КРЫМСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ 1927 ГОДА

 

 

В.А. Обручев. Возможен ли провал Крыма

 

Вопрос о возможности и даже неизбежности предстоящего провала Крыма поднят самим населением полуострова, испуганным сильным землетрясением 11/12 сентября, период которого затянулся на целый месяц. Мысль о провале невольно возникает у человека, который видит, как колеблется и разрывается глубокими трещинами земля, как рушатся прочные здания, как с грохотом обваливаются скалы гор, а рядом волнуется глубокое море, готовое поглотить соседнюю сушу, расползающуюся на отдельные части.

 

Сильное землетрясение всегда внушает человеку ужас. Человека не страшат движения воздуха и воды, так как он наблюдает их часто и знает, что это стихии неустойчивые, подвижные. Но земля, «твердь земная», является символом устойчивости, неподвижности, и на ней человек основывает свои сооружения, рассчитанные на долговечность.

 

Поэтому содрогания этой тверди, неминуемо сопровождаемые более или менее сильными разрушениями, не могут не производить впечатления на психику человека и вызывать преувеличенные опасения, в особенности в умах малообразованных и суеверных людей, начинающих думать в таких случаях о «конце мира», который по толкованию разных вероучений должен когда-нибудь наступить.

 

Рассмотрим спокойно и объективно, имеются ли какие-либо научные основания для подобных опасений, для паники, охватившей население Крыма, а если есть, то оправдывают ли они эту панику. Но сначала необходимо охарактеризовать кратко строение и географическое положение Крыма, так как на них основаны выводы о типе и причине землетрясения.

 

Горная цепь, протягивающаяся от Севастополя до Феодосии по южной части Таврического полуострова, составляет западный конец Крымско-Кавказской горной системы, сравнительно молодой, окончательно сформировавшейся в конце третичного периода и испытавшей некоторое поднятие еще в современный период. Эта система гор состоит не только из складок, но также из надвигов и разломов; во время горообразовательных процессов третичного времени более древние складки были опрокинуты на юг сильным давлением с севера и надвигались по наклонным трещинам друг на друга; вместе с тем, большая толща верхнеюрских, меловых и третичных пластов надвинулась на эти складки с севера.

 

Южный склон главной цепи Кавказа по трещинам больших разломов оборван к глубоким и широким долинам Куры и Риона, а южный склон Таврических гор точно так же оборван к глубокой впадине Черного моря, на дно которой опустилась значительная часть более древних складок этого конца горной системы. В третичный период на Кавказе существовали действующие вулканы и некоторые из них, например, Эльбрус и Казбек, извергались еще в начале современного периода. В Крыму также есть остатки вулканов — Карадаг, Хыр у Лимен, Георгиевского монастыря — но они более древние юрские.

 

 

Как Кавказ, так и Крым расположены в пределах великого «пояса разлома» нашей земли, который охватывает все Средиземное море и через Малую Азию и Персию протягивается в Индию и на Зондские острова, где соединяется с другим великим поясом разлома, окаймляющим в Азии и Америке берега Тихого океана. Оба эти пояса отличаются обилием как вулканов, так и землетрясений. От последних страдают Испания с Португалией, Сицилия, Италия, Балканский полуостров, Малая Азия, Закавказье; в последнем города Шемаха, Шуша, Нуха, Эривань не раз подвергались разрушению; в конце прошлого года был разрушен Ленинакан.

 

Крым, как оказывается, в минувшие столетия также подвергался разрушительным землетрясениям, именно 3 раза за 1500 лет, но о них совершенно забыли, так как они имели место во времена генуэзцев и турецкого владычества, а со времени присоединения Крыма к России случались только слабые землетрясения, последние в 1868, 1875 и 1920 годах. Катастрофа 11 сентября напомнила о том, что Крым принадлежит к сейсмической области Средиземного моря, и что возможность сильных землетрясений необходимо иметь в виду.

