Топонимика Беларуси

 

 

Происхождения термина «Беларусь» и «белорусы»

 

 

 

Термин Беларусь

 

Происхождение термина «Беларусь»

 

Происхождение термина

 

В прошлом земли, относимые к Руси, удостаивались разных эпитетов. Исторически известно, что в старину существовали названия: Червоная, Галичская, Холмская, Черная, Великая, Малая и, наконец, Белая Русь. Причем самым жизнестойким из этих поэтических названий оказалось именно определение «Белая», закрепившееся в названии ныне суверенного государства, нашей родной страны Республики Беларусь.

 

Российский академик В.И. Ламанский указывает на древность названия «Белая Русь». Он ссылается на немецкого поэта конца ХIV – начала ХV вв. Петра Сухенвурт, который в своих поэмах упоминает о Белой Руси, называя ее «Weissen Renzzen».

 

Польский писатель ХIV века Ян Чарнковски, составивший интересные записки о своем времени, рассказывает о том, что литовский князь Ягайло был заключен со своей матерью «in guodam Castro Albae Russiae Polozk diсto», т.е. в замок под арест в Белой Руси. Подобные же указания о названии Беларуси находились в письмах Витовта 1413-1442 гг. «Во всех перечисленных местах – говорит Карский – говорится о Белой Руси, как о чем-то вполне известном, всем понятном. Отсюда естественно следует заключение, что это название было общеизвестным, живым, народным, издавна употребительным выражением». Академик Ламанский подтверждает, что с большой вероятностью можно полагать, что оно «древнее века Ольгердова и даже Гедыминова, что оно существовало уже в конце и даже в середине ХIII века».

 

Однако первое упоминание о Белой Руси в письменных источниках приходится только на середину XIV в. Поначалу это обозначение относилось к восточной Руси или к землям, принадлежавшим Московскому княжеству. На одной из европейских карт того времени (1507) даже указано: «Россия Белая, или Московия». Судя по всему, происхождение названия связано с древнерусским городом Белоозеро, в котором, согласно «Повести временных лет», правил еще брат Рюрика Синеус. Город и одноименное озеро, которое на картах изображали непомерно большим, были овеяны завлекательными легендами. Вот что сообщает о нем немецкий дипломат и путешественник Зигмунд Герберштейн, посетивший Москву в 1517 и 1526 гг. в правление великого князя Василия III:

 

«Город расположен не на самом озере, как утверждали иные, но до такой степени окружен со всех сторон болотами, что представляется неприступным. По этой причине московские государи обычно хранят там свои сокровища».

 

Словосочетания Белая Русь Герберштейн не использует, но замечает, что «некоторые именуют государя московского Белым царем», хотя происхождения названия он не знает, лишь строя догадки по этому поводу. То есть к тому времени причина, по которой восточная Русь оказалась окрашенной в белый цвет, была уже основательно забыта. Вероятно, не была она известна и Ивану III, который в своем титуле нарек Московское государство Белой Россией (Карамзин. История государства Российского, т. VI, гл. 7). Он мог просто повторить ярлык, имевший тогда широкое хождение в европейских странах, отношения с которыми он пытался наладить. К примеру, князем великой Белой России называет его венецианский дипломат Амброджо Контарини, побывавший в Москве в 1475 г.

 

Как же получилось, что это наименование сместилось со временем в западном направлении, став при этом намного более локальным?

 

Западнорусские земли, образующие территорию нынешней Белоруссии, в XIV-XVI вв. входили в состав Великого княжества Литовского. В литовских правовых актах жители этих областей неизменно именовались просто русскими, а их язык – русским. На титульном листе Библии, переведенной просветителем Франциском Скориной на язык, который теперь называют старобелорусским, также значится «Бивлия руска». Но в 1569 г. была принята Люблинская уния, объединившая Польшу и Литовское княжество в одно государство – Речь Посполитую. И тогда поляки стали активно использовать термин Белая Русь применительно к русским землям княжества, оказавшимся теперь под их контролем.

