ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 18 века. ПЕРЕУСТРОЙСТВО СУДА И УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Монтескье и Вольтер

Теоретические требования французской буржуазии в области суда

 

Тайный пыточный процесс и практика административного заточения как методы расправы французского абсолютизма с угнетенными классами вызывали всеобщее недовольство и ожесточенные нападки представителей крепнущей буржуазии. Они выражались и в публицистических работах — памфлетах, речах, а позже в наказах сословий депутатам Генеральных штатов (1788 г.).

 

Надо отметить, что первые протесты против розыскного процесса и, в частности, против применения пыток раздавались уже в конце XVII в. В этом отношении интересна небольшая работа председателя Дижонского парламента О. Николя, отражавшая взгляды проникшей в судейское сословие буржуазии.

 

Автор возражал против признания пытки средством достижения истины в делах о тяжких преступлениях, считая, что в силу требований «естественного равенства» и «справедливости общего права» в делах о наиболее тяжких преступлениях должно быть приложено более всего стараний для достижения достоверности доказательств. Возражая против общепринятого положения о том, что отмена пытки повлечет оставление без наказания ряда преступников, Николя требовал, чтобы правосудие «придерживалось законных средств изобличения, не ставя свой успех и справедливость приговора в зависимость от сознания, вырванного силою непереносимых мучений» («Составляют ли пытки средство исследований тайных преступлений?»)

 

Среди публицистов XVIII в. выделялись Монтескье и Вольтер, посвятившие особенно большое внимание вопросам уголовного процесса. Монтескье в своей работе «О духе законов» (1748 г.) решительно отказывал королевской власти в праве вмешиваться в отправление правосудия. Судебная власть, по его учению, «не должна вручаться постоянному учреждению, а должна осуществляться лицами, избираемыми из всего народа, в известное время года, способом, указанным в законе, для составления трибунала, действующего только до тех пор, пока того требует необходимость»Пытка, по мнению Монтескье, противоречит требованию природы. Теория легальных доказательств, считающая безусловным доказательством показания двух свидетелей, является заблуждением. Граждане имеют право на то, чтобы их судили не профессиональные судьи, проникнутые духом сословной нетерпимости, а их сограждане, избираемые народом.

 

Вольтер, сам подвергавшийся заточению в Бастилии, в ряде остро написанных памфлетов, статей во Французской энциклопедии, в комментариях к французскому переводу книги Беккариа «О преступлениях и наказаниях» протестовал против беззакония и произвола, царивших в процессе, против бесконтрольного применения пытки и тайны следствия .

 

Особенно резко нападал Вольтер на церковь, ее деспотизм, невежество и суеверия церковников. Он требовал ликвидации привилегий церкви и церковного суда. Вольтер страстно и энергично вмешивался в ряд процессов, возбужденных церковью против ни в чем неповинных людей (дела Сирвена, де ла Барра и др.). .

 

В частности, большую известность приобрело выступление Вольтера по делу Каласа, осужденного и казненного за убийство своего сына по религиозным мотивам. Вольтер, добыв материалы дела, убедился в невиновности Каласа и повел кампанию в пользу пересмотра дела.

 

В это же время Вольтер опубликовал трактат «О веротерпимости», в котором протестовал против «варварства законов», против преследований, вызванных религиозным фанатизмом. Книга подверглась запрещению, но читалась повсюду.

 

 

В 1763 году Государственный Совет предписал Тулузскому парламенту, который осудил Каласа, доставить его дело с мотивированным приговором. В постановлении Государственного Совета было признано, что Тулузский парламент действовал насильственно и незаконно. Из материалов дела Каласа было видно, что судьи отказались проверить все выдвинутые обвиняемым доказательства, его оправдывающие, так как, по мнению судей, «дело было для них достаточно ясным».

 

В 1764 году вышла в свет на итальянском языке, а потом и во французском переводе книга Беккариа «О преступлениях и наказаниях». Автор восставал в ней против жестокостей уголовных наказаний и приемов розыскного, пыточного уголовного процесса.

 

Беккариа требует гласности процесса, передачи решения дела от профессиональных судей согражданам подсудимого, требует отмены пытки и запрещения широко применявшейся смертной казни.