 

В поясе разлома Средиземного моря, как показали геологические исследования, имеются крупные участки прежней суши, погрузившейся в воду во время образования разломов. Ближайшими к Крыму подобными участками являются моря Эгейское и Мраморное и южная часть Черного; участки погрузившиеся, но не затопленные, представляют долины Риона и Куры в Закавказье и долина Марицы в Болгарии, к которой Балканы обрываются так же круто, как Кавказ к долинам Куры и Риона. Все эти провалы и погружения сравнительно молодые, возникшие во второй половине или даже в конце третичного периода; некоторые из них еще моложе.

 

Рядом с этими провалами поднимаются молодые горные цепи — Альпы, Апеннины, Балканы, Крымские горы, Кавказ. Почему же мы видим такое сочетание высоких поднятий и глубоких погружений? Согласно наиболее вероятной гипотезе, земная кора должна приспособляться к охлаждающемуся и сокращающемуся земному ядру. Это приспособление совершается посредством складок и разломов. Складки — это морщины земной коры; изогнувшись вверх и вниз, пласты занимают меньше места, чем раньше, когда они лежали горизонтально. При разломах одни участки поднимаются, другие опускаются и при этом также достигается сокращение площади. Но разломы происходят также как последствие чрезмерного сжатия; участки слишком высоко поднятых площадей потом опускаются по трещинам разломов. Последнее, по-видимому, и имело место в области Средиземного моря.

 

Почти вся земная кора изборождена этими складками и разломами, старыми и молодыми. Эти смещения происходят не постоянно, а периодически. Очевидно, необходимо большое накопление энергии в земной коре, чтобы преодолеть жесткость каменных масс, привести их в движение, изгибать и ломать. История земли показывает, что периоды сильных движений, горообразования, чередуются с периодами покоя, накопления энергии. Третичный период был периодом горообразования; тогда возникли Альпы, Карпаты, Балканы, Крымские горы, Кавказ и многие другие цепи гор. Современный период — время покоя; но и в периоды покоя происходят то тут, то там слабые движения, то настолько медленные и постепенные, что мы их не замечаем, то внезапные, которые и вызывают землетрясения разной силы, принадлежащие к типу тектонических, т. е. обусловленных тектоникой, строением земной коры и его изменениями. Такие землетрясения, главным образом, приурочены к разломанным площадям, проявляясь вдоль трещины разломов, так как по этим линиям ослабленного сцепления земной коры всего легче и чаще могут происходить небольшие смещения пластов в глубине, слабые движения периода покоя.

 

Крымские землетрясения, несомненно, принадлежат к тектоническим; они проявляются вдоль крупной линии разлома Южного берега; землетрясения 26 июня и 11/12 сентября распространились на Южную Украину, последнее даже до Молдавии с одной, до Кавказа с другой стороны, т. е. захватили большую площадь. По типу оба они относятся к осевым и продольным; где располагается их эпицентр — на Южном берегу или на дне Черного моря — выяснят наблюдения специальной комиссии после их обработки. Ни провальными, обусловленными растворением известняков и обрушением кровли образовавшейся подземной пустоты, ни вулканическими оба эти землетрясения быть не могли; это уже установлено.

 

Если землетрясения были тектонические, то они показывают, что в глубине земной коры под южным берегом Крыма или соседним дном Черного моря произошли какие-то слабые движения, новые смещения пластов. Затянувшееся более чем на месяц сентябрьское землетрясение показывает, что эти смещения не закончились сразу, что движения, постепенно ослабевая, продолжались. Земля, как будто, не хотела успокоиться, и это особенно тревожило и нервировало население Крыма, ждавшее повторения более сильных толчков и, может быть, провала. Теперь мы подошли к решению этого вопроса. Спрашивается, возможны ли при сильных землетрясениях тектонического характера такие значительные смещения почвы, которые можно называть провалами? Известны ли случаи подобных провалов в истории земли и человечества?

