ЖИЗНЬ ПРУДА

 

 

Рачки дафния, циклопы, лептодора

 

Еще недавно чистая поверхность воды стала зеленоватой. С каждым днем вода зеленеет сильнее. Мало того, она как будто густеет.

 

Пруд «зацвел».

 

Иной раз вода «цветет» так сильно, что в ней даже простым глазом можно заметить множество зеленовато бурых частиц. Они то и вызвали зеленоватую окраску воды, «цветение» пруда.

 

Эти крохотные частицы – сине зеленые водоросли. В них есть красящие вещества – зеленый и синеватый пигмент. Одна из таких водорослей так и называется «водоросль цветения воды», и она по праву носит свое название.

 

Рассмотреть эту водоросль можно только в микроскоп. Тогда увидишь комочек слизи, а внутри него переплетающиеся между собой тонкие ниточки. Слизь выделяется этими ниточками.

 

В хорошо прогретой солнцем воде эта водоросль размножается делением очень быстро. Так быстро, что в короткий срок может превратить воду в жидкую кашицу.

Становится прохладнее вода, и водоросль образует споры.

 

У спор толстая оболочка, и они не погибнут ни от холода, ни от сухости, ни от недостатка кислорода. Лежа на дне, споры словно ждут хороших дней: тогда из споры выходит клетка водоросли. Водоросль растет.

 

Цветет вода и при сильном размножении зеленых и некоторых других микроскопически малых водорослей. А при сильном размножении зеленых нитчатых водорослей в воде плавают комья зеленой «тины».

 

Иной раз вода в небольшом пруду, а то и просто в канаве с застоявшейся водой – красноватая. Подойдешь, а в воде толкутся тучи красноватых или желтых «точек». Они не так уж малы: многие из них с просяное зернышко величиной. Это водяные блохи, они же дафнии.

 

Туловище рачка прикрыто двумя прозрачными створками, словно одето раковиной. Назади эта раковина вытянута в шип. Спереди видна голова с большим черным глазом и, главное, с длинными, усаженными щетинками, двуветвистыми усиками. Дафния все время взмахивает ими – она словно машет руками. Взмах усиков – и рачок как бы прыгает: так резко он продвигается вперед и вверх. Затем рачок раздвигает усики и парит в воде, медленно опускаясь вниз. Новый взмах усиков – новый прыжок.

 

 

Круглые сутки дафния взмахивает усиками, круглые сутки она «толчется» в воде. Лишь ослабевшая, умирающая, она ляжет на дно. Здоровая дафния дна не знает.

 

Раковинка панцырь так прозрачна, что сквозь нее видны внутренние органы дафнии, видно, как бьется у нее сердце.

 

На спине рачка видна полость, а в ней – яйца. Это выводковая камера. По паре яйцеводов созревшие яйца попадают сюда из яичников. Яйца развиваются быстро, и вскоре из камеры выходят молодые дафнии: на заднем конце камеры есть щель. Через неделю полторы после выхода из яйца дафния уже взрослая и начинает размножаться.

 

Летом каждая дафния с камерой. Камера – признак самки. А самцы? Обычно их нет.

Яйца у самки не оплодотворены, а из таких неоплодотворенных яиц летом обычно развиваются только самки же.

 

Одно поколение самок следует за другим. Развиваются дафнии очень быстро, и за лето сменится много поколений.

 

Что ж удивительного в том, что иной раз вода кишит дафниями. Ведь возможное потомство одной самки в течение лета исчисляется сотнями миллионов. Конечно, эти миллионы получаются на бумаге: в природе огромное количество дафний погибает, не успев дать потомства.

 

Но все же много тысяч внучек окажется в течение лета у самки, отложившей весной первые яйца.

 

К осени из части неоплодотворенных яиц развиваются самцы. Теперь у самок появляются оплодотворенные яйца. Это особые яйца. Их называют покоящимися или зимними. Обычно их бывает не больше двух, и они защищены общей прочной оболочкой – лежат в «седлышке». Седлышко образуется из спинной части раковины: створки здесь твердеют и темнеют. Когда дафния линяет, седлышко с яйцами отделяется от раковинки. В нем есть ячейки с воздухом, и оно всплывает на поверхность. Впрочем, у некоторых видов дафний седлышки, наоборот, тонут и опускаются на дно.

 

Покоящиеся яйца дафнии очень стойки. Они вмерзают в лед, не погибают при высушивании. Могут лежать на дне в иле, богатом сероводородом. Этот газ очень ядовит, но яйца остаются живыми.

