ФЕОДАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И КЛАСС ФЕОДАЛОВ. ПОМЕСТНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ, ПОМЕЩИКИ

 

 

Наследование дворянами поместий. Система одабривания

 

Нами рассмотрен обширный комплекс правовых норм, связанных с наследованием поместий.

 

Наследование поместий оформлялось ввозными и отказными грамотами, при регистрации которых стороны уплачивали пошлины (XVIII, 14, 19). Закрепляя за дворянами широкие права распоряжения поместьями, Уложение вместе с тем стремилось пресечь злоупотребления, направленные главным образом на утайку владений. Утайка прежних поместий могла быть связана с обстановкой пережитого времени.

 

Так, дворяне, имевшие отцовские поместья в разоренных городах, прося новые поместья, обязаны были «объявлять» старые, разоренные. Новое давалось, если старое пусто и служить было «не с чего».

 

При обнаружении утайки или прописки прежних имений у виновного отбирали из повой дачи землю в размере утаенного. Утайка в вину не ставилась, если утаивший сам заявлял о ней до того, как на пего «доведут» другие. Но если челобитье стороннего лица об утайке или прописке имений опережало челобитье владельца утаенных имений, то они отбирались и передавались челобитчику. В случае же ложного челобитья об утайке и прописке поместья виновный уплачивал оклеветанному «проести и волокиты» «по две гривны на день» (XVI, 24, 25, 26, 27, 28, 35).

 

Для решения дела по челобитью об утаенных и пустых землях устанавливался трехмесячный срок, в течение которого подавший челобитную должен получить «выписку». Неявка за нето в срок лишала права на получение просимых земель. Уважительной признавалась неявка по причине отвлечения на государеву службу, но и в таком случае должна быть подана «отсрочная челобитная» (XVI, 64, 65). Наличие в Уложении детальной регламентации испомещения и учета поместного фонда, включая запустевшие имения, показывает, в какой мере законодательный свод отразил насущные вопросы своего времени.

 

Высокий удельный вес поместной системы не только в политической и военной сферах, но и в сфере народнохозяйственной поставил правительство перед необходимостью законодательно регулировать поземельный строй поместного владения. Последнее выступает перед нами как хозяйственный комплекс, в котором наряду с собственной пахотной землей (усадшце) и угодьями (леса, луга) имелись угодья (леса), находившиеся в общем владении помещиков данной округи (XVI, 60).

 

При пожалованиях дворцовых и черных земель в поместья и вотчины предписывалось наделять передаваемые деревни хоромным п дровяным лесом и иными угодьями «против пашни», т. е. пропорционально ее размерам и в соответствии с размером дачи (XVII, 24). Уложение в этой части содержит стройное развитие тех положений, которые имелись уже в наказе писцам 1622 г. Помещикам и вотчинникам предоставлялось право расчищать пашню и покосы, бортные ухожья и леса, находящиеся в их межах и гранях, зафиксированных в писцовых книгах. На новорасчищеппых землях разрешалось ставить села и деревни. Об этих расчистках, о включении их в дачи п в четвертную пашню должно быть подано челобитье. Более того, закон разрешал просить участки леса для расчисткп под пашпю за пределами поместья «в разных урочищах», опять-таки с включением пх в четвертную пашшо, облагаемую налогом, по прп условии, что эти леса пе входят в состав общих владений окрестных помещиков.

 

 

 В случае жалоб со стороны последних «то землп из дач поворотити, а бытп тем землям за всеми помещиками п вотчип- пики вопче» (XVI, 60). В вопросе размежевания земель властп были обязапы строго придерживаться показаний писцовых книг. По челобитьям о норозжих землях предписывалось проведение сыска, который должен подтвердить, что просимые земли никому не отмежеваны в поместья или вотчины (XVI, 63).

 

 В. Седашев прав, утверждая, что Уложение пе мыслит повораспахаппые земли впе дачи даже в собственных лесах и угодьях помещп- jWE, На дервое мррто рвдвцгартср «учет адоцомЬчроквд от дельца» с целью наложения тягла и определения службы.

 

И все я^е в свете сказанного, на наш взгляд, было бы односторонне видеть в данном случае только фискальные цели. Законодательство проявляло заинтересованность в развитии поместного землевладения и его интенсификации как фактора хозяйственной жизни страны. Правда, обе задачи, фискальная и хозяйственная, были тесно взаимосвязаны. Это хорошо видно из нормы, согласно которой помещик, нашедший ничейные озера или рыбные ловли, мог по челобитыо получить их в придачу к своей четвертной пашне (XVI, 36).

 

Поддержка поместного землевладения видна и в системе одабривания, которое в отношении вотчин было запрещено.  Приемы одабривания поместных земель, пожалованных из дворцовых и черных волостей, за счет примерных земель даны в указе от 19 марта 1620 г., который полностью вошел в Уложение (XVI, 46, 47, 48). Одабривапие производилось путем прибавки земли из низшего (худая) и среднего качества к пожалованному участку аналогичного качества из расчета, установленного законом: к средней земле добавляется средняя земля из расчета на 100 четвертей — 20 четвертей; к худой земле добавляется худая земля на 100 четвертей — 50 четвертей.

 

В таком отношении закон уравнивал среднюю и худую землю с хорошей (доброй) землей (XVI, 48). Одабривание тем самым ставило целью создание равных возможностей, обеспечивающих несение службы с земли разного качества. При отсутствии примерных земель одабривание не производилось, поскольку убавлять землю из дач воспрещалось (XVI, 46).

 

Запрещалось одабривапие выслуженных вотчин, как и всех других, но в случаях, когда вотчины раздавались в поместья, одабривание допускалось на общих основаниях (XVI, 47, 48). Система одабривания показывает, что расчет делался исключительно на природные ресурсы, без учета вложения труда и степени культивации земли, которая по тем временам была весьма низкой.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Соборное уложение 1649 года  источник права  соборное уложение Суд русского государства 1649  Соборное Уложение