. На южной стене во 2-м этаже образовались трещины, а внутри отошли потолки. Во всех зданиях наблюдалось падение мелких предметов и подвижка книг, которые открыли дверцы шкафов, но не выпали. Сила толчков на г. Кошке была в 6—7 баллов, тогда как в Лименах она достигла 8-ми баллов. Над санаторием Чехова открылась вокруг скалистой площадки трещина в грунте, указывающая на возможность здесь обвала на месте оползневой террасы оседания.

 

В деревне Кучук-Кой, в районе знаменитого оползня, значительных нарушений в оползающем грунте не заметно и противооползневые работы там не прекращались. Один шурф поврежден упавшей глыбой хаоса. В татарских домах и особенно в приморских дачах, (напр., б. Жуковской) повреждения довольно значительны (трещины в стенах, обвалы штукатурки, повреждения перемычек).

 

В деревне Кикенеиз повреждения оказались меньше, чем о них сообщалось. В здании сельсовета выпал угол и разрушилась внутренняя стена из крупных валунов и глыб на глине (падение к западу). Напротив — в помещении кооператива, которое расположено над крутым откосом шоссе, кладка стен пришла в полное расстройство, и можно ожидать падения стен. На деревенской мечети наклонился колпак минарета, обозначив направление толчков с ЮВ. (140—160° ЮВ.). Трубы устояли и разрушились лишь верхушки их. В фахферковых домах обвалилась штукатурка, но стены и бутовая закладка из них не выпали.

 

В довольно сильной степени проявилось землетрясение в районе деревень Мухолатка и Мшатка, особенно на оползнях, но повреждения здесь незначительны, так как крестьянские дома здесь приземисты и в один этаж, а быв. дачи и дворцы построены прочно и основательно. Повреждения проявились в форме трещин в углах и перемычках, в осыпании побелки и кое-где в обвалах штукатурки.

 

В Форосе значительно пострадал дворец. В нем разрушены до основания парапеты и обрушились все дымовые трубы на крыше. В железной кровле обнаружены пробоины. С южной стороны обвалилась на балконе балюстрада. На террасе вокруг дворца в бетонном помосте образовались разрывы, а с правой стороны частью разрушена балюстрада. Все без исключения перемычки над окнами и дверями дали сильные сквозные трещины и угрожают обвалом, а некоторые из них обрушились. В стенах второго этажа — сквозные трещины с обвалами штукатурки. Потолочные перекрытия прогнулись, обнаружили боковой сдвиг и вызвали разрывы падуг и обвалы штукатурки с потолков.

 

Обнаружены трещины, падения труб, обвалы штукатурки и в прочих зданиях. Кладка на глине пришла в полную негодность. Почти во всех бассейнах, и даже в новом нижнем, образовались сквозные трещины и вода из них начала уходить. Столь сильные повреждения обусловлены тем, что в данном районе имеют сильное развитие старые и древние оползни, подвижка которых прекратилась лишь после тщательного каптажа всех родников, но которые сильно реагировали на подземные толчки.

 

В Тессели повреждения значительно меньше. Повреждены трубы, а одна разрушилась и образовала пробоину в крыше; обнаружены сквозные трещины во всех перемычках, а частью и в капитальных стенах; наблюдается деформация потолков и сдвиг их, вследствие чего получились выпучивания потолков и обвалы штукатурки. Однако, ремонт вполне возможен. Тессели славится своими оползнями и движущимися каменными потоками, которые обнаруживают сильную подвижку лишь выше усадьбы, но и последняя стоит на древних оползнях.

 

Интересно отметить, что хорошо всем известная Форосская церковь на скале не пострадала и в ней обнаружены кое-где лишь волосные трещины. Также хорошо выдержали сотрясения Байдарские ворота. Однако, на «Разрыв-горе» (Челеби-Ярун-Бели), с рядом ступенчатых сбросов и грабенов, обнаружены расхождения старых трещин и, между прочим, появились две новые параллельные трещины (7—8 см) в осыпи кальцитового месторождения. Главная сбросовая трещина уширилась на 15—20 см. Были небольшие горные обвалы.