 

Так лежат покоящиеся яйца до тех пор, пока не наступят условия, благоприятные для их развития. А условия эти – тепло и, конечно, влага. Потеплела весной вода – в яйцах начинают развиваться зародыши. Появится вода в высохшем до пыли водоеме – яйца «проснутся».

 

Вышедший из покоящегося яйца рачок – самка. Из ее неоплодотворенных яиц развиваются тоже самки… Начинается ряд поколений самок.

 

У некоторых видов дафний покоящиеся яйца появляются не только осенью. Ухудшатся условия среди лета, и в числе молодых дафний оказываются и самцы. Так бывает как раз у самых обычных наших дафний, живущих в мелких водоемах. Начала пересыхать лужа или канава – появляются самцы и покоящиеся яйца. Из яиц вскоре же могут выйти самки, которые начнут откладывать неоплодотворенные яйца. У некоторых же видов дафний самцы появляются всегда лишь к осени.

 

Покоящееся яйцо – защита от неблагоприятных условий жизни. Начинают ухудшаться условия жизни, и появляются самцы, появляются покоящиеся яйца. В мелких водоемах, в лужах, канавах условия существования более изменчивы, чем в озере или в большом пруду. И здесь дафнии чаще оказываются «накануне ухудшения». Покоящееся яйцо легко переносит такие неблагоприятные условия, которых не выдержит сама дафния.

 

Пища дафний – мельчайшие органические частицы, мельчайшие организмы: бактерии, инфузории, микроскопические водоросли. Грудные ножки дафнии беспрестанно в движении: они делают до трехсот взмахов в минуту. Эти движения создают непрерывный ток воды внутри раковинки. Ток воды несет кислород и пищу. По брюшному желобку пищевые частицы продвигаются вперед: к голове, ко рту.

Там, где вода большого пруда или озера свободна от зарослей растений, можно найти лептодору. Этот рачок гораздо крупнее дафнии – в нем до сантиметра длины. На дафнию он совсем не похож, и лишь по длинным двуветвистым усикам, которыми взмахивает лептодора, узнаешь в ней родню дафний: и дафнии и лептодора принадлежат к ветвистоусым  рачкам.

 

Тело лептодоры узкое и сильно вытянутое, и она прозрачна. Так прозрачна, что ее едва заметишь в воде. Ее усики густо усажены щетинками; мышцы усиков развиты очень сильно. Раковинки у лептодоры нет: от нее сохранилась лишь выводковая камера на спине.

 

Лептодора – хищник. Ее грудные ноги превратились в хватательные органы. На них нет жаберных придатков: рачок дышит кожей.

 

Паря в воде, лептодора подстораживает добычу – мелких рачков. Сильный взмах усиков – и хищник бросается вперед, хватает рачка ногами.

 

Образ жизни у лептодоры иной, чем у дафнии, и она – иная. Хищник бросается на добычу – и усики лептодоры развились в могучий орган движения. Округлое тело, заключенное в раковину, не позволяет делать быстрые броски: тело лептодоры сильно вытянулось, раковинка исчезла. Добычу нужно схватить – ноги лептодоры изменились, стали хватательными.

 

На середине же пруда или озера можно найти немало и дафний. Они держатся то в верхних слоях воды, то опускаются поглубже. Сильный свет гонит их в тень: рачки из верхних слоев опускаются пониже, туда, где освещение слабее. Верхние, сильно освещенные среди дня слои воды как бы отталкивают дафний от себя. День идет к концу, наступают сумерки – рачки поднимаются в верхние слои воды. Чем прозрачнее вода, тем заметнее эти каждодневные передвижения рачков.

 

Так передвигаются не только дафнии и другие рачки, но и все иные обитатели открытой воды: животные ищут для себя лучших условий жизни.

 

Эти условия изменяются. В разное время года, например, температура воды заметно различна. Различными становятся и условия плавания маленького рачка: теплая и холодная вода неодинакова по своей плотности, вязкости.

 

Круглоголовая и остроголовая дафнии – две разные формы одного и того же вида дафний. В холодной воде голова округленная, в теплой – заостренно вытянутая. В одном и том же озере встречаются обе формы: одна – летом, другая – зимой.

 

Чем теплее становится вода, тем сильнее с каждым новым поколением вытягивается голова. К осени температура воды понижается, и головы становятся менее вытянутыми, делаются более и более округленными. Изменяется и шип на конце раковинки.

