ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РОССИИ 17 ВЕКА

 

 

Освобождение дворян и служилых людей от уплаты проезжих пошлин. Обязанности феодалов по благоустройству дорог

 

ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТОРГОВЫХ ПУТЕЙ

 

Заметный рост ремесла, торговли, начальный этап складывания всероссийского рынка, усложнение государственного аппарата в центре и на местах —все эти процессы, приходящиеся на XVII в., сделали в значительно большей мере, чем это было в предшествующее время, необходимым государственно-правовое регулирование режима внутренних путей сообщения. Дорожный правовой статус, постепенно сложившийся к середине XVII в., получил наиболее полное выражений в Уложении 1649 г. По содержанию он делится на две части: регламентация сбора проезжих пошлин и обеспечение сохранности и благоустройства дорог. В какой мере эти явления в законодательстве отражают сдвиги, происшедшие в экономике и государственном аппарате России, показывает то обстоятельство, что столетие назад, в Судебнике 1550 г., ничего не говорится о проезжих пошлинах и правовом режиме дорог.

 

С XVI в. состав, размер и места таможенных сборов были определены в уставных таможенных грамотах, исходивших от верховной власти.  Все пошлины, взимавшиеся в сфере торговли, делились на проезжие и торговые и отличались большой дифференциацией. Для правового статуса дорог имели значение проезжие пошлины.

 

Сложившаяся в XVI в. таможенная система стала препятствием для экономического развития России в XVII в. От нее страдали не только люди, занятые торговлей, но и широкие слои рядового дворянства, на плечи которого падали многие казенные поручения, связанные с разъездами по стране, и крестьяне, которые также терпели от произвола таможенных откупщиков и целовальников. Вот почему в составе Уложения 1641 г. по делам о сыске и вывозе крестьян, принятом в ответ на челобитье дворян, имеется пункт, касающийся проезжих пошлин.  Эти установления вошли позднее в Уложение 1649 г. и были дополнены рядом новых норм. Регламентации сбора проезжих пошлин, государственно-правовому обеспечению дорог посвящена в Уложении IX глава: «О мытах, и о перевозех и о мостах». Указ, или Уложение 1641 г., послужило источником значительной части тех статей IX главы (1, 2, 9, 10, 19, 20), которые регламентировали порядок сбора проезжих пошлин.

 

В данный момент затруднительно назвать источник статей (7, 11—18), установивших ответственность за техническое состояние и благоустройство дорог, мостов и перевозов.  Вполне вероятно, что редакция: етих статей является самостоятельной. Можно назвать лишь один прецедент из прошлого законодательства. В Судебнике 1589 г. волостным общинам Севера предписывалось государеву дорогу от Москвы до Холмогор, в том числе перевозы и мосты на ней, держать в полном порядке, в зимнее время ставить вехи для обозначения пути, в лесах расчищать дорогу. Предписывалась ширина дороги и мостов на реках (17г сажени)}. Если из-за плохого состояния дорог и мостов проезжие люди потерпят материальный урон, то ущерб возмещает та волость, которая ответственна за данный отрезок пути.6 Таким образом, в IX главе Улодеения 1649 г. слились две струи, наметившиеся в законодательстве прошлых времен лишь в общих чертах или по частному поводу*

 

 

Рассмотрим содержание IX главы, состоящей из 20 статей. Первые 3 статьи провозглашали освобождение дворян, служилых людей, в том числе иноземцев и гонцов, посланных по государственным делам, от уплаты проезжих пошлин (мыта, перевоза и мостовщины) по всем дорогам, как проходящим по государевым и дворцовым землям, так и в вотчинах и поместьях. От уплаты пошлин освобождалось и имущество указанных лиц, провозимое не для продажи самими дворянами и их крестьянами. При нарушении запрета взыскания проездных пошлин в указанных случаях в отношении виновных определялась санкция: возмещение материального ущерба втрое и наказание кнутом. При взыскании пошлин с крестьян, провозивших имущество господ не для продажи, закон ограничивал санкцию только возмещением убытка в указанных размерах. Основанием для вчинения иска служила жалоба потерпевшего, а доказательством — крестное целование (IX, 1-3).

