ФЕОДАЛЬНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО и ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

 

 

Правовое положение основных сословий в феодальном обществе

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В феодальном обществе право в своем развитии проходит три стадии: относительно единое право, партикулярное и унифицированное.  Каждая из этих фаз отвечает определенному уровню развития производственных отношений и политической надстройки. Стадия унифицированного права возникает в процессе становления единого государства, В России она отмечена возникновением единых кодексов национального права — Судебников 1497, 1550 гг. и — как вершины процесса — Уложения 1649 г.

 

Уложение возникло в пору значительной по масштабам законодательной деятельности царского правительства, приходящейся на второе—пятое десятилетия XVII в. Уложение 1649 г. — качественно новый в истории феодального права России кодекс, значение которого состоит прежде всего в дальнейшей разработке системы феодального законодательства. В нем представлено право, выражающее коренные интересы господствующего класса и регулирующее в масштабе всей страны многие процессы социально- экономической, политической и правовой сфер феодальной России. Тем самым в значительной мере были преодолены остатки партикуляризма, свойственные предшествующему периоду.  Преобладающей формой права стал закон, который в заметной мере потеснил и подчинил себе обычное право.

 

Другой аспект всеобщности закона выражен в словах предисловия к Уложению: «... чтобы... суд и расправа была во всяких делех всем ровна»,  — под которыми следует понимать всеобщее подчинение государственному суду и закону. Но закон не был одинаков для всех сословий. Право-привилегия для феодального класса остается доминирующим принципом Уложения.

 

Проведение же принципов территориальной и посословной общности права в период до Уложения в условиях ограниченных сфер действия письменных законов, выраженных главным образом в форме многочисленных, исходящих от разных инстанций указов, было невозможно. Введение единого и напечатанного кодекса законов не только отвечало возросшим задачам феодальной государственности, но и делало возможным унификацию и упорядочение феодального судоустройства и судопроизводства в масштабах всей страны. Сказанное касалось всех сфер общественной жизни феодальной России, начиная от землевладения и правового положения классов и кончая политической и правовой надстройками.

 

Маркс и Энгельс определяли феодальную собственность на землю как собственность сословную, корпоративную, иерархическую. Эти ее черты объясняют отсутствие единого права собственности для всех классовых групп, что видно из Уложения. Даже в отношении земельной собственности права менялись в зависимости от того, была ли земля «отчиной», «куплей», приданым и т. п., не говоря уже о различии прав на вотчины и поместья. Вместе с тем, закрепляя прежние и открывая новые аспекты сближения поместья с вотчиной и их взаимопроникновения (мена поместий на вотчины, продажа поместий в вотчины), Уложение способствовало расширению и укреплению социальной базы феодального строя России.

 

 

В той мере, в какой Уложение открывало выход поместьям в вотчины, оно смотрело вперед; в той мере, в какой оно ограничивало этот процесс п гарантировало правовую неприкосновенность поместья, Уложение отражало текущие потребности, продиктованные внутриполитической п внешнеполитической обстановкой первой половины XVII в. В целом Уложепие 1649 г. послужило круппой иехой па пути развития феодальпого вотчинного и поместного права в направлении укрепления феодальных прав на землю и создания единого права феодальной поземельпой собственности.

 

В полном соответствип с поземельным правом складывался правовой статус крестьянства. Монопольное право владения крестьянами закреплялось в Уложении за всеми категориями служилых чипов по отечеству. Закон о наследственном (для феодалов) п потомственном (для крепостных) прикреплении крестьяп с вытекающим отсюда правом бессрочного сыска беглых, распространенный как па частновладельческих, так и на черносошных крестьян и бобылей, еще более закабалил феодально зависимых людей. Уложением узаконена целая система документальных оснований крепостной зависимости и рыска* беглых крестьян. В то же время признание экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством нашло выражение в защите законом имущества и жизни крестьянина от произвола феодала.

В части гражданских дел, касающихся личных имущественных прав, и в уголовных делах крестьяне оставались субъектом права. Крестьянин мог участвовать в процессе в качестве свидетеля, быть участником повального обыска. Таким образом, Уложение 1649 г., завершив юридическое оформление крепостной зависимости, одновременно стремилось замкнуть крестьянство в сословных рамках, запрещало переход в другие сословия, законодательно в какой-то степени ограждая от своеволия феодалов. Это обеспечивало для той поры устойчивое равновесие и функционирование всей феодально-крепостнической системы.

