Христианство

 

 

Когда были написаны евангелия

 

 

 

Каким временем можно датировать возникновение евангелий? Богословы поступают очень просто. Приняв в качестве не подлежащей критике предпосылки подлинность всех рассказов евангелистов, они датируют синоптические евангелия серединой I в. и только четвертое евангелие относят ко времени после разрушения Иерусалима, т. е. примерно к 80 г.

 

Следуя тому же «методу», они датируют и другие канонические сочинения. Таким образом, получается, что весь Новый завет был составлен не позже второй половины I в. Католические и православные теологи считают, что хронологический порядок новозаветных сочинений тот же, в котором они размещены в каноне; следовательно, евангелия были написаны раньше посланий, а последние — раньше Откровения Иоанна. Согласно их взглядам, наиболее древним из евангелий является евангелие от Матфея, затем следует евангелие от Марка и т. д.

 

Научная критика полностью разрушила всю эту церковную схему, исходящую фактически только из стремления во что бы то ни стало сохранить в неприкосновенности каждую букву Нового завета. В действительности, как мы видели выше, древнейшим евангелием является евангелие от Марка, а не от Матфея.

 

Еще основатель тюбингенской школы Ф. X. Баур обратил внимание на то, что новозаветные послания были написаны раньше евангелий. Вскоре после этого ученые установили, что основная часть Откровения Иоанна была составлена в 68 г. н. э. и что, следова- только, именно оно является одним из наиболее ранних христианских писаний. Так постепенно выяснялось, что в действительности хронологический порядок новозаветных сочинений не имеет ничего общего с церковной традицией и что, в частности, евангелия являются одной из наиболее поздних частей Нового завета.

 

Исследования, большая часть которых связана с трудами представителей тюбингенской школы, показали, что ортодоксальная догма христианства возникла довольно поздно и никоим образом не может считаться аргументом в пользу той или иной датировки христианских сочинений. Для этой цели требовалось найти какие-нибудь критерии вне новозаветной литературы. Таковыми практически оказались точно датируемые сочинения отдельных христианских апологетов и еще более достоверные данные папирусных находок.

 

Наиболее ранним автором, упоминающим об евангелиях (не называя самого термина), является христианский апологет и философ Юстин. Большая часть его произведений дошла до нашего времени. Он писал вскоре после 150 г. Однако Юстин еще не знает новозаветных евангелий; он говорит лишь о Воспоминаниях апостолов. Зато он ссылается на Изречения Иисуса, состоявшие, по его словам, «из кратких и необширных поучений», что, само собой разумеется, никак не соответствует зачастую пространным рассказам евангелистов.

 

Впервые поименно о четырех канонических евангелиях говорит Ириней. Весь тон, в каком говорится об определенных канонических евангелиях и у Иринея и в несколько более позднем так называемом фрагменте Мура- тори равным образом как умолчание о них у Юстина, свидетельствуют о том, что евангелия не могли быть составлены раньше середины II в. Кроме того, многие еретические группы считали подложными те или иные канонические евангелия, в частности евангелие от Иоанна. Ввиду того, что ереси II в., как правило, выступали в защиту идей первоначального христианства, от которого отходила формирующаяся епископальная церковь, их выступления против подлинности тех или иных сочинений правильно расцениваются в науке как аргумент в пользу более поздней датировки последних. Таковы соображения, заставляющие считать канонические евангелия одной из поздних частей Нового завета. Как будет показано ниже, указанная датировка евангелий подтверждается и папирологическими памятниками.

 

Деяния апостолов, следующие в каноническом тексте Нового завета сразу за четырьмя евангелиями,— это рассказ о проповеди христианства среди иудеев и язычников апостолами («учениками христовыми») Петром и главным образом Павлом. Ввиду того, что это сочинение является как бы непосредственным продолжением евангелий, католические богословы датируют его серединой I в. Однако такая датировка также не выдерживает ни малейшей научной критики. О Деяниях апостолов, как и вообще о Павле, Юстин не говорит ничего. Фантастическая картина молниеносного распространения христианства в странах восточного Средиземноморья в середине I в. не подтверждается никакими достоверными источниками. Деяния апостолов в основной своей части представляют явный пересказ 14 различных посланий, приписываемых апостолу Павлу, которые равным образом включены в канон. Так как эти послания были привезены в Рим современником Юс тина, Маркионом, около 140 г. и далеко не сразу были приняты местными христианами, то, несомненно, что и Деяния не могли быть составлены раньше середины, а вернее всего — второй половины II в. Рисуемая в Деяниях апостолов картина широкого распространения новой религии во всем восточном Средиземноморье может более или менее соответствовать лишь второй половине II в., но никак не I в. н. э.