 

В Балаклаве повреждения зданий в самом городе незначительны: наблюдаются трещины в стенах вторых этажей и в перемычках, из которых местами вывалились замковые камни. Больше других пострадал дом № 1 по Набережной, где аптека, в котором все перемычки разошлись по швам. Сдвиг камней на ЮВ. 165°. На Генуэзской крепости не упал ни один камень и даже неустойчивые по виду руины прекрасно выдержали испытание. С береговых скал у входа в бухту упала небольшая глыба. Сильно напугало жителей Балаклавы само море, со стороны которого пронесся сильный гул. Затем вода в бухте опустилась примерно на метр, осушив задний заболоченный конец бухты. При уходе воды течения не наблюдалось и, например, плавающие в воде окурки оставались на месте. Затем через 40 минут вода начала быстро прибывать, поднялось небольшое волнение, и уровень воды поднялся выше нормального более чем на метр, затопив и набережную вплоть до самых домов. Вскоре вода схлынула, но многие приезжие убежали в горы и боялись приблизиться к берегу.

 

Совершенно иную картину разрушений мы наблюдали в конце бухты, на заболоченном грунте урочища Левадки. Здесь немного пострадал театр, в котором выпала перемычка из тесаного инкерманского камня. Значительно больше пострадала соседняя дача б. Яншиной (аренд. Чурмантеева), у которой верхний этаж и крыша хаотически разворочены, а высокие фронтоны совершенно разрушены. Однако, и в первом этаже выпали перемычки над дверями и окнами, а внутри отошли потолки и всюду обрушилась штукатурка. Несмотря на такое хаотическое разрушение, из проживающих на даче никто не пострадал, даже и тот приезжий, который выпрыгнул со второго этажа на землю. Объясняется такой благополучный исход тем, что при первом толчке все двери перекосились и были приперты обвалившимися камнями так, что их не могли открыть. Пришлось всем обитателям, задыхаясь в густой известковой пыли, пережить весь ужас первого толчка внутри здания, а затем вылезать из него через окна. Если бы люди успели открыть двери, то большая часть их погибла бы под обвалами фронтонов и перемычек над дверями.

 

В 3-х этажной даче к Западу повреждения значительно меньше; здесь упали все трубы, и весь третий этаж сдвинут вдоль ступенчатых трещин на 2—5 см к Востоку. Грунт в этом месте прочнее. Небольшие дома и дачи в урочище Левадки за лугом представляют жуткую картину почти полного разрушения. На хуторе б. Ревелиоти вывалилась вся северная стена и юго-западный угол; вся кладка пришла в полное расстройство и разошлась по швам. На даче Будниковых упали все каменные стены и остались одиноко стоять лишь потолки и простенки. Обитатели спасались в деревянном тамбуре, из которого дверь не могли открыть.

 

На даче Чалого развалился мезонин и крыша, упали западная и южная стены. На даче Песчаникова образовались сквозные трещины в стенах и обрушились трубы и т. д.

 

Сила колебания почвы была весьма значительна и достигала почти 9-ти баллов, тогда как в городе Балаклаве она не превышала 7 баллов. Объясняется такой эффект землетрясения в ур. Левадки свойствами грунта, насыщенного с глубины 2—2,5 арш. водой.

 

Даже при значительно более слабом толчке днем 12/IX—27 г. в 4 ч. 20 мин. дня все дома здесь колебались, как челны на волнах, вода выплескивалась из колодцев наружу, образовались трещины в грунте на лугу и из трещин выходил теплый воздух. А вместе с тем на соседнем скалистом холме каменная часовня совершенно не пострадала и в ней нет даже волосных трещин. Также не пострадало и предместье Балаклавы — Кадыковка, которое расположено на более прочном коренном грунте

 

К содержанию книги: "Черноморские землетрясения 1927 года и судьбы Крыма"

 

Смотрите также:

 

Черное Море горело во время Крымского...  Апокалипсис Черного Моря  Крымское землетрясение.  Конец Света  Землетрясение в Крыму