ФЕОДАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И КЛАСС ФЕОДАЛОВ. ПОМЕСТНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ, ПОМЕЩИКИ

 

 

Прожиток как институт права. Права женщин па прожиток

 

Вырастая из чисто утилитарной потребности, вызванной жизненными обстоятельствами, прожиток как институт права становится существенным звеном в закреплении сос- ловно-классовых прав дворян на поместье. Прожиток выступает как одна из форм наследования поместья и тем самым становится его разновидностью, играя вместе с тем очень важную роль в процессе средостения поместья с вотчиной.

 

Из сказанного очевидно, что источником прожитка служили выморочные поместья (XVI, 13, 32), включая те, владельцы которых погибли на войне, по оставив прямых наследников (XVI, 22, 30, 31). Источником прожитка могли быть и конфискованные земли (И, 7). Право на получепие прожитка имели прежде всего вдовы, Оставшиеся как с малолетними детьми, так и бездетные. Прожиток получали жены до третьего брака включительно (XVI, 20, 21).

 

 Вдовы и дети от четвертого брака лишались права на получение прожитка, поскольку четвертый брак по церковным законам того времени не допускался (XVI, 15). На общих основаниях имели право на прожиток вдовы убитых в боях иноземцев (XVI, 30). Прожиток дочерям, живущим при братьях после смерти отцов, мог быть выделен только из поместий отцов, а вотчины шли сыновьям (XVII, 2). Из поместий, унаследованных неверстанными детьми, в случае если они и умрут неверстанными, прожиток выделялся их женам и дочерям в том случае, если отцы этих неверстанных убиты или умерли на государевой службе. Прожиток получали малолетние дети обоего пола, обычно совместно с матерью (XVI, 23, 58), и дочери до замужества (XVI, 56).

 

Относительно состава прожитка имеются довольно точные сведения. Это «усадище и к нему пашня» (XVI, 55). Есть данные и о размере прожитка. Размер зависел от величины оклада и от обстоятельств смерти главы семьи. Если глава семьи был убит в сражении, то со 100 четвертей оклада полагалось 20 четвертей женам, 10 — дочерям (XVI, 30); если он умер в полку на государевой службе, то женам — 15, дочерям — 7 четвертей (XVI, 31); если же глава семьи умер дома, вне слуя^бы, женам полагалось 10, дочерям — 5 четвертей (XVI, 32).

 

Смысл такой градации ясен. В наибольшей степени вознаграждалась потеря кормильца в бою. В случае смерти неверстанных наследников поместий их жены при отсутствии сведений об окладе отцов умерших получали на прожиток «против окладу повичпой большой и средней статьи», если отцы умерли на службе, и «против окладу средпей и меньшой статьи», если умерли дома (XVI, 33). Размер прожитка определялся и по усмотрепию царя — в отношепип «измеппчьпх» поместил п вот- чип, при условии, что жепы и дочери изменника, живя с пим, пе зпали об ого замыслах.

 

Во всех случаях вдовам и дочерям па прожпток шла часть поместья, потерявшего владелхща и пе имеющего прямых наследников. Остальное шло родичам («в род»), по лишь беспоместпым п малопоместным. Если в роду таких но было, то поместье подлежало передаче в чужой род, «кого государь пожалует». В этом легко усмотреть двойственную природу поместья. Оно становилось родовой собственностью, по лишь условно — в рамках поместного оклада.

 

Уложение допускало передачу жепам, оставшимся с детьми, всех поместий умерших мужей, боря при этом под защиту права матерей, если дети отказывались содержать п почитать пх. По челобитью матерей закон предписывал выделение пм прожитка.

 

 

Предусматривались два случая

 

Если наследовалось поместье «полная дача», то «из мужпих поместей давать на прожпток с окладу мужей, по указу, от детей их особпо». При наследовании поместья «малой дачи», когда не было возможпо выделить прожиток в соответствии с размером оклада, предписывалось такие поместья делить с детьми по жребию, «изверстав живущее и пустое по- вытно, по четвертям» (XVI, 58). Жеребьевке подвергалось при дележе и наследство, состоящее из поместья «малой дачи» в сочетании с небольшими выслуженными и родовыми вотчинами.

 

При этом вдовам на прожиток выделялось из поместий, а вотчины шли детям (XVI, 57). Закон защищал в подобной ситуации и права наследования малолетних детей, если последние «будут изобижены». По достижении совершеннолетия (15 лет) они получали право бить челом об обиде, и по расследовании дела (очная ставка и проч.) назначался передел поместья (XVI, 23) .  Право апелляции сохранялось за ними до двадцатилетнего возраста. Определенным сроком ограничивалось и право подачи жалоб вдовами и дочерьми в случае ущемления их интересов при выделе прожитка. Таким сроком с момента раздела был год, по истечении которого жалобы не принимались. В течение годового срока после передела была возможна подача челобитной о новом переделе. И так до трех раз. Каждый передел, связанный с выделением прожитка, оформлялся передельной грамотой (XVI, 55).

