ФЕОДАЛЬНО-ЗАВИСИМЫЕ ЛЮДИ КРЕСТЬЯНЕ

 

 

Формы прикрепления крестьян при крепостном праве - прикрепление к земле и к помещику

 

Крепостное право включало в себя две формы прикрепления непосредственного производителя: прикрепление к земле — к феодальному владению и прикрепление к личности феодала — к вотчиннику и помещику. На протяжении истории крепостного права в России соотношение этих форм прикрепления менялось. На первой стадии развития (включая XVII в.) преобладала первая, на поздней стадии (XVIII в.—половина XIX в.) — вторая.

 

Первенствующая роль прикрепления крестьян к земле, а не к ее владельцу в значительной мере была связана с высоки? удельным весом поместной системы в феодальном землевладений,. В первой половине XVII в. поместная система даже преобла дала.

 

Все сказанное, естественно, отражено в Уложении 1649 г Крестьянин выступает в нем как органическая принадлежности поместья и вотчины независимо от личности владельца. Это очевидно прежде всего из запрета переводить крестьян из поместий в вотчины даже в пределах одного владения. Стоя на позициях охраны поместного землевладения и мотивируя запрет перевода крестьян опасением, что в противном случае поместья могут запустеть, законодатель исходил из принципа прикрепления крестьян к земле, а потому и распространял запрет перевода на тех крестьян, которые записаны в книгах за поместьями (XI, 30). Мена земельных владений между феодалами допускалась при условии равного состояния имений — пустое на пустое и жилое на жилое, т. е. без крестьян и с крестьянами (XVI, 3, 4, 5).

 

Мена жилого поместья или вотчинного владения на пустое разрешалась, если владелец вывозил крестьян в другие свои поместья или вотчины (XVI, 7). Признание экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством очевидпо из защиты законом имущества крестьянина от произвола феодала. За грабеж помещиком крестьянского хозяйства предусматривалось наказание по усмотрению царя (XVI, 45).  При переходе по судебпому иску вотчипы или поместья из одних рук в другие устапавлива- лось возмещение в двойном размере ущерба, причиненного крестьянам их прежним владельцем (XVI, 37). Закон рассматривал вотчинников и помещиков как представителей государственной власти на местах прежде всего в пределах своих владений, сообщая им не только определенные права, но и обязанности.

 

При обнаружении какого-либо «дурна», «шатости», измены среди своих людей и крестьян, в особенности в порубежных уездах, помещики и вотчинники обязаны подавать воеводам «изветные челобитные» и приводить к ним подозреваемых крестьян, в отношении которых должен быть произведен сыск (VI, 6).

 

При наличии разбойников и татей среди своих же крестьян владелец обязан, не прибегая к самосуду, привести таких крестьян в губу. А} случае отказа выдать крестьян публичной власти и применения самосуда закон предписывал «у такова помещика за такое воровство отняти поместье, и отдати в роздачу, да на них же велеть доправити исцовы иски» (XXI, 79) .  Столь решительные меры против самосуда показывают вместе с тем стремление законодателя поставить государственное судебное преследование по крайней мере в отношении наиболее крупных преступлений выше частного.  Закон защищал крестьянский хлеб от потравы.

 

 

Наконец, предписание ряда указов, а затем и Уложения о возвращении беглых крестьян с их имуществом, включая высеяпнып хлеб, говорит Taime о связи крестьянина и его хозяйства с феодальным владением. Крестьянин выступает в Уложенип как активно действующее в хозяйственном процессе лицо пе только на своем паделе, по и во всем хозяйственном комплексе вотчины и поместья. Оп имеет право задеря^ать любую чужую скотппу, потравившую его хлеб или хлеб его помещика, и потребовать возмещения ущерба (X, 208).

 

 Он признается наравне с помещиком возмояшым соучастником папесеппя хозяйственного ущерба соседнему владению (например, угон бобров п разоренпе бобрового гнезда) и песет в таком случае равную с помещпком ответственность.

 

С возникновением крепостного права объект собственности феодала становится комплексным — земля и сидящий на ней крестьянин. Собственность феодала па крестьянина в отличие от собствеппости рабовладельца па раба никогда не была полной, по объем ее менялся с развитпем крепостного права. В лору его наивысшего развития и вместе с тем разложения (вторая половина XVIII в.—первая половина XIX в.) положение крепостного крестьянина наиболее приближалось к положению раба.

 

В середине XVII в. крестьянин был уже объектом феодального права, круг правомочий феодала в отношении крестьянина был достаточно широк, и наряду с этим крестьянин обладал как субъект права, определенными правами владения своим наделом и хозяйством. В Уложении 1649 г. обе эти взаимосвязанные стороны правового положения крестьянина как объекта феодального -права и как субъекта права, обладающего определенным, хотя и ограниченным, комплексом гражданско-правовых полномочий, нашли свое отражение.

 

Своеобразным фокусом пересечения обязанностей и прав дворян в отношении крестьян своих владений служил закон, согласно которому дворяне «за крестьян своих ищут и отвечают... во всяких делех, кроме татьбы и разбою, и поличного и смертных убийств» (XIII, 7).

 

Эта общая и емкая формула открывала широкий простор для внутривотчинного судопроизводства феодалов, определяя вместе с тем четкий водораздел между частной и публичной юрисдикциями. Реальный объем юрисдикции помещиков в XVII в. был шире и глубже тех определений, которые даны в законе.  Фактически в пределах вотчин и поместий юрисдикция феодалов не регламентировалась законодательством. Однако имущество и жизнь крестьянина ограждались законом от крайнего проявления своеволия феодалов.

 

Одновременно в права распоряжения как имениями, так и крестьянами правительство вмешивалось довольно энергично. Связано это было прежде всего с наличием двух групп крестьян — вотчинных и поместных. Правовой статус каждой из них имел отличительные признаки.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Крепостные крестьяне по Уложению 1649 г. - Крестьянские...  московское государство. памятники права...  Крепостное право в России