 

В параграфе книги, посвященном пытке, Беккариа впервые на континенте Европы формулировал мысль, которая впоследствии была провозглашена под именем «презумпции невиновности» одним из основных принципов буржуазного уголовного процесса. «Никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор, и общество не может лишить обвиняемого своего покровительства до того, как будет решено, что он нарушил условия, при соблюдении которых ему и обеспечивалось это покровительство. Следовательно, только право силы может дать судье власть наказывать гражданина, когда существует еще сомнение, является он виновным или нет»

 

Вольтер издал книгу Беккариа со своими комментариями, что сделало ее особенно популярной.

 

В 1780 году вышла книга Бриссо «Теория уголовных законов», в которой автор довольно последовательно отстаивал некоторые принципы английского процесса и, в частности, особенно требовал полной гласности процесса как самой существенной гарантии обвиняемого, как «души защиты».

 

Генеральный адвокат Гренобля Серван в своей работе «Обвиняемый перед своими судьями» требовал от судей беспристрастности и внимания к защите. «Вы люди — будьте человечны. Вы судьи — будьте умеренны. Вы христиане —будьте милосердными. Кто бы вы ни были, человек, судья, христианин, — уважайте несчастье, будьте кротки и сочувственны к человеку кающемуся, а может быть, и не имеющему надобности в раскаянии»  .

 

Требования буржуазных публицистов к концу XVIII в. сделались всеобщими и отразились в наказах сословий депутатам Генеральных штатов, которые затем в ходе буржуазной революции превратились в Учредительное собрание. В ряде наказов содержались подробные требования об организации суда и процесса, подчеркивающие р а в е н с т в о всех граждан перед законом, право на компетентный суд (отмена продажности судейских должностей), а также право на защиту; наказы требовали отмены пытки; проведения публичного расследования и суда, допущения ареста лишь по постановлению судебных органов, обязательной мотивировки приговоров со ссылкой на з а к о 'н  .

 

Большой интерес представляет наказ третьего сословия Парижа, в который включена «Декларация прав» следующего содержания:

 

«Мы требуем, чтобы основным и конституционным законом было установлено: что все люди рождаются свободными и имеют равное право на безопасность для их личности и на собственность на их имущество; что вследствие этого ни один гражданин не может быть лишен своих естественных судей; что никто не может быть лишен свободы иначе, как по приказу своего компетентного судьи; что всем запрещено под страхом наказания, обращаемого непосредственно на личность преступника, посягать на свободу какого бы то ни было гражданина, если это не делается по приказу органов правосудия; что всякое лицо, исходатайствовавшее или подписавшее то, что называется lettre de cachet, министерский приказ или иной подобный приказ о лишении свободы или изгнании, на основании какого бы доноса это ни было сделано, подлежит преследованию перед обыкновенными судьями и наказанию тяжелой карой; что если Генеральные штаты признают предварительное лишение свободы в некоторых случаях необходимым, то должно быть постановлено, что подвергшийся лишению свободы будет в течение 24 часов передан в руки своего естественного судьи и что, во всяком случае, он подлежит предварительному освобождению по представлении поручительства, за исключением случаев обвинения в преступлении, влекущем за собой наказание, обращаемое непосредственно на личность преступника; что распоряжение о заключении под стражу может быть сделано только при условии обвинения в преступлении, влекущем за собою наказание, обращаемое непосредственно на личность преступника; что ни один гражданин не может быть присужден к какому бы то ни было наказанию иначе, как в случае серьезного нарушения права другого человека или права безопасности и при условии, что нарушение определено точным законом, обнародованным в установленном порядке; что естественным правом каждого гражданина является право не быть осужденным по уголовному делу иначе, как на основании решения равных; что свободное пользование средствами защиты всегда должно быть обеспечено подсудимому»

 

Здесь, как мы видим, предусмотрены гарантии против обычных при старом режиме нарушений свободы личности произвольными арестами и судебной волокитой, а также выдвинуто .требование введения суда присяжных.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Значение Французской революции 18. Правовая система Франции  Великая французская революция

Революция во Франции в отличие от Значение Французской революции XVIII в. не ограничивается.

 

французская революция. итоги Великой французской...  Французская революция XVIII в. Правовая система Франции...