Изменения формы головы и заднего шипа – приспособление к изменяющимся условиям плавания.

 

Вместе с дафниями встречаются и циклопы. Их движения совсем не похожи на движения дафний. Дафнии «толкутся» – циклоп быстрыми толчками продвигается вперед. Можно сказать, что если дафния подпрыгивает, то циклоп скачет. Прыгнув вперед, он широко расставляет свои длинные усики и как бы повисает на них. Затем рачок начинает «падать», все больше и больше наклоняя переднюю часть тела. Бывает, что он как бы встает на голову, а затем – новый скачок.

 

И по внешнему виду циклоп совсем не похож на дафнию. Грушевидное, сильно вытянутое назади тельце заканчивается двумя отростками, словно длинным хвостом. Длинные усики не двуветвистые, как у дафнии, и без длинных щетинок. Раковинки нет. На голове – непарный глаз.

 

Грудные ножки плавательные. Каждая состоит из двух плоских веточек, похожих на весла. Из за такого строения ног циклопов и схожих с ними рачков называют веслоногими . Ударяя сразу и длинными усиками и ногами веслами, циклоп толчками – длинными прыжками – продвигается вперед.

 

У части циклопов – у них всегда есть самцы и самки – видны по два комочка у основания брюшка: это самки, а комочки – мешки с яйцами. Самка носит яйца на себе, пока из них не вылупятся крохотные личинки. У личинки циклопа особое название – науплиус. Она мало похожа на взрослого циклопа: яйцевидная, всего с тремя парами конечностей.

Несколько раз линяя, личинка быстро растет. У нее отрастает брюшко, вырастают конечности, и в конце концов она превращается во взрослого циклопа.

 

Циклопов и дафний хорошо знают любители аквариума – это прекрасный корм для мелких рыб. И в пруду, в озере дафний и циклопов во множестве поедают рыбы: не только рыбьи мальки, но и рыба крупная. Чем больше дафний, циклопов и других крохотных рачков в водоеме, тем сытнее в нем живется рыбе, тем лучше она «нагуливает» мясо.

 

В пруду, в который весной пустили на откорм карпов годовиков, очень много рыбы. Дафнии размножаются быстро, но карпы поедают их столько, что рачков становится все меньше и меньше. Конечно, всех дафний карпы не переловят, сколько то их уцелеет. Но дафний теперь так мало, что их и кормом не назовешь. Какой это корм, если рыба не проглотит за день и десятка рачков!

 

Рыбовод поступает примерно так же, как любитель аквариума. Напустил любитель в аквариум дафний. Прошло несколько дней, и рыбы переловили рачков. Любитель пускает в аквариум новую порцию дафний. И так неделя за неделей.

 

То же и в пруду. Разница лишь в том, что для аквариума дафний ловят в каком нибудь прудишке или болотной луже, а для пруда их нужно развести.

 

По соседству с рыбоводным прудом роют неглубокие ямы или мелкие канавы. Их хорошо прогревает солнце, и в такой воде дафнии плодятся быстрее. Размножившихся рачков ловят и выпускают в пруд. Дафнии продолжают плодиться в яме; их снова ловят, снова выпускают. Так пруд обогащается прекрасным рыбьим кормом – мелкими рачками.

 

Дафний и циклопов ловят гидры. Они же – добыча мелких хищных личинок и многих других маленьких водных хищников. Много врагов у маленького рачка! Быстрое размножение – вот основное средство в борьбе за существование вида у этих рачков.

 

Маленькие водные хищники, поедающие рачков, враги не только дафний. Они и враги рыбовода. Чем больше этих истребителей дафний в пруду, тем меньше рачков останется на долю рыбы. Большой жук плавунец нападает на мелкую рыбу. Маленькие водные хищники вредят рыбе иначе: поедают рыбий корм.

 

Чтобы в пруду было много дафний, мало напустить их туда. Нужно еще позаботиться о том, чтобы эти дафнии достались рыбе, а не кому нибудь другому. А для этого нужно не просто глядеть на пруд, а управлять его жизнью: создавать в пруду наилучшие условия для рыбы.

 

 

 

К содержанию книги: Н.Н. Плавильщиков - "Жизнь пруда"

 

Смотрите также:

 

Как сделать пруд  Виды прудов – копанный  как сделать пруд на участке  ПРУД  гидроизоляция для дна и стенок водоема