СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС БУРЖУАЗНОЙ АНГЛИИ В 18-19 веков

 

Судебное разбирательство

Аосизы - выездные сессии Суда Королевской скамьи

 

Подсудимый обязательно вызывается в суд к началу судебного разбирательства для предъявления ему выдвинутого против него обвинения и выслушивания его ответа о признании или непризнании им своей виновности.

 

По делам о тяжких преступлениях подсудимый все время заседания должен находиться на скамье подсудимых . По делам о проступках судебное разбирательство может происходить и в отсутствие подсудимого после того, как он дал свои объяснения.

 

В окончательном производстве с резкой своеобразностью проводится обвинительное (состязательное) начало. Если в предшествующей судебному следствию процедуре опроса обвиняемого (arraignment) последний безоговорочно признает себя виновным по выводам обвинительного акта, то устраняются судебное следствие с речами сторон и постановка вопроса присяжным о виновности. Судья вправе немедленно вынести приговор: сознание подсудимого подтверждает требования обвинителя и, значит, здесь нет спора о фактах, который призваны разрешать присяжные

 

Только в случае отрицательного ответа обвиняемого, которым он по старинной формуле «полагается на суд себе равных», судья обязан сформировать скамью присяжных из 12 человек — малое или судебное жюри . Стороны имеют, широкое право отвода присяжных; права защиты при этом шире: она может заявлять и так называемый общий отвод, то есть отвод без указания его оснований.

 

Судебное следствие построено по типу гражданского состязания сторон перед руководителем спора — судьей. По закону и обвинитель, и обвиняемый могут быть представлены адвокатами, иногда и несколькими.

 

Английский процесс не знает деления окончательного производства на судебное следствие и прения сторон. Здесь производство состоит из проверки доказательств, представленных обвинителем, и (в случае представления доказательств защитой) проверки доказательств оправдательных.

 

Во вступительной речи обвинитель объясняет суду сущность обвинения, предъявляемого подсудимому, и те данные (показания свидетелей, экспертов), на которых оно основано (opening of the case) Представив, таким образом, схему всего обвинения, обвинитель вызывает поочередно своих свидетелей и экспертов и допрашивает их по обстоятельствам, им известным, дабы подкрепить перед судом утверждаемое им обвинение (chief examination). После допроса каждого свидетеля обвинителем он допрашивается защитником (так называемый перекрестный допрос - cross examination) с целью установления фактов, благоприятных для подсудимого. И, наконец, обвинителю предоставляется право подвергнуть каждого свидетеля вторичному допросу (reexamination). По исчерпании всех доказательств, выдвинутых обвинителем, последнему (в более сложных делах) предоставляется право кратко резюмировать их.

 

После этого слово предоставляется защитнику. Если с его стороны не вызывается особых свидетелей, то речью защитника, выдвигающего соображения об оправдании подсудимого или о смягчении обвинения, и заканчивается все судебное следствие. Если же со стороны подсудимого вызываются свидетели, то после вступительной речи защитника (openingadress) они допрашиваются и передопрашиваются перекрестно в том же порядке, t как и свидетели обвинения: сперва защитником для проверки и закрепления перед судом выдвинутых -им положений, потом обвинителем и в случае его желания защитником вторично.

 

 

В заключение следует резюме защитника. Если обвинителем выступает генерал-атторней или генерал-солиситор, то ему принадлежит право реплики. Таким образом, отличительная черта английского окончательного производства — тесное слияние речей обвинителя и защитника с проверкой доказательств: каждое судебное действие здесь производится таким образом, чтобы присяжные сразу могли уяснить себе связь его с основным вопросом процесса и степень его важности. Сам судья согласно теории процесса не допрашивает, но может требовать от сторон объяснить назначение тех или иных вопросов и устранить те из них, которые не соответствуют выработанным в судебной практике правилам о представлении и использовании доказательств.

 

За судьей сохранилось право вызывать по собственному почину свидетелей, не вызванных ни обвинителем, ни защитником, без их согласия, если он считает это необходимым в интересах правосудия. Однако это может быть сделано до того, как защитник закончит представление своих доказательств.

 

Судья может также в любой момент процесса разрешить присяжным осмотреть место преступления, если это место находится в пределах юрисдикции суда. При этом должны быть приняты меры против незаконного ознакомления присяжных с доказательствами вне суда в отсутствие судьи и подсудимого.

 

Власть судьи в руководстве процессом не ограничена. За неповиновение его указаниям судья может тут же подвергнуть виновного серьезным взысканиям.

 

Обычно в выездных сессиях Суда Королевской скамьи (аосизы) участвует один судья. Но даже и при коллегиальном составе судей (четвертные сессии) для председательствующего необязательно обращаться к своим сотоварищам для обсуждения возникающих процессуальных вопросов. С другой стороны, считается вполне естественным, если при возбуждении какой- либо из сторон сложного юридического вопроса председатель заявит, что он откладывает заседание, чтобы посоветоваться по данному вопросу с тем или иным опытным судьей. Такая практика опирается на признанную в Англии сишу судебных прецедентов, то есть ранее состоявшихся решений авторитетных судей по аналогичным вопросам. На них ссылаются стороны в своих требованиях, к ним прибегают судьи для обоснования своего решения по спорному вопросу. Легальная возможность отложить дело «для совещания с опытными юристами», несомненно, открывает возможность закулисных влияний на решения судьи со стороны высших судебных и правительственных органов.