 

Как указано выше, пояс разлома, к которому принадлежит и Крым, содержит большие площади, которые в связи с процессами горообразования третичного периода опустились по трещинам разломов и большею частью были затоплены морем. Но подобные же площади мы найдем и в других частях земной поверхности вне пояса разлома; таковы, например, в Европе канал Ламанш, отделяющий Англию от Франции, прежде связанных друг с другом сушей; затем долина Рейна в Германии, представляющая так называемый «грабен» — длинный, но узкий участок, опустившийся по трещинам разломов. В Азии огромный провал представляет впадина озера Байкала, достигающая более 600 км длины и до 40 км длины и до 40 км ширины при глубине до 1400 м; это также громадный грабен, дно которого опустилось на 1000 м ниже уровня океана; этот провал окончательно сформировался, достиг своей большой глубины в современный период, т. е. сравнительно недавно. Впадина озера Иссыкуль и Ферганская долина в Туркестане также являются опустившимися участками земли; в Русском Алтае узкое, но длинное и глубокое Телецкое озеро тоже представляет грабен.

 

Из глубины Африки к Красному морю тянется длинный, в несколько тысяч километров, пояс разломов и провалов, вмещающий большие озера Ньясса, Танганайка, Рудольф и др. Само Красное море тоже провал, подходящий на севере одной ветвью через Суэцкий перешеек к Средиземному морю, а другой проникающий в Палестину, где она оканчивается долиной Мертвого моря и Иордана — грабеном, отчасти тоже затопленным. Геология считает вероятным, что Африку с Индией когда-то соединяла суша, древняя страна Лемурия, которая позже была разломана и погрузилась на дно Индийского океана. Зондские острова между Азией и Австралией представляют обломки суши, которая прежде соединяла оба эти материка. Остров Сахалин когда-то составлял одно целое с соседним берегом Сибири, а теперь отделен от последнего проливом на месте опустившейся суши. Подобных примеров на земном шаре можно насчитать еще не мало.

 

Но можно возразить, что все эти примеры крупных провалов и погружений относятся к далекому прошлому, к периодам сильных движений горообразовательных процессов, а теперь мы живем в периоде покоя.

 

Поищем, не найдутся ли примеры таких провалов и погружений, свидетелем которых был уже человек, т. е. происшедших в современный период.

 

Первый подобный пример представляет упомянутое уже озеро Байкал в Сибири; на его берегах, на высоте до 500 м над современным уровнем воды, находят юные озерные отложения, доказывающие, что впадина окончательно углубилась, т. е. дно ее осело на глубину до 1000 м ниже уровня океана, уже в современный период и, может быть, уже на глазах первобытного человека.

 

Вспомним далее о загадочной Атлантиде, богатой и могущественной стране, большом острове атлантов, о котором так определенно повествует историк Платон со слов египетских жрецов, сообщая также подробности, которые выдумать нельзя. Можно спорить о том, где в точности находилась Атлантида, кто ее населял, какова была ее величина и т. д. Но что она существовала, была населена людьми и погибла, погрузилась в море после сильных землетрясений, — в этом трудно сомневаться.

 

Вспомним еще библейское сказание о городах Содоме, Гоморре, Адамии и Зебойим, которые в наказание за порочную жизнь их населения провалились, и на месте их образовалось Мертвое море. Как бы мы ни относились к Библии, но правдивая основа этого сказания несомненна; не может выдумать человек такие события, как провал суши с городами, если он не видел чего-либо подобного собственными глазами, хотя бы в лице отдаленных предков. Как уже указано, долина Иордана и Мертвого моря представляет грабен, конец длинного провала Красного моря; это установлено геологами вполне твердо. Южная часть Мертвого моря менее глубока и образовалась гораздо позже северной, уже во время существования неолитического человека, остатки которого найдены по соседству. Этот человек и был свидетелем провала, при котором, очевидно, погибли его поселения, находившиеся в этой местности, что и дало фактическую основу для библейского сказания.