 

Если же дворяне и иные служилые люди будут провозить с собой торговых людей с товарами, то санкция обращалась против них, как нарушителей закона: взыскание проездных пошлин втрое и наказание кнутом. И обратно: попытка торговых людей выдать себя на таможенных пунктах за служилых лиц каралась телесным наказанием и взысканием пени в пользу государя в размере 5 рублей с человека (IX, 4, 5). Косвенно отсюда следует, что торговые люди и провозимые ими товары подлежали обложению проездными пошлинами. Однако в ряде последующих статей видна тенденция к ограничению действия этого правила. Закон оставлял в силе только прежние («изстари») таможенные пункты и сборы на них, на которые в прошлом даны жалованные грамоты. Учреждать же по дорогам, на реках, плотинах, мостах и т. п. новые таможенные пункты и пошлины «без указа», «своим вымыслом» запрещалось под угрозой изъятия этих пунктов в пользу государя. Соответственно воспрещалось самовольное устройство таможенных пунктов на водах, принадлежащих феодалам (IX, 9, 10, 17).

 

В зимнее время торговые люди получали по желанию легальную возможность объезда мостов по льду* освобождаясь тем самым От уплаты мостовщины, а сборщикам проездных пошлин запрещалось окалывать лед у берегов и у мостов «для своей корысти». Нарушение закона влекло телесное наказание и пеню в пользу государства *(1Х, 7). И только в тех владениях, где дороги плохи, а на них настилов и на непроходимых реках мот стов нет и; изстари не бывало, законодатель — в целях улучшения достояния дорог и идя навстречу потребности оборудования новых— допускал возможность по челобитьям феодалов учреждения новых пунктов ct5opa проездных пошлин, как возмещения затрат, связанных со строительством настилов, мостов и перевозов (IX, 16).

 

В целях устранения препятствий для судоходства делать на реках новые запруды, плотины и мельницы разрешалось только при непременном условии строительства проходов для судов. Если строительство новых плотин и мельниц влекло затопление прежних дорог и бродов, а владельцы сооружений, пропуская проезжих людей, незаконно брали с них перевоз и мостовщину, то мельницы, мосты и перевозы подлежали сносу. Они получали санкцию только в ответ на челобитье владельцев о их сохранении при отсутствии незаконного сбора пошлин и при условии в дальнейшем беспошлинного проезда по мостам, плотинам и перевозам, сооруженным на местах затопления прежних дорог (IX, 18—20).

 

В комплекс правового обеспечения дорог входили и предписанные законом обязанности феодалов по их сохранению и благоустройству. Закон обязывал чинить настилы и мосты и держать их в порядке, дабы проезжим людям не было убытка от неисправных дорог. В противном случае, если по причине плохих дорог был бы причинен ущерб имуществу служилых или торговых людей, следовало возмещение убытка в государевых землях со стороны должностных лиц или откупщиков, а в частных — их владельцев. На них же возлагалось обязательство взамен пришедших в ветхость сооружений построить новые (IX, 11—13). С юридической точки зрения здесь вступают в силу обязательства из причинения вреда. В случае хозяйственной необходимости за феодалами сохранялось право затопить или распахать старые дороги, но при непременном условии: построить новые, хорошего качества и вблизи от прежних дорог. Если новые пути оказывались хуже старых или имели большой объезд, то надлежало восстановить прежние (IX, 14, 15). Как видим, содержание IX главы ставит под сомнение возможность отнести ее нормы к финансовому праву.  Дело в том, что в данном случае нет установлений о составе и размере проезжих пошлин. Законодатель ставил целью разработку правового режима, диктующего, с кого и при каких обстоятельствах брать или не брать проезжие пошлины на дорогах. Глава содеряшт, таким образом, определенный комплекс гражданско-правовых норм, существенную часть которых составляет сервитутное право.

 

Итак, Уложение 1649 г. включает в себя определенный правовой статус сухопутных и водных путей, как средств сообщения и торговли, сложившийся в первой половине XVII в. В его основании лежит двоякий интерес: государственный, связанный с необходимостью облегчить передвижение по дорогам служилых людей и гонцов, и торговый, продиктованный целыо оградить интересы торговли. Признавая прежнее право феодалов на сбор проездных пошлин на дорогах, проходящих через их владения, фиксированное в жалованных грамотах, Уложение изымало из его действия служилых людей, а в отношении лиц, занятых торговлей, проявляло тенденцию к ограничению таможенных сборов, ограничивало произвол феодалов и возлагало па пих ответственность за сохранность и содержание сухопутных и водных путей.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Общественный и государственный строй русского...  XVII век в истории России  Общественный и государственный строй  Титул русского царя.  Соборное уложение 1649 года - источник права