РУССКАЯ ИСТОРИЯ

 

 

Закрытие кабаков и запрет продавать водку при царе Михаиле

 

Быстрый рост населения во второй половине XVII века* привел к тому, что обычного количества водки не хватало, ее приходилось закупать за границей, на Украине и в Лифляндии, чтобы царские кабаки могли удовлетворить спрос; при таких условиях выгоднее оказывалось перегонять хлеб в водку, нежели торговать им.

 

Любопытно, что питейную монополию уже в то время оправдывали интересами народной трезвости.

 

"Великий князь Михаил Федорович, - говорит Олеарий, повторяя, конечно, то, что ему самому рассказывало московское чиновничество, - который сам был человек очень трезвый и враг пьянства, видя, что невозможно уничтожить совершенно этот порок, сделал в свое время несколько распоряжений, чтобы его обуздать: было предписано закрыть кабаки, и под строгим наказанием запрещено продавать водку, мед и другие крепкие напитки без царского позволения, и в других местах, кроме как в привилегированных трактирах, где продают только шкаликами и штофами, и где нельзя пить".

 

Чиновники уверяли Олеария, что результаты получились очень хорошие, но этому противоречили улицы, усеянные пьяными, в этом отношении монополия XVII века ничем не отличалась от монополии XIX - XX веков.

 

Но они имели сходство и в другом отношении: доход казны от "привилегированных трактиров" - от царева кабака, другими словами, - был огромный; тот же Олеарий сообщает, что таких "привилегированных" заведений было более тысячи, причем это отнюдь не были мелкие лавочники: три новгородских кабака отдавались на откуп за 12 000 талеров - более ста тысяч золотых рублей.

 

А это было еще в середине царствования того самого Михаила Федоровича, который так заботился о народной трезвости, когда Россия только что оправлялась от Смуты. Коллинс, придворный врач царя Алексея, уверяет, что были отдельные кабаки, сдававшиеся за 10 и даже за 20 тысяч рублей тогдашних (до 500 тысяч золотом).

 

Так что цифра кабацких доходов, которую приводит Котошихин - 10 000 рублей в год, - является очень скромной и объясняется тем, что Котошихин, как он и сам замечает, принял в расчет лишь тот район винной монополии, который ведался в "Новой четверти", а кабацкие деньги собирали и Большой дворец, и Хлебный приказ и, вероятно, всякий другой приказ в тех городах, которыми он специально заведовал**.

 

     

 

 

К содержанию книги: Покровский: "Русская история с древнейших времён"

 

Смотрите также:

 

Реформы Петра I  Эпоха Петра  Петр Первый  Реформы Петра Первого  Петр Алексеевич  Судебная реформа Петра  юность Петра 1