 

На тот момент Польше уже принадлежала одна Русь – Галицкая, или Червонная. По всей видимости, это цветовое обозначение имеет под собой также географическую, а не этнографическую основу (см., например, Фасмер, т. 4, ст. Червонная Русь). В «Повести временных лет» под 981 г. фигурирует польский город Червен. От этого топонима получила свое название целая группа соседних населенных пунктов, известных как Червенские города, которые находились на границе Киевской Руси и Польши и часто становились предметом спора между ними.

 

Таким образом, поворотным периодом в новой локализации термина Белая Русь явилась вторая половина XVI в., отмеченная многолетней Ливонской войной (1558-83), в которой Россия снова воевала с поляками и потерпела поражение. Перенос названия хорошо просматривается при сравнении двух изданий одной и той же книги «Хроника Европейской Сарматии», написанной Александром Гваньини, итальянцем, служившим в польских войсках.

 

В первом издании «Хроники» (1578), содержание которой он, как считается, позаимствовал у польско-литовского историка Матея Стрыйковского, говорится следующее: «Русь под Московским князем названа Белой Русью, а та, которая принадлежит Польше, - Черной». А вот в переводе этой книги на польский язык (1611) утверждается нечто совершенно иное:

 

«Русская земля, которая издавна называется Роксоланией, лежит от восхода солнца у Белоозера… И Русь является троякой: первая – Белая, вторая – Черная, третья – Червонная. Белая находится около Киева, Мозыря, Мстиславля, Витебска, Орши, Полоцка, Смоленска и земли Северской, которая издавна принадлежит Великому княжеству Литовскому. Черная находится в Московской земле, около Белоозера и оттуда к Азии. Червонная около гор, которые именуются Бескидами…»

 

Отметим дважды упоминающееся в этом отрывке Белоозеро, о котором уже говорилось выше, и его неестественное сочетание с Черной Русью, третьим цветным топонимом, иногда употреблявшимся по отношению к землям, ранее принадлежавшим Киевской Руси. Троичность топонимов объясняется тем, что на протяжении нескольких веков на западную часть этих земель претендовали сразу три государства – Россия, Литва и Польша. Заметим также, что рассматриваемые цветовые обозначения использовались преимущественно в литературе и картографии. Впервые все три встречаются на известной карте монаха фра Мауро (1459), где Белая Русь соседствует со все тем же Белым озером (морем), а Черная расположена между нею и Красной (Червонной) Русью.

 

Факт, касающийся новой привязки топонима Белая Русь, можно обнаружить в «Истории» Карамзина, в примечаниях к которой сказано, что когда в 1602 г. беглый монах Григорий Отрепьев, будущий царь Лжедмитрий, пробравшись со своими попутчиками сквозь дремучие леса, оказался на литовской стороне, встреченный ими местный житель объявил, что «страна сия Белоруская и владеет ею король Жигимонт [Сигизмунд]». В том же году Георгий Тектандер, секретарь посольства императора Рудольфа II к персидскому шаху, записал в своем дневнике, что, отъехав от Орши, они достигли реки, «которая разделяет Белую Русь и страну Московитов». И рекой этой, если основываться на географии, скорее всего был Днепр.

 

Идентификация Белой Руси с западнорусскими областями не вызвала возражений в Москве потому, что ее правителям больше импонировал эпитет Великая. А разделять Русь на Великую и Малую исходя из их относительных размеров стали в первой половине XIV в., после того, как в результате нашествия монголов на ней образовалось два доминирующих центра – Московское и Галицко-Волынское княжества. Собственно, названия Белая (на первом этапе) и Червонная Русь, появившиеся позже Великой и Малой, можно рассматривать в качестве более красочных синонимов последних. Что касается неустойчивого наименования Черная Русь, то в настоящее время справочная литература относит его к западным областям нынешней Белоруссии.

 

В 1654 г. во время очередной войны с Польшей, на этот раз успешной, к России была присоединена часть современной Украины, преемницы Малой Руси, а в следующем году русские войска заняли восточно-белорусские земли. После этого титул царя Алексея Михайловича был дополнен и стал выглядеть так: «Самодержец всея Великия и Малыя и Белыя России». Еще одна «Россия» появилась в конце XVIII – начале XIX вв., когда у Турции было отвоевано Северное Причерноморье и этот край начали именовать Новороссией.

