Христианство

 

 

Сенека о рабстве и равенстве. РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОЗНЫЕ КУЛЬТЫ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

 

 

 

Образование империи ознаменовало собой не только начало нового этапа экономического развития Средиземноморья, по одновременно привело к важному сдвигу в политической жизни римской державы. После окончившейся неудачей попытки Цезаря установить открытую диктатуру его наследник император Октавиан Август стремился сохранить по крайней мере внешнюю оболочку республиканских порядков. Все учреждения республики — выборность магистратов (чиновников), сенат, даже собрания граждан — продолжали существовать и в первое время императорского режима; однако реального значения они не имели. Фактическая власть находилась в руках императоров, опиравшихся на армию и использовавших всеобщее стремление имущих слоев империи к миру.

 

Бурная, напряженная политическая жизнь последнего века республики постепенно уступила место новым общественным настроениям. В верхах общества отход от активной политической деятельности сопровождался, с одной стороны, прославлением всяческих «благодеяний» императоров, стремлением к чиновнической карьере, к обогащению; с другой стороны, среди этих же слоев населения растет безразличие к общественной деятельности, отчетливо проявляется тенденция к уходу в личную жизнь, возникают новые религиозно-философские системы, характеризующиеся презрением к политическим делам.

 

Установление императорского режима вызвало не менее серьезные сдвиги и в настроениях широких масс. Ввиду того, что власть класса рабовладельцев временно укрепилась, а в странах, завоеванных Римом, фактически прекратилась самостоятельная политическая жизнь, в массах стали распространяться религиозно-мистические настроения. В I в. н. э. на всей территории империи заметно растет влияние различных восточных религиозных культов и усиливаются мессианистические тенденции. Надежды на улучшение тяжелых условий жигни стали связываться уже не с борьбой масс, а с пришествием ниспосланного свыше спасителя, который сам установит на земле царство божье. В I в. только на далеких окраинах державы,— в Иудее, Галлии, в северо-западной Африке,— там, где еще не были окончательно утрачены надежды на победу в вооруженной борьбе, происходили серьезные вспышки народно-освободительных движений. Но и они в то время еще относительно легко подавлялись римскими легионами.

 

Настроение части высших слоев римского общества, оказавшее немалое влияние на формирование и развитие христианской идеологии, нашло яркое выражение в сочинениях Сенеки. Сенека был стоиком — представителем той философской школы, от которой многое заимствовал живший несколькими десятилетиями раньше Цицерон. Тем более характерно различие в политических взглядах этих двух крупнейших представителей римской философской мысли. Цицерон всегда выступал за активное участие в общественной жизни. Его волновали политические конфликты и столкновения в столице и на окраинах государства, он выдвигал определенную программу переустройства республики. Большая переписка Цицерона наглядно свидетельствует, сколь бурно он реагировал на текущие политические события.

 

До нас дошло большое количество сочинений Сенеки, в том числе и его писем. Хотя Сенека был воспитателем будущего императора Нерона и даже одно время стоял у кормила власти, он не проявлял ни малейшего желания участвовать в политической жизни. Он заявлял, что вести судебные процессы, участвовать в политических интригах и писать прошения — худшая участь для человека. Мудрец, хоть и обязан трудиться для родины, но должен стремиться лишь к самоусовершенствованию, размышлять о божественном и вести тихую, созерцательную жизнь.

 

Даже в ранних произведениях Сенеки, в его «Утешениях», провозглашается бренность земной жизни и настойчиво проводится мысль о том, что смерть является величайшим благом. Он заявляет, что умершие праведники возносятся на небеса и ведут там блаженное существование. Основа человеческой мудрости в этом бренном мире, единственное средство жить счастливо — это покорность судьбе. Борьба против ее превратностей — дело, не достойное истинно мудрого человека.

 

Исходя из представления о неотвратимобти ftcefro, ч*г6 несет с собой рок, Сенека приходит к важному, до того необычному для римского общества выводу о равенстве всех людей, в том числе и рабов, перед лицом судьбы. Он пишет: «Все люди одинаковы по существу, все одинаковы по рождению... У всех нас общий родитель — мир... Природа велит нам приносить пользу всем людям — все равно, рабы они или свободные, свободнорожденные или вольноотпущенники» («О счастливой жизни», 24). В одном из «Писем к Луцилию» (№ 47) Сенека как бы продолжает ту же мысль: «Они — рабы. Но они люди. Они рабы. Но они сожители по дому. Они рабы. Нет, они товарищи по рабству, если только подумаешь, что судьба одинаково властна над нами обоими». В этих призывах относиться к рабам, как к людям, определенную роль играли, понятно, и страх рабовладельца перед массами рабов.