 

Провал Эгейского и Мраморного морей, упомянутых выше в качестве ближайших к Крыму погрузившихся площадей пояса разлома, также закончился не так давно. Возле Галлиполи в юных морских осадках на высоте до 12 м над уровнем воды найден кремневый нож, доказывающий, что первобытный человек существовал здесь до окончательного сформирования провала. С этим согласуется и рассказ Диодора Сицилийского о том, что в Самотраке, местности на берегу Мраморного моря, некогда было огромное наводнение, от которого население спаслось на горах. Рыбаки вытаскивали сетями капители колонн, показывающие, что во время этой катастрофы погибли здания, сооруженные уже не первобытным, а культурным человеком.

 

Эти четыре примера крупных провалов относятся к седой древности и не засвидетельствованы записями очевидцев; поэтому можно возразить, что все это «мифология», а не факты. Но следовало бы помнить, что человеческие мифы не являются голыми выдумками; каждый из них, несомненно, имеет фактическую основу, приукрашенную при передаче из рода в род, но соответствующую тому, что отдаленные предки видели или испытали сами так или иначе.

 

Сомневаться в этом тем более нельзя, что мы знаем также ряд катастроф, связанных с землетрясениями, уже твердо зарегистрированными в истории.

 

В 373 г. до нашей эры на Ахейском берегу Греции во время землетрясения провалился город Хеликэ.

 

На озере Иссыкуль в средние века существовал остров; в XIV веке Тимур содержал на нем пленных; в XV в. один из эмиров построил крепость на острове Куй-суй в качестве убежища для своей семьи. Позже этот остров исчез, что можно поставить в связь с гибелью поселений на восточном и северном берегах озера, где под водой видны груды обожженного кирпича, кости, каменная баба. Волны выбрасывают здесь на берег кирпичи, глиняные черепки, медные сосуды, котлы, ножи, человеческие кости и черепа. Очевидно, катастрофа погружения произошла так быстро, что люди не успели спастись.

 

За последние 175 лет имеются сведения о следующих крупных и мелких провалах и погружениях, сопровождавших землетрясения.

 

В 1755 г. при страшном землетрясении, постигшем Португалию, в Лиссабоне моментально опустилась набережная с множеством людей, искавших на ней спасения от рушившихся зданий города. Глубина моря на месте набережной достигла 200 м.

 

В 1762 г. низменность Читтагонга и окрестности Дакка в Индии разбились многочисленными трещинами, из которых вода и грязь били фонтанами; после этого вся местность погрузилась в воду.

 

В 1783 г. в Мессине на о. Сицилии пристань погрузилась в море на 1 арш., а вся набережная наклонилась к морю, дно которого было изломано и стало глубже. На г. Оппидо образовался провал в 150 м длины и 60 м глубины.

 

В 1819 г. в низовьях р. Инд площадь в 15 000 кв. км погрузилась, превратившись в лагуну, а поперек древнего устья реки поднялся вал в 3 м вышины и 50 км длины.

 

В 1861 г. в Ахее в Греции, по соседству провалившегося г. Хеликэ, снова погрузилась в море площадь в 1,5 кв. км.

 

В 1862 г. 1 января, после сильных толчков 30 и 31 декабря, в дельте р. Селенги на озере Байкале вся Цаганская степь в 262 кв. км в короткое время погрузилась в воду; бурятское население спасалось на крышах юрт, пока не подоспела помощь, но весь скот погиб. Теперь на месте степи залив озера, глубиною до 3 м.

 

В 1868 г. возле Арики в Чили провалился город Катакаче и на его месте образовалось озеро.

 

В 1869 г. в Малой Азии провалился город Онлаг, на месте которого также образовалось озеро. В том же году в обширной дельте рек Ганга и Брамапутры в Индии погрузилась в море большая площадь.

 

В 1887 и 1911 г. во время сильных землетрясений в г. Верном в Туркестане на северном берегу озера Иссыкуля произошли разломы и опускания площадей до 3,5 км длины и 1,5 км ширины опускания местами достигли 4 м.

 

В 1889 г. на восточном берегу Иссыкуля берега Каракольского залива частью сползли уступами в озеро, частью совсем погрузились.