 

В XVIXVIII веках термин «Белая Русь» распространялся только на Витебщину и Могилевщину, а за все современной территорией Беларуси термин закрепился только в XIX веке.

 

Где-то во второй половине ХIХ в. Беларусь была названа «Северо-Западным краем». Такое название, данное российскими государственными властями, имело чисто национально-политический характер. Его придерживались все российские историки, которые писали о Беларуси. После первой мировой войны оно отпало само собой и совершенно забылось, оставшись только в исторической литературе на русском языке.

 

Коммунистическая власть, завладевшая Беларусью в 1918 году, назвала ее «Белорусская Советская Социалистическая республика», сокращенно «БССР». Верховная власть этой республики находилась в Москве. После второй мировой войны советская коммунистическая власть ввела в организацию Объединенных Наций отдельного делегата от Беларуси, который стал заседать там наравне с другими делегатами этой международной организации. В такой форме Беларусь вступила на арену мировой политической жизни.

 

Когда большая часть Советского Союза стала называться Россией, то Беларусь назвали «Белоруссией». Но Белая Русь или Беларусь Россией или Руссией никогда не называлась в исторические времена. «Беларусь» или «Белая Русь», и «Белоруссия» или «Белая Россия» понятия разные и неприменимы к одной и той же стране. Коренные жители Белой и Черной Руси искони называют свою родину «Беларусь».

 

Иностранцы ошибочно переводят на свои языки слово «Белая» и таким образом искажают собственное имя «Беларусь». Так, например, поляки пишут «Бяларусь», украинцы «Бiларусь», немцы «Вайссруслянд», англичане «Уайтраша», французы «Бляншрюсс». Однако после второй мировой войны эта ошибка исправляется по почину Организации Объединенных Наций. По примеру этой организации Беларусь в международной политике стали называть «Вiеlorussia». Этим термином пользуются газетные репортеры и журналисты.

 

Исходя из всего вышеотмеченного, можно сделать вывод, что все ученые сходятся на том, что происхождение термина «Белая Русь» имеет древние корни. Их разобщенность обнаруживает лишь в толковании происхождения самого определения «Белая».

 

Для начала обратимся к колористике, науке о цвете. Белый цвет – это нетронутость, полнота, самоотдача, единство, легкость, выявление скрытого и ложного, изоляция, бесплодность, окоченение, разочарование, чопорность, скука. Основным качеством белого цвета является равенство. Белый цвет ищет справедливости. Он беспристрастен. Белый цвет символизирует невинность. Белый характеризуется определенной плотностью. Держа в руках прозрачный кристалл, вы видите перед собой Сияние. Взяв в руки белую хлопчатобумажную простыню, вы ничего сквозь нее не разглядите. Белый находится на ступень ниже безупречной чистоты Сияния. Белый содержит все цвета спектра поровну, являясь результатом их смешения. Следовательно, белый может использоваться для создания тех или иных сочетаний. Все цвета в белом равны. В мифологии белый служит символом единства. Белый парик на голове судьи говорит о его беспристрастности. Белый – духовный хранитель. Если присутствует белый цвет, то все будет в порядке. Доктор в белом халате вырывает человека из пасти смерти. Белый голубь – символизирует мир, Святой дух. Белый флаг - добровольную сдачу, перемирие. Белый – цвет очищения от грехов, крещения и причастия, праздников Рождества, Пасхи и Вознесения. В алхимии белый цвет связан с ртутью. Причем отождествление цвета совпадает как в христианской вере, так и в языческих культах.

 

В справочниках, как правило, указывается, что происхождение термина «белый» в топониме «Белая Русь» окончательно не выяснено, и приводятся две наиболее популярные этимологические версии.

 

Согласно первой, этот термин обозначал западнорусские земли, не зависевшие ни от монголов, ни от литовских феодалов. В этом ключе «белый» подразумевает под собой «чистый», «непорочный». А по сему «Белая Русь» – это земля, непокоренная татарами.