 

Если после проверки представленных обвинителем доказательств судья считает их явно недостаточными для обоснования обвинения, он тут же может предложить присяжным оправдать подсудимого. Такое предложение считается обязательным.

 

В тех случаях, когда произведено полное следствие с проверкой как доказательств обвинения, так и докавательств защиты, по его окончании подсудимому предоставляется последнее слово. Затем судья направляет присяжных в совещательную комнату для обсуждения обстоятельств дела и вынесения вердикта.

 

По старому правилу присяжные не имели права выходить из совещательной комнаты, а также получать пищу, питье и топливо до постановления ими вердикта. Вообще они не имели права удаляться из суда во все время судебного разбирательства. Однако впоследствии это правило было смягчено, и присяжных стали отпускать на ночь по домам, предупредив, что они не имеют права беседовать с кем-либо о настоящем деле .

 

Направляя присяжных в совещательную комнату, судья произносит напутствие, касающееся обстоятельств дела и порядка совещания присяжных. Напутствие судьи присяжным является весьма сильным средством воздействия на них. В нем он подводит итоги судебного следствия, не только разъясняя общие правила оценки доказательств, но и высказывая свое мнение о значении того или иного доказательства в данном деле.

Влияние такого «наставления» на присяжных фактически очень велико, хотя юридически оно необязательно для жюри.

 

Шиловский, автор посвященных английскому процессу «Судебных очерков», описывает в них происходившее в 1898 году в Центральном уголовном суде в Лондоне разбирательство уголовного дела доктора Уитмарша, на котором он присутствовал. Подсудимый обвинялся в производстве незаконного аборта, в результате которого наступила смерть женщины.

 

Шиловский подробно излагает наставление судьи присяжным заседателям. С фактической стороны оно представляло собой «страшное по своей убедительности и силе, внушительное по своей форме и образцу изложение уголовного дела, которое, развертываясь с каждым словом судьи, все более и более обрисовывало положение и силу уголовного обвинения подсудимого... Судья не скрывал от присяжных своего убеждения в виновности доктора Уитмарша». Вместе с тем он подчеркивал, что присяжные не обязаны следовать за ним в решении фактических вопросов. Гораздо более категорическим было указание судьи на юридическую сторону дела: при признании присяжными факта незаконного совершения аборта Уитмаршем и факта смерти Алисы Бейли в результате этого аборта присяжные обязаны признать подсудимого виновным в предумышленном убийстве. «Менять закон не имеете права ни вы, ни я».

 

Очевидно, во время совещания присяжных у них все-таки возник вопрос о возможности признания подсудимого виновным в менее тяжком виде убийства. Шиловский сообщает, что присяжные прислали судье записку. Тогда судья вызвал присяжных в зал заседания и вновь повторил им ранее данное разъяснение юридической стороны дела. После этого присяжные вынесли обвинительный вердикт, признав, что Уитмарш совершил предумышленное убийство .

 

В руках судьи есть еще одно средство воздействия на присяжных. При вынесении ими вердикта, вызывающего «сомнения» у судьи, последний имеет право, не внося вердикт в протокол заседания, без чего он не имеет юридической силы, выяснить у присяжных, приняли ли они в соображение такие-то сделанные им указания. При неудовлетворяющем его ответе судья имеет право вернуть присяжных для нового обсуждения ими вопроса о виновности.

 

Наконец, если из вердикта видно, что присяжные не согласились с толкованием судьи по «чисто юридическим вопросам», судья имеет право распустить данный состав присяжных и передать дело для нового рассмотрения в ином составе жюри.

 

Вердикт присяжных должен быть вынесен единогласно . В случае недостижения единогласия несмотря на повторное по указанию судьи совещание судья должен распустить жюри и назначить новое слушание дела.

 

Специальных вопросов присяжным не ставится. Они отвечают на выдвинутые обвинительным актом пункты обвинения. Общий вердикт («виновен» или «невиновен») дает ответ на обвинительный акт в целом. Признавая одну часть обвинения и отвергая другую, присяжные могут разбить обвинительный пункт на части.

 

Если защитой было выдвинуто указание о совершении преступления подсудимым в состоянии душевной болезни, присяжные, согласившись с этим указанием, выносят специальный вердикт. В таких случаях согласно закону о порядке рассмотрения судом дел по обвинению душевнобольных 1883 года суд должен распорядиться о помещении подсудимого в специальное заведение для душевнобольных преступников и о содержании его там, «пока будет угодно Его Величеству». Такая формула может обусловить пожизненное заключение .

 

После оглашения обвинительного вердикта судья спрашивает у подсудимого, нет ли у него особых оснований, по которым обвинительный приговор не может быть постановлен. После этого судья в краткой устной форме оглашает постановленный им приговор о наказании, и секретарь записывает его в протокол.

 

По общему правилу, дело, начатое рассмотрением в суде присяжных, ие может быть окончено до тех пор, пока присяжные не вынесут вердикта или не заявят о невозможности для них прийти к соглашению. Однако в любое время после утверждения обвинительного акта и до вынесения приговора генерал-атторней может (по заявлению обвинителя или подсудимого) сделать распоряжение о прекращении производства посредством приказа nolle prosequi (прекращение преследования).

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Буржуазное государство и право Англии  Английская революция и право...

 

Буржуазное государство. капиталистические...  Итоги Английской революции. Буржуазная революция