 

В 1899 г. в бухте Якутат в Аляске опускания и поднятия частей берега достигли 16 м вышины.

 

В 1908 г. в Мессине снова погрузилась в воду часть набережной.

 

В 1911 г. в Верном образовались отдельные провалы, например, в саду Рафинова.

 

В 1923 г. в Токио опустилась в море часть набережной; дно соседнего залива местами поднялось, местами опустилось.

 

В Калабрии в Италии, где часты сильные землетрясения, образующиеся провалы почвы достигают 1,5 км длины, 45 м ширины и до 60 м глубины; многие из них превратились в озера, которых насчитывают до пятидесяти.

 

Следовательно, провалы и погружения более или менее крупных площадей суши случаются при сильных землетрясениях, в особенности на берегах морей и озер. И в свете этих фактов мы имеем право отнестись с доверием к сказаниям о более крупных катастрофах подобного рода более далекого прошлого, каковы гибель Атлантиды, Содома и Гоморры, провал Мраморного и Эгейского морей. Может ли случиться что-либо подобное с Крымом?

 

Вспомним, что его южный берег оборван большой линией разлома, и значительная часть прежних Крымских гор погрузилась когда-то на дно Черного моря. Сильное землетрясение 11/12 сентября напомнило нам, что Крым находится в поясе разлома, и показало, что в этом районе снова произошли какие-то движения и смещения пластов в земной коре. Можно ли поручиться, что эти движения уже закончились, что они не возобновятся в более или менее близком будущем и не выразятся более крупными смещениями? Не может ли двинуться вслед за когда-то опустившейся в море частью Крымских гор еще новая более или менее широкая полоса их или, по крайней мере, отдельные площади Южного берега по новым трещинам, параллельным старому разлому?

 

Итак, поручиться, что более или менее крупная катастрофа в Крыму не произойдет, никогда никто не может. Но вероятность ее очень не велика, и опасаться ее нет достаточных оснований. В подтверждение этого приведем несколько примеров, понятных каждому здравомыслящему человеку. В каждом доме возможно возникновение пожара; но кто станет из-за этой возможности бросать свою квартиру и жить на улице, чтобы пожар не захватил его врасплох? В каждом городе и селе возможна катастрофа в виде сильного урагана, который снесёт крыши и даже стены домов; но вероятность его в большинстве местностей на земле настолько мала, что с нею никто не считается; даже в таких местах, где сильнейшие ураганы, тайфуны, представляют периодически повторяющиеся явления, как, например, берега Японии и Китая и восточный берег Северной Америки, население не покидает свои жилища, не эмигрирует, хотя время от времени испытывает последствия катастрофы. То же можно сказать и относительно разрушительных наводнений, от которых не застраховано ни одно поселение человека, расположенное на берегу реки. Гарантировано хоть одно поле от градобития, от налета саранчи? Конечно, нет, но следует ли из-за этой возможной опасности прекратить посев хлеба?

 

Хотя некоторые землетрясения сопровождались более или менее крупными погружениями или провалами, но мы знаем гораздо больше землетрясений в Италии, Закавказье, Малой Азии, Индии, Японии, Калифорнии, Мексике, Южной Америке и т. д., которые разрушали города, создавали трещины в почве, обвалы и оползни в горах, сопровождались гибелью многих тысяч людей, но не провалами. Между тем, все перечисленные страны, подобно Крыму, расположены в поясе разлома земной коры, т. е. провалы в них также возможны. Япония, например, представляет чуть ли не самую сейсмическую область земли; она трясется очень часто и сильно; она расположена рядом с одной из самых глубоких впадин дна Тихого океана и имеет гораздо больше основания бояться провала, возможности сползти целиком или частями в эту впадину. Но из-за этой возможности японцы не бегут со своих островов; они привыкли к землетрясениям. Может быть, и населению Крыма придется привыкать к этим движениям земной коры, если они начнут повторяться на полуострове столь же часто, как в Японии.

