СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС БУРЖУАЗНОЙ АНГЛИИ В 18-19 веков

 

Предание суду только по постановлению большого жюри

 

Согласно общему правилу по делам о преступлениях, за которые угрожает наказание лишением свободы на срок свыше 6 месяцев, обвиняемый может быть предан суду только по постановлению большого жюри. Этот институт считался в английской теории одной из гарантий личной свободы граждан. Обвиняемый мог быть превращен в подсудимого лишь после того, как выдвинутое против него обвинение будет подтверждено вердиктом коллегии присяжных из 12—23 сограждан (то есть голосом отчизны).

 

В XVIII и XIX вв. организация большого жюри была такова. В графствах список присяжных составлялся шерифом, вносящим в него обычно местных землевладельцев, в том числе и мировых судей. Таким образом, для большинства судящихся это жюри, состоявшее из помещиков и буржуа, являлось коллегией тех «кровных врагов бедняков», о которых говорил Энгельс. Большое жюри созывалось к открытию четвертных сессий или ассизов.

 

Секретарь суда оглашал имена избранных по жребию в состав жюри, после чего их приводили к присяге. Затем председательствующий судья произносил речь, в которой разъяснял обязанности присяжных и обращал их внимание на отдельные дела, подлежащие их рассмотрению, и на возникающие в них юридические вопросы.

 

Присяжные избирали из своей среды старшину. Разбор каждого дела происходил в следующем порядке: обвинитель в закрытом заседании излагал сущность обвинения, затем им поочередно допрашивались перед присяжными те свидетели, на которых он ссылался. Большое жюри не обязано было выслушивать ни обвиняемого, ни его свидетелей.

 

Практика требовала, чтобы жюри только тогда признавало обвинение обоснованным, когда по представленным данным можно было предположить с вероятностью, что обвиняемый будет осужден при разборе дела по существу. Если жюри признавало, что против обвиняемого представлены достаточные доказательства, оно допускало обвинение надписью на обвинительном акте (составление которого лежит на обвинителе или секретаре суда) слов: «True bill». Для действительности такого постановления требовалось не менее 12 голосов (независимо от общего числа присяжных). Если представленные доказательства были найдены недостаточными, старшина надписывал на обвинительном акте «No bill», и обвинение считалось отпавшим.

 

Иногда большое жюри пропускало до 20 дел в час.

 

При таком положении предание суду сводилось к пустой формальности.

 

Миттермайер, Франквилль и другие авторы устанавливали, что в Англии институт предания суду большим жюри в значительной мере потерял доверие и вызывал множество возражений: жюри упрекали, прежде всего, в формализме подхода и легкости принятия обвинений; его обвиняли также в неосновательных отказах в предании суду на почве незнания законов и т. д.

 

Из английских авторов краткую ироническую характеристику деятельности большого жюри дал К. Кенни. По его словам, «функция большого жюри сводилась к тому, чтобы плохо делать то, что уже было до него сделано хорошо»

 

Большинство авторов давно высказались если не за отмену, то за серьезную реформу этого института  .

 

В наиболее чистой форме выражено в предании суду состязательное начало в Шотландии. Здесь в истории не было ни круговой поруки, ни повальных обысков. Все предварительное следствие производилось шерифом, и публичный обвинитель предъявлял обвинение по своему усмотрению. В новое время установилось предание суду лордом-адвокатом (то есть лицом, выполняющим те же функции, что и руководитель прокуратуры в государствах континентальной Европы). К нему поступают обвинительные акты и все материалы следствия. Он по своему усмотрению распоряжается этими материалами и может изменять сущность и пределы обвинения или совсем от него отказаться  .

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Буржуазное государство и право Англии  Английская революция и право...

 

Буржуазное государство. капиталистические...  Итоги Английской революции. Буржуазная революция