ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РОССИИ 17 ВЕКА

 

 

Государственный строй России 17 века - русское самодержавие с боярской Думой и боярской аристократией

 

БОЯРСКАЯ ДУМА

 

Характеризуя государственный строй России 17 века В. И. Ленин определил его как «русское самодержавие 17 века с боярской Думой и боярской аристократией.. .».J Отсюда следует, что цари в XVI—первой половине XVII в. делили власть с боярской аристократией, представленной в Боярской думе. В литературе отмечено вместе с тем, что система государственного управления в XVI—XVII вв. сочетала учреждения небюрократического. типа (Боярская дума) с бюрократическими учреждениями центрального и местного управления, имевшими чиновные элементы (приказная система, приказные люди, воеводы).  Сказанное в полной мере подтверждается Уложением 1649 г., включающим и толкование функций, выполняемых Боярской думой. Она выступает прежде всего как законодательный орган наряду с царем и под его эгидой.

 

Само составление Уложения связано с законодательной функцией Боярской думы. По совету с Освященным собором и Боярской думой царь поручил Комиссии во главе с боярином Н. И. Одоевским составление Уложенной книги, среди источников которой значатся и боярские приговоры. Затем «государь указал» и «бояре приговорили» собрать Земский собор с целыо обсудить и принять Уложение.  В тексте ряда его глав содер- жатся ссылки на законы, принятые еще до Уложения по указу царя и приговору бояр. Но несравненно более ценно изложепие указов, принятых с участием Боярской думы в момент составления Уложения. В 1641 г. в ответ на челобитную дворян и детей боярских с жалобой о непомерных сборах мыта и мостов- щины по царскому и боярскому приговору принят указ, вошедший в состав 1-й и 2-й статей IX главы «О мытах и о перевозех и о мостах». Улоя^ение оставляло в силе судные дела о холопах, решенные еще до него «по государеву указу и по боярским приговорам» (XX, 119).

 

В главе XVII «О вотчинах» помещен указ о выдаче прожитка вдовам и матерям из выслуженных вотчин. Указ начинается словами: «А ныне государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всея Русии указал, и бояре приговорили...» (XVII, 2).

 

В другой статье сказано: «А родовым и выслуженным вотчинам государь указал и бояре приговорили быти...» по указу 1628—1629 гг. (XVII, 4). Весьма важйый указ о запрете продавать и закладывать в монастыри и духовным иерархам родовые, выслуженные и купленные вотчины был принят, на Земском соборе 1648 г. по совету с Освященным собором и Боярской думой (XVII, 42). В главе XXV находим подтверждение указа 1634—1635 гг. о запрете держать, курить и продавать табак: «А ныне государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Руссии указал и бояре приговорили: тем людем, у кого табак объявится, указ чинити против того же, как о том указано в прошлом во сто четыредесять вторым году» (XXV, 11).

 

Подделка государевых грамот и указов с боярским приговором каралась смертной казнью (IV, 1).

 

В Уложении, однако, несоизмеримо больше ссылок на указы царя без приговоров Боярской думы. Если даже допустить, что в отдельных случаях возможны пропуски указаний на приговоры бояр, то и при этом условии именных указов, использованных в качестве материала при написании глав Уложения, будет много больше, чем указов с приговором Боярской думы. Уложение, видимо, отражало общее положение дела.

 

 

Имеются сведения, что при царствовании Алексея Михайловича именных указов принято значительно больше, чем указов, имеющих боярский приговор. Но зато все крупнейшие вопросы законодательного порядка, в частности связанные с землевладением и крепостным правом, имеют приговоры Боярской думы.

 

В тесной связи с участием Боярской думы в законодательной деятельности стоит ее участие в решении наиболее ваяшых государственных вопросов внутренней и внешней политики, что в Уложении получило отражение в формуле: «А бояром и окол- ничим и думным людем сидети в полате и по государеву указу государевы всякие дела делати всем вместе» (X, 2).

 

Боярская дума была высшей после царя судебной и апелляционной инстанцией. Уложение, повторяя Судебник 1550 г., провозглашало: «Суд государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии судити бояром и околничим и думным людем и диаком...» (X, I).  В качестве второй судебной инстанции, и прежде всего апелляционной инстанции, суд царя и Боярской думы выступал по отношению к приказам: «А спорныя дела, которых в приказех зачем вершити будет не мощно, взносити из приказов в доклад к государю царю и великому князю Алексею Михайловичи) всея Русии, и к его государевым бояром и околничим и думным людем» (X, 2). Эта статья помимо указанного выше значения — передачи дел, решенных в приказах, по не удовлетворяющих одну из сторон, па суд даря и Боярской думы как шсшей апелляционной инстанции — имела, видимо, и другой смысл: приказы могли некомпетентно решать некоторые дела, относящиеся исключительно к компетенции царя и Боярской думы.

 

Боярская дума имела и самостоятельную, независимую от царя, компетенцшо в судопроизводстве. Так, например, при жалобе на судью со стороны потерпевшего, что судья «обвинил его не делом по посулам...», предписывалось «судное дело взнесть слушати бояром, и учинити в том деле указ, смотря по делу» (X, 7). В другом случае на рассмотрение «всем бояром» передавались дела, когда какой-либо приказный судья «просудится и обвинит кого не по суду без хитрости» (в случае судебной ошибки, — А, М.) (X, 10) .

 

Высокому положению Боярской думы в государственной системе, а бояр и других думных чинов в сословной иерархии феодального общества соответствовала правовая защита их неприкосновенности. Показательно, что в главе «о государьской чести» содержится запрет приходить «самовольством, скопом и заговором» не только к царю, но и к боярам, окольничим и думным людям (II, 20), За нарушение этого запрета закон карал смертной казнью (И, 21).

 

В соответствии со своим положением бояре и другие думные чины пользовались рядом льгот. Они освобождались от уплаты печатных пошлин за жалованные грамоты на вотчины (XVIII, 16), а также за грамоты, посланные в города по их челобитью, или за посылку в города приставов с наказными памятями (XVIII, 56).

 

Из сказанного следует, что Уложение 1649 г. наглядно п четко определяет значение Боярской думы как органа государственной власти сословно-представительной монархии в России первой половины XVII в.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Общественный и государственный строй русского...  XVII век в истории России  Общественный и государственный строй  Титул русского царя.  Соборное уложение 1649 года - источник права