ФЕОДАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И КЛАСС ФЕОДАЛОВ. ПОМЕСТНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ, ПОМЕЩИКИ

 

 

Наделение служилых чинов поместьями, находящимися в непосредственной близости от столицы

 

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КЛАССОВ

 

В Уложении 1649 г. поместным землям как одной из господствующих форм феодальной собственности отведена специальная (XVI) глава, включающая 69 статей. Однако удельный вес правовых норм, имеющих отношение к поместному землевладению, далеко не исчерпывается одной этой главою (см. табл. 2).

 

Таким образом, в 16 главах 175 статей Уложения, составляющих почти 1/б общего количества статей свода, непосредственно касаются поместных земель и, следовательно, прав на вотчины и поместья и связанные с ними привилегии. Право-привилегия в части поместной собственности получило свое выражение в системе окладов при верстании  поместьями. Общие оклады, характеризуя внутрисословную градацию класса феодалов, в XVI в. и в первой половине XVII в. достигали больших размеров.

 

Предметом особого внимания правительства было наделение служилых чинов Москвы и дворян других городов, служивших в Москве по выбору, поместьями, находящимися в непосредственной близости от столицы.

 

Для испомещения предоставлялись значительные земельные пространства Подмосковья. По сметному списку 1630/31 г. в Москве числилось 2642 человека (14 бояр, 275 стольников, 455 патриарших стольников, 105 стряпчих, 883 дворянина московских) .

 

Регламентация подмосковных окладов связана с указом 1587 г., который и послужил источником первой статьи главы о поместных землях.  Согласпо этим данным, размер поместий (в четвертях) в Московском уезде в зависимости от чина служплого человека выглядел так:

Бояре  200

Окольничие, думные дьяки            150

Стольники, стряпчие, дворяне, стрелецкие головы - 100

Степенные, путные ключники       100

Городовые дворяне, которые служат по выбору 70

Жильцы, стремянные, конюхи, сотпики москов- 50 ских стрельцов

Дворовые люди, стряпчие, сытники, царицын 10 четвертей чин, дети боярские

 

Сравнение размеров подмосковных поместей с размерами общих окладов позволяет заключить, что если, как это принято считать, в Улоя^ении речь идет об особого рода подмосковных окладах, то во всяком случае они ближе к реальным размерам владений и скорее могут считаться дачами. В пользу такого предположения говорит приписка в конце статьи, сообщающая о размере подмосковных поместий младшей категории служилых людей (стяпчие, сытники, дети боярские, «царицына чина»): «... с поместных их окладов со ста четвертей по десяти четвертей».

 

 

Первая статья главы о поместьях касается московских служилых чинов — наиболее привилегированной прослойки господствующего класса, находившейся при дворе, на плечи которой ложились повседневные и наиболее ответственные поручения правительства. Уложение регламентировало наделение поместьями не только столичных чинов, но и определенные разряды провинциальных служилых людей. В обстановке непрекращающейся угрозы вторжения крымских татар предметом заботы правительства было испомещение детей боярских в украинных и северских городах. Законодательная регламентация этого предмета приняла определенную форму в указе от 12 апреля 1648 г., незадолго до Уложения, и полностью вошла в 40-ю статью XVI главы. В ней речь идет о выдаче поместий из порозжих земель украинных городов детям боярским по их челобитью. Такое наделение поместьями допускалось из порозжих земель в зависимости от размеров оклада.

 

Оклад 400 четвертей допускал размер поместной дачи в 70 четвертей; 300 —в 60; 250 —в 50; 150— 200 — в 40; 100 — в 30; 70 — в 25 четвертей. И в целом для поместного землевладения характерно значительное расхождение между окладом и дачей (реальным владением). По данным А. В. Чернова, дворяне владели от 5 до 40% оклада/ Испомеще- нию подлежали также стрелецкие головы и сотники (XVIII, 49). Однако акту раздачи порозжих и диких земель в поместья должен был предшествовать сыск с целью подтверждения их действительной пустоты. Затем должна следовать отписка этих земель на государя (XVIII, 5). Подобный сыск требовался и в отношении порозжих бортных ухожьев, прежде чем пустить их в поместную раздачу. Так правительство, используя сигналы (челобитья) с мест со стороны лиц, заинтересованных в испомещении, осуществляло мобилизацию и учет земель, пригодных для расширения поместного фонда.

 

Дворяне еще до указа 1613 г., повторенного в Уложении (XVI, 24), взамен запустевших отцовских поместий в разоренных городах могли получить новые поместья. Опираясь на законодательство первой половины XVII в., Уложение закрепляло прежние раздачи в вотчину и поместье.  Эти законы не были, однако, обращены только в прошлое. Запустение могло иметь место и в будущем, и тогда закон вступал в силу. Таким образом, возникнув из конкретно-исторической ситуации прошлого и фиксируя конкретный казус, закон обретал общее значение, становился нормой.

 

В целом законодательство первой половины XVII в., включая Уложение, стояло на позиции сохранения земельных раздач, связанных с событиями начала XVII в. Особый предмет внимания законодателя составили поместные земли феодалов — выходцев из народов Поволжья: татар, мордвы, чувашей, башкир и т. д. И в данном случае розданные в прошлом этим лицам запустевшие старинные русские земли оставались за ними при условии продолжения службы. Однако впредь закон запрещал русские поместные земли раздавать представителям господствующих классов других национальностей, населявших Россию. В равной мере воспрещалось изъятие земель, отведенных этим народам (XVI, 41). Изъятию подлежали только оброчные земли (XVI,42) Стремление правительства сохранить и укрепить сословие феодалов среди народностей Поволжья как свою опору особенно ярко выступает в законе, запрещающем всем разрядам русских служилых людей, начиная с бояр, отчуждать любыми способами (покупка, мена, аренда) поместные земли князей и мурз (XVI,43)

Тем самым Уложение закрепляло за территорией обитания ясачных народов статус собственности царя.

 

Под особой опекой самодержавия были те из представителей феодальной верхушки национальных меньшинств, которые приняли православие: «А которые князи, и мурзы, и татаровя, и мордва, и чюваша, и черемиса, и вотяки крестилися в православную христианскую веру, и у тех новокрещенов поместных земель не отьимати и татаром не отдавати» (XVI, 44).

 

Так царизм укреплял и расширял феодальную собственность на землю, распространял феодальную идеологию и прежде всего ее ведущую форму — православие. С другой стороны, из числа феодалов национальных меньшинств складывалась отдельная сословно-замкнутая группа феодалов.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Соборное уложение 1649 года  источник права  соборное уложение Суд русского государства 1649  Соборное Уложение