 

Уложение 1649 г. включает обширный свод законов холопьего права, составляющий важнейшую часть права феодальной России. Кодекс отразил завершение процесса отмирания прежних категорий холопства и вытеснения их кабальным холопством. А это последнее, будучи также обречено на отмирание в относительно близком будущем, в XVII в. продолжало быть средством мобилизации феодальной системой свободных элементов общества. Одним из каналов такой мобилизации стало добровольное холопство. Вместе с тем кодекс холопьего права был создан в ту лору, когда холопство уже проделало заметный шаг в направлении слияния с крепостным крестьянством. И все же доминирующей оставалась линия Уложения на консолидацию холопьего сословия, на укрепление его сословных рамок в эпоху наибольшей консолидации основных классов-сословий феодального общества. Этим определялось обособленное положение кабальных холопов, продолжавших играть важную роль в социальной структуре общества.

 

В определении правового положения сословия посадских людей Уложение в значительной мере опиралось на законодательство 20—40-х гг., принятое в ходе так называемого посадского строения. Уложение закрепило за посадскими людьми монопольное право владения и распоряжения дворами и торгово-ремесленными заведениями на посада^, но в то же время прикрепило их к посаду и тяглу. Другие прослойки городского населения — служилые люди по прибору и гостиная и суконная корпорации торговых людей — несли государственное тягло в том случае, если имели торговые и промысловые заведения на посадах, но могли продать их посадским людям и тем самым освободиться от тягла. Положение посадских людей, таким образом, в сравнении с положением этих групп было приниженным, и хотя они получили удовлетворение своих сословных требований в форме почти полной ликвидации боярских и монастырских слобод и промысловых заведений на территории посадов, Уложение, однако, еще более вводило развитие городов в рамки крепостнических отношений и Подчиняло это развитие интересам феодального государства. Посад замыкался в сословцые рамки, неприкосновенность которых гарантировалась законом.

 

Правовое положение основных феодально-зависимых сословий — крестьян поместно-вотчинных и черносошных, холопов, посадских людей — показывает, что в России к середине XVII в. на базе сословной замкнутости сложилась общегосударственная система крепостного права.

 

Соответственно этому Уложение закрепляло права и привилегии господствующего класса феодалов под эгидой дворянства. Интересы дворянства сыграли важную роль в формировании многих закопов относительно землевладения, крестьянства, судопроизводства. Еще В. О. Ключевский отметил, что в Уложении «главное внимание обращено на дворянство, как на господствующий военно-служилый и землевладельческий класс; без малого половина всех статей Уложения прямо или косвенно касается его интересов и отношений. Здесь, как и в других своих частях, Уложение старается удержаться- на почве действительности». В сущности и декларация Уложения — «всяких чинов людем от большаго и до меныпаго »чину суд и расправа были во всяких делех всем ровна» — есть прежде всего стремление пойти на — встречу требованиям дворян в части равных законов и суда для бояр и дворянства. Уложение во многих отношениях осуществило это равенство, хотя и не во всем. Привилегированная часть боярства (прежде всего члены Боярской думы) подсудны суду царя. И все же с Уложением связан определенный шаг на пути превращения боярства как родовитого и обособленного слоя, стояв- шого над дворянством, в дворянскую^ знать XVII в., политически и по происхождению в значительной мере связанную с дворянством. Сказанное позволяет заключить, что Уложение 1649 г. отразило через призму закона заметный этап процесса консолидации основных классов-сословий России периода развитого феодализма: крестьянства, посддских людей — горожан — и господствующего класса под эгидой дворянства.

 

Уложение 1649 г. впервые в - истории русского законодательства дало наиболее полное выражение статуса власти царя в условиях перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. В кодексе раскрыт состав государственного аппарата центрального (царь, Боярская дума, приказы) и на местах (воеводское управление, губные старосты и их аппарат). Нормы, регулирующие деятельность центральных учреждений, представлены преимущественно в части судопроизводства.

 

Уложение показывает, что феодальное государство — хотя и главпый, решающий, но пе единственный элемент политической организации феодального общества. Важную роль играет цер-т ковь, которой отведена отдельная глава, поставленная на .первое место. В интересах усиления царской власти Уложение подрывало экономическую мощь церкви, Лишив ее легальной возмоя*- ности увеличивать земельные владения, иметь слободы и торго- во-промысловые заведения в гбродах. Созданием Монастырского приказа ограничивались привилегии церкви в области управления и суда. Эта реформа не была последовательной. В руках патриарха оставались земельные владения и собственный суд, который, однако, был подчинен царю и Боярской думе. Вместе с тем Уложение брало под защиту закона вероучение церкви и сложившийся в ней чин службы, видя в их ослаблении падение авторитета церкви и ее влияния на массы.