В состав 14 посланий апостола Павла входят послания к римлянам, коринфянам, галатам и т. д. Во всех этих произведениях нет еще евангельского жизнеописания Иисуса, но все же о нем повествуется, как о боге, воплотившемся в человека. Иисус здесь приобретает некоторые человеческие черты: он рожден от женщины и претерпевает муки. Лейтмотивом этих посланий является мысль, что смерть Иисуса — это жертва, искупившая грехи человечества.

 

Все же в этих посланиях ни разу не упоминаются многочисленные подробности евангельского мифа о Христе. Ф. Энгельс считал, что послания Павла, «по крайней мере в их теперешнем виде, написаны по меньшей мере на 60 лет позднее «Откровения»...»   Характерно, что многие противники ортодоксальной церкви во II в. отвергали послания Павла. Это, согласно Евсевию («Церковная история», III, 27; IV, 29), касается эбионитов и севериан; об этом же говорит и Ириней. Как упоминалось выше, даже ортодоксальный Юстин тоже умалчивает о Павле. Недаром глава протестантских теологов А. Гарнак более 30 лет тому назад вынужден был признать, что римские христиане в конце I и начале II в. не знали о посланиях Павла.

 

Древнейшим из всех канонических произведений является помещенное в конце Нового завета Откровение Иоанна. Автор его знает только семь малоазийских христианских общин. В этом сочинении упоминается имя Иисуса, который, по-видимому, равнозначен упомянутому здесь же Агнцу, не имеющему ничего общего с евангельским богочеловеком. Агнец имеет «семь рогов и семь очей» (V, 6); он «заклан от создания мира» (XIII, 8). В отличие от прочих новозаветных писаний, следующих принципу «кесарево кесарю», Откровение бурлит непримиримой ненавистью к «великому городу, царствующему над земными царями» (XVII, 18), и предрекает ему, т. е. Риму, гибель в ближайшем же будущем.

 

Основная часть Откровения составлена непосредственно после свержения Нерона, около 68 г. н. э., и, таким образом, является наиболее древней частью Нового завета. Важно отметить, что в этом древнейшем христианском произведении нет ни слова о богочеловеке евангелий. Все содержание Откровения резко отличается от евангелий и посланий, а его язык и стиль, в отличие от других новозаветных сочинений, изобилуют заимствованиями из древнееврейского и арамейского языков. Все эти обстоятельства были ясны и для отцов церкви; недаром именно по поводу Откровения еще в IV в. (Евсевий, ук. соч., VII, 25 и др.) шли ожесточенные споры, следует ли включать его в число «боговдохновенных» писаний. Впоследствии и

 

Лютер п Цвингли считали, что Откровение было включено в канон ошибочно.

Таким образом, хронологический порядок новозаветных писаний фактически противоположен порядку, принятому церковью. Древнейшим из них является Откровение Иоанна (около 68 г.), затем следуют послания (первая половина II в.). Лишь около середины II в. были составлены четыре канонических евангелия. Наконец, последней из новозаветных книг следует считать Деяния апостолов. Такой хронологический порядок является, пожалуй, единственно возможным, если исходить не из церковной легенды о богоздохновенности канона, а из содержания твердо датируемых сочинений Юстина и Ири- нея и папирусных данных.

 

Установление хронологической последовательности новозаветных писаний имеет первостепенное значение для изучения истории раннехристианских общин и особенно эволюции христианской идеологии. Но все же следует иметь в виду, что данная хронологическая схема указывает лишь время составления новозаветных произведений. Многократные переделки текста отдельных сочинений продолжались очень долго, по крайней мере вплоть до IV в.

 

Яркой иллюстрацией обычных в то время подделок в христианской литературе является приведенное Евсевием («Церковная история», IV, 23) высказывание одного из христианских писателей: «Желали братия, чтобы я писал послания, и я писал; но апостолы диавола наполнили их плевелами: одно уничтожили, другое прибавили». Упомянутый выше Ириней счел даже нужным обратиться к будущим переписчикам своей книги с заклинанием: «Пересмотри свой список и тщательно выправь его по этому подлиннику, с которого ты списывал; перепиши также и сие заклинание и внеси его в твой список» (там же, V, 20). Характерно и то, что Евсевий включил оба эти высказывания христианских апологетов в свою «Церковную историю». Показательный для практики обычных тогда фальсификаций и извращений спор приводится в датируемом II в. послании Игнатия филадельфийцам (гл. VIII): «Я слышал от некоторых слова: «если не найду в архивах то не поверю написанному в евангелии». А когда я говорил им, что написано, то отвечали мне: «надо доказать». Даже в каноническом тексте Нового завета сохранились предостережения от обычных в то время искажений писаний. Так, сочинитель Откровения Иоанна (XXII, 18 сл.) заявлял: «...если кто приложит что к пророчествам сей книги, на того наложит бог язвы, о которых написано в книге сей. И если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей». Подобные предостережения и заклинания можно найти и в других раннехристианских сочинениях. Очевидно, все это мало помогало. Необходимость борьбы с ересями заставляла неоднократно менять и «очищать» текст канонизированных писаний от различных еретических положений.