 

Согласно второй версии, название обусловлено доминирующим цветом одежды и волос местных жителей. К этой версии склоняется и Г.Я. Рылюк, делая упор на цвет одежды изо льна.  Существует также еще «цветовая» версия (Линтюгова), но связанная с цветом географических объектов: рек, озер, болот и т.д.

 

В работах других ученых белый цвет синонимизируется с понятиями «священный». Так в трудах Станкевича и Ластовского в этом ключе делается упор на культ воды. Карпенко берет шире, объясняя, что многие «священные» понятия так или иначе связаны с белым цветом.

 

Известен также факт, что в старину части света обозначались цветами. Так «белый» равносильно западу, что вполне можно объяснить, что исконно белорусские земли располагались к западу от Великих русских земель с центром Московском княжестве. Но в других источниках «белый» значит северный (аналогия – белые хорваты, населявшие Галицию).

 

Возможно, что название отражает влияние балтийского этноса, так как «балта» по-литовски означает «белый».

 

Существует также теория, определяющая «белый» как центр, ядро. Истоки этой трактовки можно найти в индийских этносах, в частности в их мифе о Шамбале. Согласно некоторым мистическим учениям Индии и Тибета, Шамбала представляет собой духовный центр планеты. Шамбала – это «Чистая Земля», «Земля Святых», «Земля Блаженных», «Земля Живых», «Земля Бессмертия».

 

Происхождение мифа о Шамбале связано с возникновением и становлением буддизма, а в основу мифа легло, вероятно, индуистское описание «колыбели человечества» – Белого Острова (Швета-двипа). О его заполярном расположении говорится в древних текстах Махабхараты: «На севере Молочного моря есть светозарный Швета-двипа. Этот остров – обитель сиянья». Вероятнее всего речь здесь идет о северном сиянии, чему еще в начале прошлого века индийским ученым Б.Г.Тилаком было найдены бесспорные доказательства. В последнее время «доказательств» стало еще больше. В 2001 году опубликованы результаты исследований А.Г.Виноградова и С.В. Жарниковой по сравнению топонимики Ригведы, Авесты и Махабхараты с топонимикой Русской равнины. Результаты этих исследований не оставляют сомнений – в священных книгах Индии и Ирана описывается территория, охватывающая полярный Урал, побережье Белого моря, бассейны рек Северной Двины и Печоры, Волго-Окского междуречья.

 

Здесь же можно вспомнить легенду о так называемом «треугольнике». Вершины его находятся соответственно в Индии, на территории Северного Урала и, по некоторым сведениями, где-то на этнической территории Беларуси. Употребляется в этом ключе и понятие «соль Земли», а соль как водится белого цвета.

 

Безусловно, трактовок происхождения термина «Белая Русь» очень много. Ведь существует незыблемая истина «Сколько людей, столько и мнений». Некоторые из них более логичны, другие – мифичны, сказочны, но каждая имеет право на существование. Посему каждый решает сам, в какую же трактовку верить или не верить.

 

Происхождение термина «Беларусь»

 

Летописные свидетельства указывают на то, что древними обитателями на землях Беларуси были родственные славянские племена: кривичи, полочане, дреговичи, велеты-лютичи. В процессе многовековой совместной жизни они ассимилировались и создали белорусский народ.

Кривичи-полочане. Это племя, жившее в области р. Полоты и по р. Двине, очень рано образовало свое княжество со столицею в Полоцке.

Кривичи построили город Смоленск, где вскоре образовалось Смоленское княжество. В Лаврентьевской летописи говорится: «Кривичи иже седять наверхъ Волги и наверхъ Днепра, ихже градъ есть Смоленскъ: тудъ бо седять кривичи».

Дреговичи. Дреговичское племя жило в бассейне р. Припяти (ныне Полесье) и занимало области до реки Буг на западе и реки Неман на севере. Столицею их княжества был город Туров на р. Припять.