 

В сфере местного управления Уложение отразило ведущее положение бюрократических звеньев воеводской власти, но в то же время показало, что низовой аппарат не был еще полностью оторван от населения и использовал институты и обычаи, свойственные общинному строю.

 

Наличие в политической организации России середины XVII в. элементов, формально не принадлежащих к органам государственного аппарата, не противоречило тому обстоятельству, что ведущей силой было феодальное государство. Отсюда получили в Уложении правовое оформление понятия государственного суверенитета, государственной безопасности, подданства и воинского долга. Впервые в истории русского законодательства дано систематическое описание государственных преступлений и определен процесс по ним. Таким преступлениям придан политический характер; они квалифицируются как измена государю и Русскому государству, а их целью признается стремление самому быть государем (самозванство).

 

В особый разряд выделены военные преступления, основными из которых считались переход на сторону неприятеля и любые формы сношений с ним. Впервые введено понятие умысла как стадии преступления и определено наказание за него. В этих разделах Уложения значительное место занимают нормы процессуального права по делам о политических преступлениях. Исходным процедурным моментом является извет — донос, возводимый в норму закона, обязательную для всего населения.

 

В Уложении получили значительную разработку вопросы материального и процессуального права и судопроизводства. Заметно стремление совершенствовать судебно-административную систему, оградить ее от злоупотреблений со стороны воеводского и судебного аппарата и обеспечить сответствующее законам решение судебных дел.

 

Правовая защита земельной собственности как собственности феодальной не исключала защиты земельных владений крестьян — непременного условия сельскохозяйственного производства в феодальном обществе. В сфере защиты земельной собственности и объектов сельскохозяйственного производства тесно переплетались предусмотренные законом уголовная и гражданская ответственность. Наиболее часто при защите объектов сельского хозяйства и имущества вступали в силу обязательства из причинения вреда. Уложение различало при этом действия умышленные и непреднамеренные, влекшие разные правовые последствия. В первом случае следовало возмещение ущерба, во втором — нет.

 

В Уложении закреплена та стадия развития обязательственного права, при которой вытекающие из договоров обязательства распространялись не на само лицо, а на его имущество. При невозможности выплаты долга следовала его отработка («отдача головою до искупа») по установленной повременной цене. Здесь также выступал сословный характер права: крестьяне и холопы несли ответственность по обязательствам своих господ.

 

Уложение предусматривало широкую практику договорных отношений, которые скреплялись официально разрешенными актами (договора поклажи, подряда и сервитутное право).

 

Семейное, право по Уложению совмещало в себе элементы гражданского и уголовного права. В основе его лежали имущественные отношения. Имело место расширение наследственных прав женщин (вдов, дочерей, сестер). Ряд семейных преступлений впервые регулируется светским законодательством (например, преступления детей против родителей). В целом Уложение закрепляло неограниченное право родителей в отношении детей, а мужа в отношении жены.

 

На разработку норм уголовного права первой половины XVII в. оказало воздействие усиление классовой борьбы, связанное с событиями начала XVII в. и восстаниями 1648 г. В Уложении уточнено понятие «преступления» как противления царской воле и правопорядку, установленному государством, и даны стадии преступления: умысел, покушение на преступление и совершение преступления. Впервые в истории русского законодательства дана классификация преступлений (антигосударственные, против церкви, уголовные и гражданские правонарушения). По систематике преступлений и их правовой квалификации соответствующие разделы Уложения — несомненный шаг вперед в сравнении с судебниками и указными книгами Разбойного приказа. Из уголовных преступлений большое внимание уделено убийству. Санкция определялась в зависимости от наличия умысла или его отсутствия, социального лица преступника и потерпевшего и места совершения преступления (в церкви, царском дворе или вне этих мест). Увечье, побои и членовредительство наказывались физически, не исключая принципа тальона, а также возмещением бесчестья. Крупнейшими преступлениями считались разбой и татьба. Разбой, как более опасный вид преступления, наказывался суровее, чем татьба.

 

Получило дальнейшее развитие вменение вины. Уложение закрепило возникшие в законодательстве предшествующего периода понятия умысла, неосторояшости, случайности, хотя и не было еще сколько-нибудь четкого их разграничения. Были выделены обстоятельства, влияющие на определение степени виновности или на ее устранение, — необходимая оборона, крайняя необходимость. Однако применение средств самообороны и ее последствия не ставились в связь со степенью опасности. Отягчающим вину обстоятельством признавалась повторность преступления. Получили более подробную, чем в судебниках, разработку вопросы соучастия в преступлении. Выделялся главный виновник от пособников, попустителей, укрывателей и недоносителей. Наконец, в отличие от ранних стадий развития русского права, уголовная ответственность ложилась теперь на все прослойки общества, хотя и на основе принципа права-привилегии. Окончательно закреплялось положение, когда на государственные органы возлагалась обязанность карать преступников независимо от жалоб потерпевших.