 

Общепринятый ныне греческий текст Нового завета восходит к сохранившимся двум кодексам середины IV в.: Ватиканскому и почти одновременному с ним Синайскому. Первый из них хранится в Ватикане. Текст этого кодекса был опубликован лишь в самом конце прошлого столетия. Синайский кодекс, найденный в монастыре на горе Синай в 1859 г., ныне находится в Британском музее. Оба эти кодекса были составлены в Александрии египетской и восходят к упомянутой выше гесихиевой редакции текста Нового завета.

 

Относительно недавно, в 1931 г., был обнаружен древнейший папирусный текст посланий Павла и некоторых других новозаветных и ветхозаветных сочинений Этот папвдрусный кодекс датируется временем около 200 г., следовательно на полтора века раньше Ватиканского и Синайского кодексов. Важно указать, что текст найденного папируса был написан вскоре после составления самих посланий. Характерно, что расположение посланий в этом папирусном кодексе отличается от канонического; Послание к евреям следует сразу же после Послания к римлянам.

 

В папирусном кодексе отсутствуют все так называемые пастырские послания (I и II к Тимофею, к Титу и к Филимону), содержание которых, как будет показано, во многом отличается от ранних и средних посланий Павла. Кроме того, папирусный текст во многих местах расходится с каноническим; притом, наряду со стилистическими изменениями и описками, имеются расхождения, вызванные догматическими соображениями. Редакторы канонического новозаветного текста стремились очистить послания от формулировок, признанных церковью еретическими.

 

Во вторую группу христианских источников, особенно второй половины II в., входят сочинения апологетов Юсти- на, Татиана, Афинагора, Иринея и других авторов. Они датируются с достаточной точностью. К тому же их труды в значительно меньшей степени подвергались всякого рода переработкам, чем канонизированные евангелия и послания. Это дает основание отнестись с несколько бблыпим доверием к тексту сочинений ранних апологетов. До нас дошло довольно большое количество их произведений.

 

Упомянутый раньше, в связи с вопросом о датировке евангелий, Юстин получил, по-видимому, некоторое философское образование; отсюда и его прозвище «Юстин- философ». От него сохранились три подлинных сочинения: «Апологии» (первая и вторая) и большой «Разговор с Трифоном иудеем». Кроме того, ему приписывается ряд подложных трудов. В апологиях, обращенных к императорам Антонину Пию и Марку Аврелию, Юстин настаивает на том, что христиане могут подлежать суду только за свои конкретные проступки, а не «за имя», т. е. не следует их судить за то, что они являются христианами. Попутно он излагает основы христианского вероучения и дает интересные сведения о внутренней жизни и организации общин верующих. В «Разговоре...», впервые в христианской литературе, Юстин пытается обосновать миф об Иисусе как мессии при помощи соответствующим образом препарированных и интерпретированных цитат из ветхозаветных пророков. Основное значение работ Юстина состоит в том, что они являются древнейшим памятником христианской апологетики. Они, по крайней мере «Апологиг», были написаны до 160 г. Выше указывалось, что Юстин не знает еще новозаветных евангелий, а говорит только о Воспоминаниях апостолов. Из канонических сочинений он называет только Откровение Иоанна.

 

Второй апблогет, Татиаи, был учеником Юстина и писал в третьей четверти II в. От него сохранились два сочинения: «Речь против эллинов» и «Диатессарон». В первом он резко критикует греческую культуру, в частности философию, считая ее заимствованием от соседних «варварских» народов. Татиан осуждает всех греческих философов, включая Платона, учение которого весьма высоко ценил еще Юстин. Все мало-мальски ценное в греческой философии, по мнению Татиана, восходит к ветхозаветным писаниям. «Диатессарон» (буквально: «по четырем») — сводное евангелие, составленное на основании четырех канонических. Оно дошло до нас в сирийском, арабском, латинском и армянском переводах. В 1934 г., во время раскопок в Дура-Европос (город на р. Евфрат), был обнаружен довольно большой отрывок из «Диатессарон» на греческом языке, датируемый временем не позже 254 г. В этом евангелии Татиан опустил родословную Иисуса и другие места, где утверждается, что Иисус был потомком иудейских царей. «Диатессарон» пользовался большой популярностью на востоке и считается до сих пор официальным евангелием сирийской церкви. Еще в V в. один из епископов изъял в своей епархии целых 200 экземпляров татиановского евангелия, заменив их каноническими текстами. Учение Татиана во многом отличалось от официальной церковной догмы. Он был представителем одной из христианских сект — энкратитов (воздерживающихся), склонных к аскетизму. В частности, Татиан отвергал брак, осуждал прием в пищу мяса и вина.