 

Землетрясения сопровождаются не только провалами и опусканиями почвы, но также противоположными явлениями, именно — поднятиями; подобные движения зарегистрированы в истории землетрясений. На Таврическом полуострове известны признаки сравнительно недавних поднятий в виде морских террас, т. е. отложений моря, теперь находящихся на большей или меньшей высоте над уровнем воды, например, возле Судака. Поэтому вполне возможно, что те движения в земной коре, которые выразились землетрясениями 26 июня и 11—12 сентября, будут иметь своим результатом новое небольшое поднятие всего Крыма или отдельных площадей. Это выяснят точные нивеллировки, которые будут произведены.

 

Но предположим, что когда-нибудь смещения в земной коре под Таврическим полуостровом достигнут таких размеров, что выразятся на земной поверхности опусканиями, провалами более или менее значительных площадей. Спрашивается, могут ли такие провалы произойти внезапно или, во всяком случае, очень быстро, подобно погружению Цаганской степи на озере Байкале или гибели селений на берегах Иссыкуля, так что люди не успеют спастись? На этот вопрос можно ответить отрицательно. В указанных и других подобных случаях провалов мы имеем дело с рыхлыми, юными отложениями, так называемыми наносами, созданными работой моря или рек. Такие рыхлые и более или менее пропитанные водой породы один сильный толчок легко может привести в движение, они расползаются по частям или сползают в воду или погружаются в подстилающие подобные же рыхлые и пропитанные водой наносы. Но южный берег Крыма состоит из довольно древних твердых пород, достаточно прочных; разрыв и смещение таких каменных масс требуют гораздо большей силы и времени.

 

Таким образом, хотя, в виду положения Крыма в поясе разлома и на окраине глубокой впадины Черного моря, нельзя отрицать возможность более или менее крупных смещений в земной коре в этой местности, но вероятность их очень незначительна, а вероятность того, что они произойдут внезапно и выразятся именно провалами, а не поднятиями, — еще меньше. Поэтому для паники, для бегства коренного населения Крыма нет никаких разумных оснований. Повторим, что больше оснований для паники, для эмиграции имеет население Японии, где редкое десятилетие проходит без более или менее разрушительного землетрясения, но японцы не бегут со своей родины.

 

Гораздо большую опасность для южного берега Крыма, опасность не возможную только, а вполне реальную, представляют оползни, обусловленные составом почвы южного склона Яйлы и деятельностью грунтовых вод. Землетрясение 11—12 сентября, создавшее много новых трещин в грубых наносах, залегающих более или менее толстым слоем на коренных породах, явится причиной новых оползней и возобновления старых, когда вода осенних, зимних и весенних дождей начнет проникать в почву. Оползни также вызывают повреждение или даже разрушение сооружений; поэтому в местностях, ранее страдавших от оползней, а также в тех, где образовались трещины благодаря землетрясению, необходимо установить постоянный надзор за состоянием почвы, чтобы своевременно обнаружить начинающиеся смещения и предупреждать население зданий, которым может угрожать опасность.

 

Значительные повреждения и разрушения зданий, обусловленные землетрясением, зависели, как оказывается, не от силы последнего, не особенно значительной, а, главным образом, от плохого материала сооружений и также от неустойчивости почвы. Поэтому на качество построек и на выбор более надежных участков почвы для крупных сооружений теперь должно быть обращено особенное внимание. Если нет достаточных оснований, чтобы бояться провала и бежать из Крыма, то нельзя сказать того же относительно возможности повторения более или менее сильных землетрясений. Возможно, что таковых снова не будет целых пять столетий, но возможно, что они будут происходить и в ближайшие годы.

 

Эта опасность более реальная, более вероятная, чем провал, с ней и только с ней нужно считаться

 

К содержанию книги: "Черноморские землетрясения 1927 года и судьбы Крыма"

 

Смотрите также:

 

Черное Море горело во время Крымского...  Апокалипсис Черного Моря  Крымское землетрясение.  Конец Света  Землетрясение в Крыму