 

Вдовы и девки (дочери, сестры, племянницы) обладали определенными правами распоряжения своим прожитком. Одно из них в первой половине XVII в. состояло в праве сдавать прожиточное поместье родственникам при условии, что они будут содержать владельцев прожитка, а девок выдадут замуж. Указ 1620— 1622 гг., впервые законодательно фиксировавший эту норму, говорит о ней как о существующей на практике и вводит установление о возвращении вдовам и девкам их прожитков, если родственники не выполняли взятых на себя обязательств.

 

Уложение, восприняв этот закон, разрешило сдавать прожитки не только родствеппикам, но и любым людям на тех же условиях, но потребовало о сдаче поместья «писать записи за руками». Таким образом, акт сдачи прожитка получал официальное оформление. При нарушении условий содержания вдов и девок по их челобитью поместье могло быть возвращено им, а запись теряла силу (XVI, 10). Девки могли сдавать прожиточное поместье по достижении пятнадцатилетнего возраста. Сдача- прием прожитков подлежали оформлению не только со стороны лиц, сдающих их и обязанных оформить сдаточную запись, но и со стороны лиц, принимающих прожитки. Оформление состояло в подаче в Поместный приказ челобитья на имя государя, где поместье записывалось за новым владельцем.

 

Отсутствие такой регистрации влекло конфискацию прожиточного поместья с передачей ее лицу, подавшему челобитную о таком парушении закона (XVI, 12)Право распоряжения прожитков состояло и в том, что, выходя замуж, вдова и девка могли передать его мужу. Прожиток в данном случае становился приданым. Такой порядок на практике установился, по всей вероятности, не позднее второго десятилетия XVII в., получив первое законодательное выражение в 1620 г.  Уложение 1649 г. закрепило ряд законоположений по этому вопросу, суммировав те из них, которые касались прав невесты и я^ениха на прожиток. Закон ставил условием, что, .беря невесту (вдову, девку) с прожитком, жених должен «справить» — т. е. оформить за собою — прожиток «до женитвы своей». Если же челобитье об оформлении прав на прожиток подавалось после женитьбы, то в просьбе следовало отказать, а поместье «отдать в род беспоместным и малопоместным по рассмотрению».

 

При отсутствии в роду первого мужа вдовы или отца девицы беспоместных или малопоместных родичей прожиточное поместье, как обычпо, передавалось в чужой род — челобитчикам, которые возбудили вопрос (XVI, 20) ,  Помещикам, взявшим жен с прожиточным поместьем, ставилось в вину, если они, оформляя за собой прожиток жены, утаивали поместья, унаследованные ими от своих отцов. Однако такая вина мужа не влекла ущерба для жены. В случае смерти второго (третьего) мужа вдова, как обычно, получала свой прояшток обратно (XVI, 21). Вдова теряла право на прояшток только в случае, если получала его при наличии малолетних детей и с ними вновь выходила замуж. По достижении пятнадцатилетнего возраста дети могли бить челом о получении поместий своего отца (XVI, 22). По указу 1619/20 г., вошедшему в Уложение, при женитьбе па вдове, имеющей дочь со своим прожитком, жепих получал право только на прояшток жены; при яизпитьбе па дочери — только па ее прояшток (XVI. 17) .

 

Развивая тему о правах женщин па прожиток, одна пз новых статей Уложения рассматривала два возмояшых случая придачи прожитка к имению жениха, у которого были дети от первого брака: прожиток «немалой дачи» присоединялся к малым и пустым поместьям; «малые прожиточные поместья» и «пустые дачи» присоединялись к большим поместьям. В обоих случаях после смерти мужей жены получали прожиток в зависимости от размера оклада мужа: в первом случае он мог стать меньше прежнего прожитка, во втором, наоборот, больше. Остальное передавалось детям мужа. Новый прожиток состоял обязательно из земель старого прожитка с добавлением, в случае надобности, только из поместных земель мужа (XVI, 56, 57).

 

Выше отмечалось, что законодательство первой половины XVII в. знало и другой вид прожитка —- полное поместье, которое оставлялось за его владельцами пожизненно в случае отставки от службы по старости или увечью и при отсутствии прямых наследников. В связи с этим еще указами 1620 и 1622 гг. отменялся прежний обычай отдавать эти поместья «в пожить». За престарелыми владельцами сохранялось право сдавать поместья родственникам (племянницам, братьям) при условии: содержать стариков до смерти. Такая сделка должна была быть оформлена «сдаточной записью» и зарегистрирована в приказе. При нарушении условий сделки поместье возвращалось прежнему владельцу (XVI, 9). Из сказанного видно, что Уложение всесторонне разработало статус прожиточного поместья, охраняя его от покушений со стороны.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Соборное уложение 1649 года  источник права  соборное уложение Суд русского государства 1649  Соборное Уложение