 

Учеником Юстина был и третий апологет — Афинагор, афинянин. Его «Прошение о христианах», составленное около 180 г., развивало в обшем те же положения, что и «Апологии» Юстина. Афинагор также возражал против осуждения христиан за «имя» и подчеркивал значительно сильней, чем Юстин, политическую благонадежность христиан. Он заявлял: «Мы молимся за вашу (императора Марка Аврелия и его сына Коммода.— Я. Л.) власть, чтобы сын наследовал от отца царство и чтобы ваша власть более и более утверждалась и чтобы все вам были покорны» («Прошение...», 37). Основная часть его сочинения посвящена опровержению обычных по адресу христиан обвинений в безбожии, кровосмешении и убиениях младенцев.

 

Наиболее значительным христианским писателем II в. был епископ Лугдуна (ныне Лион, во Франции) Ириней. Около 180 г. он написал большую книгу в пяти частях об ересях — «Обличение и опровержение лжеименного знания». Текст этой работы, дошедший до нашего времени в латинском переводе, имеет важное значение для воссоздания истории раннего христианства и, в частности, церкви. В отличие от сочинений Юстина, Татиа-на и других апологетов, Ириней останавливался главным образом на различных отклонениях от формирующейся церковной догмы. Он также перечислял основные, считавшиеся уже тогда «боговдохновенными», евангелия и послания и составил хронологические списки епископов Рима и других городов. Таким образом, у Иринея мы имеем первую, правда, не систематическую и в очень многом легендарную и вымышленную историю христианства. «Церковная история» Евсевия во многих местах представляет собой простой пересказ сочинения Иринея.

 

Обилие христианских источников, датируемых II в.,— сюда, как мы видели, относятся почти все канонические сочинения и довольно большое число сочинений христианских апологетов,— позволяет надежно определить эволюцию христианской идеологии и церкви лишь в этом столетии, притом начиная с его середины. Что же касается выводов о более раннем периоде христианства, в частности о его возникновении, то они всегда будут требовать комплексной проверки всеми имеющимися в нашем распоряжении источниками. Кроме того, далеко не все важные вопросы возникновения христианства освещены в источниках с достаточной обстоятельностью. Наконец, во всех этих сочинениях история христианства излагается с богословской точки зрения. Это не историческая, а прежде всего назидательная литература. В ней очень много умолчаний и, главное, искажений. Все эти обстоятельства следует иметь в виду и в отношении церковной литературы III в.

 

Со времен Тертуллиана и Климента Александрийского количество христианских источников значительно увеличивается. К сочинениям христианских писателей III в. полностью относится сделанное выше замечание о сочинениях II в. Они чрезвычайно важны для изучения эволюции церковной догматики, борьбы с ересями, отношений между церковью и государством, и, наконец, столкновений отдельных течений внутри христианства. Вместе с тем к свидетельствам христианских писателей III и начала IV в. о времени и условиях возникновения христианства и о его распространении вплоть до середины II в.следует относиться весьма критически, так как все они излагали историю первого века существования христианства только согласно канону. Все же ввиду того, что христианские сочинения начала и даже середины II в. дошли до нас далеко не полностью, мы вынуждены критически использовать и сообщения тех авторов III в., в распоряжении которых были писания предыдущих авторов.

 

 

К содержанию книги: ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

 

 Смотрите также:

 

Апокрифы. Ранние евангелия. Иудея

евангелия, как и новозаветные, в оригинале имели названия по. апостолам, от имени которых они были написаны, но восстановить эти.
Но взгляды, отраженные в. запрещенных евангелиях, были когда-то свойственны. всем первым почитателям мессии Иисуса.

 

ПЕРЕСОПНИЦКОЕ ЕВАНГЕЛИЕ. Книга Присяги президентов...

В Дворце было написано первое Евангелие — от Матвея и
Любопытно, что среди легиона исследователей Пересопницкого Евангелия «знайшовсь-таки один козак», который считал уместным называть Книгу следующим образом: «Евангелие княгини Жеславской».

 

Остромирово Евангелие. Посадника Остромира. Древнейшая...

Основной текст «Остромирова Евангелия» выполнен одним стилем и одним почерком, то есть почерком писца-каллиграфа диакона Григория.
Но первые 23 страницы написаны в совершенно ином стиле.