 

В обстановке усиления классовой борьбы и роста государственного аппарата система наказаний носила откровенно террористический характер. Целью становится устрашение. Видами наказаний были: смертная казнь, телесные наказания, лишение свободы, лишение чести, имущественные взыскания (штрафы). Смертная казнь делилась на простую и квалифицированную и применялась более чем в шестидесяти случаях. Телесные наказания были членовредительные и болезненные. Изоляция от общества (тюремное заключение, ссылка) предусматривалась в большем числе случаев, чем в предыдущем законодательстве. Характерной была множественность наказаний за одно и то же преступление. И систему наказаний пронизывало право-при- вилегия.

 

Для судопроизводства XVII в. характерно сосуществование состязательного (обвинительного) и розыскного (следственного) процессов. Рост классовой борьбы и усиление абсолютистских черт монархии выдвигали на первый план розыскной инквизиционный процесс. Он преобладал в политическом и уголовном судопроизводстве, а состязательный — в гражданском. Однако четкого разделения между ними не было. Другая особенность судопроизводства феодального времени, в том числе и по Уложению, состояла в отсутствии отделения суда от администрации.

 

Процессуальное право также получило детальную разработку. В части гражданских дел дана подробная регламентация порядка работы судей и судоговорения. Существенное значение имели письменные доказательства (документы, крепости) и свидетельские показания. Значимость последних определялась сословным положением свидетелей. Свидетельские показания были индивидуальные, групповые, повальные. Видное место в системе доказательств занимала общая ссылка сторон на одних свидетелей. При отсутствии или; недостаточности доказательств прибегали к крестоцелованию. В гражданском судопроизводстве допускалось примирение сторон.

 

Судопроизводство по политическим преступлениям отличалось от судопроизводства по собственно уголовным делам 1) по цели (политические — против государства, уголовные — против личности, е© жизни, имущества), 2) системой подсудности (политические входили в компетенцию Боярской думы и царя, разбой и татьба — Разбойного приказа и воевод на местах), 3) процессуально.

 

В политических делах практиковались извет и сыск по нему с целью получить признание вины подсудимым — как решающее доказательство; в разбойных делах и в делах по татьбе — иск, письменная явка о краже или грабеже, поличное. В розыскном процессе большое значение придавалось пытке с целью получить признание вины самим подсудимым. Пытка и обыск в ходе следствия сменяли и дополняли друг друга.

Своеобразная предметная система права Уложения определялась особенностями общественного и государственного строя России середины XVII в. Нормы материального и процессуального права нередко совмещались, а судебный процесс дан в последовательности от возбуждения дела до исполнения судебного решения.

С технико-юридической точки зрения Уложение как кодекс феодального права явилось значительным шагом вперед в сравнении с судебниками и указными книгами приказов: в нем дана более развитая система права.

 

Будучи действующим сводом права своего времени, Уложение 1649 г. служит вместе с тем и крупным памятником юридической мысли. В нем в отношении охраны собственности, жизни и здоровья людей, государства и особы царя определены, обобщены и систематизированы правовые понятия, которых в такой степени обобщения и конкретизации не было в предшествующем законодательстве. Уложение 1649 г., дважды напечатанное на протяжении XVII столетия общим тиражом 2400 экземпляров, было значительно и как произведение культуры, письменности, язык которого в большой степени приближался к разговорной «речи московского типа».

 

В сфере политической кодекс 1649 г. отразил начальный этап перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. В отпошении церкви как политического института Уложение определило некоторые пути подчинения ее государству, частично паметив меры, осуществленные в ходе преобразований первой четверти XVIII в.

 

В сфере суда и права с Уложением связан определенный этап централизации судебно-административного аппарата, детальная разработка и закрепление системы суда, унификация и всеобщность права на основе принципа права-привилегии.

 

Указанные черты Уложения 1649 г. объясняют, почему оно более двухсот лет не утрачивало своего значения: открывало собою в 1830 г. Полное собрание законов Российской империи и в большой мере было использовано при составлении XV тома Свода законов и уголовного кодекса 1845 г. — «Уложения о наказаниях». Использование его во второй половине XVIII в. и в первой половине XIX в., в период развития капитализма и разложения феодальных отношений, означало, что консервативные режимы этого времени искали в Улоя^ении опору для укрепления самодержавного строя.

словник

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Курс процессуального права.  московское государство  ФЕОДАЛИЗМ В РОССИИ  Развитие феодального права.  Феодальное право