Велеты-лютичи. В пределах нынешних Гроденщины и Виленщины проживало славянское племя велеты-лютичи. По представлению некоторых исторических данных, город Вильно был их крепостью (само это слово образовалось от вильда - крепость). Велеты известны в истории народов под двумя названиями: велеты и лютичи. Вопрос о них исследовал чешский ученый Павел Шафарик. По его мнению, название «велеты» старше названия «лютичи».

Оба эти названия образовались от старославянских слов: «велекi» (по-белорусски «вялiкi») и «люты» или «лют». Слово "велекi" иноземцы исказили в «велеты», не понимая его значения. Название "велекi" указывает на многочисленность этого племени и на большую территорию, какую оно заселяло.

Начиная с ХII века, на кривичские и дреговичские земли нападали с запада грабительские банды велетов-лютичей. За их жестокость и свирепость кривичи и дреговичи прозвали их лютвой. Слово «лютва» в разговорной практике легко перешло в «литва». Чешские ученые П. Шафарик и Любор Нидерле утверждают, что слово «лютва» преобразовалось в «литва». Это мнение ученых заслуживает внимания. Для нас оно является весьма важным и обоснованным свидетельством.

В пользу этого мнения говорят исторические факты успешного продвижения литовских или лютовских князей с их дружинами на восток Беларуси в середине ХII-ХIII веков и их полная ассимиляция с покоренными ими славянскими белорусскими племенами. Литовские князья, занявши белорусские земли, смешались с белорусами до такой степени, что усвоили их религию, обычаи и язык, который сделали своим государственным языком. Эти факты свидетельствуют о том, что литовские завоеватели были чистокровными славянами и принадлежали к племени велетов-лютичей. Разговорный язык их был славянский, понятный белорусским племенам или совсем мало чем отличавшийся от их языка.

Причем литовцы тех времен не имеют общих корней с литовцами нынешними. Нынешние литовцы в давние времена они назывались жмудь (отсюда и полное название Великого княжества Литовского, Русского и Жамойтского).

С XV века за белорусскими землями закрепилось название Литва. Вошло оно в практику, когда Беларусь была покорена литовскими князьями, которые создали великое государство – Великое Княжество Литовское. Известный польский ученый прошлого столетия А. Брюкнер говорит: «Всегда мы говорим «литовский», «литовец», но это только вместо «белорусский», «белорус», потому что в 1510 году даже не снилось о собственной этнографической Литве; еще Рэй в 1562 году называл белоруса литовцем, а в Москве и в ХVII веке «литовский» означал то же самое, что и «белорусский».

Название Беларуси Литвою было обычным в ХVII-ХIХ веках. Поэт А. Мицкевич восклицает в своей поэме «Пан Тадэуш»: «Литва! Отчизна моя!» Но его отчизною была Наваградчина, где в фольварке Заос он родился и провел свои детские годы. Наваградчина входит в состав западной части Беларуси и Литвою в нынешнем понятии никогда не была. Но в те отдаленные времена Беларусь называли Литвою в государственной терминологии, имея в виду Великое Княжество Литовское.

В Москве тоже называли тогда Беларусь Литвою. А. Пушкин описал в поэтической форме сцену в своем произведении «Борис Годунов» и назвал ее «Корчма на литовской границе». В действительности же действие в этой сцене происходило на границе Беларуси с Московским государством. П. Батюшков в изданной им книге под заглавием «Белорусы и Литва» писал: «Доктор Ф. Скорина, уроженец города Полоцка, усердно занимался переводом славянских книг на литовский язык». Известно, что Ф. Скорина переводил Священные книги (Библию) на свой родной белорусский язык, а литовского языка он вовсе не знал. Путаница с названиями «Литва» и «Беларусь» продолжалась еще долгое время. Теперь каждый знает, что эти две страны разные по национальности и по языку.

Именно с термином «Литва» связано известное определение белорусского народа как литвины. «Литвинов» нужно отличать от «литвяков». Литвин – это житель Великого Княжества, а литвяк – житель земель, именуемых ныне Литовской Республикой.