 

Само собой разумеется, Сенека и в мыслях не имел отказываться от труда рабов, подобно тому как, несмотря на горячие выступления против стяжательства, он путем всяческих интриг и пресмыкательства накапливал громаднейшее состояние. Но важно все же отметить, что он, пусть даже в абстрактно-философских рассуждениях, выдвигает тезис равенства всех людей перед судьбой или богом. Этот тезис был впоследствии развит идеологами христианства. С приведенными рассуждениями Сенеки полностью перекликается христианское изречение, приписываемое апостолу Павлу: «Все мы одним духом крестились в одно тело, иудеи или эллины, рабы или свободные» (I Кор., XII, 13).

 

Показательно и то, что как у Сенеки признание равенства всех людей перед богом не вело к требованию освобождения рабов, так и христианство ограничивалось провозглашением этого принципа на словах и отказывалось от его осуществления на деле. И Сенека и идеологи христианства мыслили равенство людей лишь как равенство перед богом и не делали отсюда никаких практических выводов.

 

В своих последних работах Сенека высказывает мысли, являющиеся, по существу, развитием приведенных выше положений, но в корне противоречащие классическому античному мировоззрению. Основой последнего был местный, полисный патриотизм. В произведении «О досуге» (этому понятию римляне придавали не только значение «отдыха», но и «времени, свободного от общественных дел») Сенека проводит различие между «большим и меньшим государством».

 

Первое «включает богов и людей; в нем взор наш не ограничен тем или иным уголком земли, пределы нашего государства мы измеряем движением солнца; другое — это то, к которому нас приписала случайность рождения. Оно может быть афинским или карфагенским или связано с еще каким-нибудь городом; оно касается не всех людей, а только лишь определенной их группы» (гл. IV). Задача мудреца состоит в том, чтобы служить прежде всего большему государству.

 

В этих словах Сенеки нет ни капли симпатии к полисному патриотизму. Больше того: нет здесь симпатии и к патриотизму имперскому. «Большее государство» Сенеки, управляемое праведниками,— это, разумеется в теории, весь род человеческий. Эта идея Сенеки была подхвачена и развита принципиально отрицающим значение этнических и социальных различий христианством. Здесь она приняла форму «вселенской церкви» и «царства божьего».

 

Близость идей Сенеки и посланий, приписываемых Павлу, бросалась в глаза многим идеологам христианства. Недаром Сенеку,— впрочем, наравне с Гераклитом и Сократом,— ранние христианские писатели часто называют «нашим» (Тертуллиан и др.). В дальнейшем церковные авторы сделали еще один шаг и превратили Сенеку в одного из отцов церкви. Блаженный Иероним (IV—V вв.) прямо относит его к христианским писателям, причем ссылается на так называемую переписку Сенеки с Павлом. Эта фальшивка дошла до нашего времени. На явно подложный характер этой переписки указывает следующее: Сенека и Павел обмениваются комплиментами, спрашивают друг друга о состоянии здоровья; Сенека проповедует христианство не только своему другу Луцилию, но даже Нерону и т. д. Несмотря на несомненную подложность этой переписки, все же от случая к случаю вплоть до недавнего времени церковники выступали со статьями, в которых пытались доказать подлинность этой заведомой фальшивки

 

Как видно из сказанного, теологические, а во многом и социально-политические взгляды Сенеки предвосхищали ряд основных положений христианской идеологии. Следует, однако, подчеркнуть, что философия Сенеки выражала идеологию части высших кругов римского общества, в то время как христианство, по крайней мере первоначальное, вербовало сторонников прежде всего в общественных низах. Это коренное различие заставляло идеологов новой религии зачастую не просто заимствовать многое из произведений римского стоика, но и перерабатывать его положения соответственно чаяниям их аудитории.

 

 

К содержанию книги: ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

 

 Смотрите также:

 

Августин Блаженный. Признание христианства государственной...

§ 4. Зарождение теократических доктрин. Августин Блаженный. Признание христианства государственной религией не исключало того...

 

Предисловие

славян дала много нового в сфере идеологических представлений.
религия прадедов достигла своего апогея. С принятием христианства.

 

4.Политико-правовые идеи раннего христианства

Видным выразителем официальной христианской доктрины и политической идеологии христианства в это время был Аврелий Августин.