ФЕОДАЛЬНО-ЗАВИСИМЫЕ ЛЮДИ КРЕСТЬЯНЕ

 

 

Побеги крепостных крестьян. Возвращение беглых, наказания за укрывательство

 

Борьба с побегами крестьян была важнейшей задачей Уложения и прежде всего его XI главы. Крупной вехой на пути достижения этой цели в ответ на требования дворянства явилась отмена урочных лет сыска беглых.

 

И несмотря па то что никакие законы не были в состоянии приостановить побеги, как и другие формы протеста крестьян, отмена урочных лет облегчила все же господствующему классу, его основной массе — дворянству, возвращение беглых крестьян и тем самым открыла пути к наиболее полной реализации ава на зависимое население.

 

Другое важное обстоятельство, облегчавшее возвращение беглых крестьян, состояло в законодательном закреплении широкого круга документальных оснований сыска — писцовых,, переписных книг, актов пожалования вотчин и поместий с крестьянами, актов сделок на крестьян между их владельцами и т. п. В порядке борьбы с побегами крестьян Уложение стремилось исключить возможность получения ими убежища. Отсюда запрет «впредь (после Уложения) отнюдь никому чюжих крестьян не принимать и за собою не держать» (XI, 9).

 

Соответственно устанавливалась ответственность за прием беглых и определялась санкция — в качестве возмещения государственных податей и помещичьего дохода за каждого беглого крестьянина и бобыля назначался штраф в размере 10 рублей в год в пользу истца (XI, 10). Уложение не устанавливало новой системы сыска беглых, но ликвидация урочных лет создавала условия для сыска массового, обезличенного и государственно организованного, который и получил развитие во второй половине XVII в.  Вместе с тем Уложение фиксировало целый ряд норм, положенных в основу сыска беглых крестьян.

 

 При обвинении кого-либо в держании беглых ему давался срок для проверки этого обстоятельства в своем имении (X, 229). Устанавливалось в порядке судопроизводства о беглых крестоцелование, а в случаях клятвопреступления — битье кнутом по торгам в течение трех дней и заключение в тюрьму на год (XI, 27, 29). Отказ беглых крестьян и холопов на очной ставке от своих родителей и иных родственников влек пытку. Но если беглые не винились со второй пытки, то оставались у тех, кому дали служилые кабалы (XX, 24). Процедура возврата беглых их владельцам включала составление отписей «впредь для спору», которые в дворцовых селах и черных волостях передавались приказчикам, а в вотчинах и поместьях — владельцам. В Москве и городах отписи составляли площадные подьячие, а в селах и деревнях — земские и церковные дьячки.

 

Самих же беглых крестьян и бобылей, возвращенных по сыску, суду и просто по Уложению, надлежало регистрировать в Поместном приказе за их владельцами (XI, 4, 6). Таким образом, Уложение шло по пути увеличения видов крепостной документации, возникшей в итоге сыска беглых и возвращения их прежним владельцам. Узаконялось и вчинение исков об имуществе беглых крестьян. /Решение спора о животах с применением крестоцелова- ния допускалось в пределах 5 рублей, «а в больших животах вершити по суду» (XI, 25). В порядке судебного разбирательства решались дела и о сносе имущества беглыми. В соответствии с общим упорядочением судопроизводства все полюбовные сделки и судебные решения о беглых, осуществленные до Уложенпя, оставались в силе и не подлежали обжалованию (XI, 8). Улоя;ение закрепляло непреложный закон возврата беглых с семьей п родственниками по прямой и боковой линиям и со всем принадлежащим им имуществом

 

 

Подводя итог анализу норм Уложения, относящихся к крестьянству, отметим, что с Уложением 1649 г, связано установление постоянной наследственной и потомственной крепостной зависимости крестьян, включая пх семьи, а также прямых и боковых родственников. В силу этого были отменены урочные годы сыска беглых. Сыск становился бессрочным.

 

К волостным общинам приклеплялись п черносошные крестьяне, подлежавшие сыску и возврату на прежнпе наделы на общих основаниях. И если, как пишет Н. М. Друяшнпн, «петровскими указами 1719—1724 гг. было закончено формирование особого сословия феодальных держателей государственной земли, обязанных уплачивать казне докапиталистическую ренту»,  то для предшествующего периода формирования этого сословия Уложение 1649 г. было крупнейшим и решающим этапом. Оно закрепляло монопольное право владения крестьянами за всеми категориями служилых чинов по отечеству. Юридическим основанием прав на крестьян, их прикрепления и сыска служили писцовые книги 20-х гг. XVII в., а для периода после Уложения в дополнение к ним — переписные книги 1646—1648 гг., отдельные и отказные книги, жалованные грамоты, акты сделок на крестьян между феодалами, отписи возврата крестьян в результате сыска. Уложению принадлежит разработка правовых основ сыска беглых крестьян. Для придания частным актам сделок на крестьян официальной силы была обязательна их регистрация в Поместном приказе.

 

Уложение завершило процесс правового сближения бобылей с крестьянами, распространив на бобылей равную меру крепостной зависимости. Будучи важным этапом на пути правового сближения поместий и вотчин, Уложение вместе с тем в целях сохранения поместной системы, преобладавшей еще в первой половине XVII в., ограничивало права распоряжения крестьянами, записанными в книгах за поместьями: запрещалось переводить пх на вотчинные земли и давать им отпускные. Права на вотчиппых крестьян были полнее. Признание экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством нашло вьцшкепие в защите законом имущества и жизни крестьянина от произвола, феодала, хотя санкция феодалу в таких случаях определялась значительно слабее, чем представителям низших сословий (за исключением предумышлепного убийства крестьянина). Таким образом, Уложение, следуя за непосредственно предшествующим законодательством и дополняя его, решало поземельный и крестьянский. вопросы во взаимосвязи, подчиняя вопрос о крестьянстве поземельному вопросу.

 

По основной массе дел дееспособность крестьян была ограничена (за них «искали» и «отвечали» помещики), но в уголовпых делах они оставались субъектом преступления. Как субъект права крестьянин мог участвовать в судебном процессо в качестве свидетеля, быть участником повального обыска. В гражданско-правовой сфере он мог предъявлять материальные иски в пределах 20 рублей. В факте возмещения за бесчестье и увечье, предусмотренного Уложением, крестьянин наряду с другими сословиями получил призпапие (с позиций феодального общества) — определенный комплекс гражданских прав, присущих низшему классу-сословию этого общества. Крестьянин, по Уложепию, обладал определенной право- и дееспособностью. У черносошных крестьян объем этих прав был больше, чем у частновладельческих.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Крепостные крестьяне по Уложению 1649 г. - Крестьянские...  московское государство. памятники права...  Крепостное право в России