Название «Литва» прочно вошло в житейскую практику, особенно среди поляков в западной Беларуси. Здесь некоторые города они назвали литовскими, например: Брест-Литовск, Новогрудок-Литовский, Минск-Литовский, Каменец-Литовск, Высоко-Литовск. И эти названия вошли в географические карты России, составленные до первой мировой войны 1914 года. Когда в 1919 году образовалось Польское государство, в состав которого вошла западная Беларусь, сами собою отпали названия «литовский» от городов: Бреста, Минска и Новогрудка или Наваградка, но остались Высоко-Литовск и Каменец-Литовск.  

Непосредственно этноним «белорусы» появляется во второй половине XVI века. Впервые он зафиксирован в хронике ранее упоминавшегося Стрыйковского, который среди славянских народов выделяет «литовских белорусцев». Новая географическая и этническая дефиниция была подхвачена в Русском государстве. В расспросных речах пленных в Патриаршем дворцовом приказе за 1623-24 гг. встречаются такие сообщения: «N женился в Могилеве, венчал Белоруский поп», «Белорусцы Михаил Иванов сын Гулянский…» и т. д. Причем белорусы или белорусцы – это жители лишь востока Беларуси, тогда как уроженцев западно-белорусских земель именовали литвинами.

 

Заключение

 

История происхождения терминов «Белая Русь», «белорусы» сложна и запутана. Ученые сходятся во мнении, что непосредственно термин весьма почтенных лет, его становление уходит своими корнями в XII-XIII века и даже ранее. Но единого мнения, единой трактовки того, почему, же наша Русь все, же Белая, нет. По одним трактовкам это связано с цветом либо одежды и волос местных жителей, либо с характерным белым цветом местности. Другие трактовки связывают белый цвет с географическим расположением. Третьи связывают значение топонима «белая» с исконным значением белого цвета, т.е. чистая, непокорная, свободная, священная. Есть предположения, связывающие топонимику Беларуси и всей Русской равнины с древним индийским мифом о Шамбале. Все эти трактовки имеют право на существование, верить в них или нет – это уже дело десятое.

В любом случае, история происхождения терминов «Белая Русь» и «белорусы» пестрит яркими событиями, именами знаковых личностей, влиявшими на судьбу всех восточнославянских земель. Это история, это прошлое… И таким прошлым не стыдно гордиться, не стыдно уважать, помнить и ценить. Ведь, как говорится, у того, кто не помнит своего прошлого, не может быть будущего. А с таким прошлым, настоящее и будущее наше просто обязано быть и стать не менее славным. Да, и сам термин «белый» накладывает определенную ответственность на нас, тех, кто ныне живет на землях, издревле называемых белыми.

 

Литература:

 

1.     Жучкевич В.А. Топонимика Белоруссии. – Мн.: «Наука и техника», 1968.

2.     Жучкевич В.А. Общая топонимика. – Мн.: «Народная асвета», 1965, 1968, 1980 (3 изд.).

3.     Жучкевич В.А. Краткий топонимический словарь Белоруссии. – Мн.: БГУ, 1974.

4.     Лемтюгова В. П. Восточнославянская ойконимия апеллятивного происхождения. – Мн.: «Наука и техника», 1983.

5.     Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь: около 5000 единиц / Отв. ред. Р. А. Агеева. – 2-е изд., стереотип. – М.: Русские словари, ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2001.

6.     Рылюк Г.Я. Истоки географических названий Беларуси с основами общей топонимики. – Мн.: «Веды», 1997, 1999 (2 изд.).

7.     Успенский Л.В. Загадки топонимики. – М.: АСТ, 2008.

8.     http://ec-dejavu.ru/b-2/Belorussia.html

9.     http://www.pravoslavie.by

 

 

К содержанию книги: Белорусские топонимы

 

 Смотрите также:

 

Профессии в географических названиях

 

Географические топонимы от названий растений и животных  Топонимы новгородской области. топонимия...

 

Географические топонимы в честь золота  Что изучает наука топонимика – макротопонимика...

 

Ономатология и топонимика

 

Последние добавления:

 

Русская и российская ономастика    Славянская мифология   ПОЛЕСЬЕ  ЛИНГВИСТИКА ТОПОНИМИКА Полесья      Термины родства у славян