СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС БУРЖУАЗНОЙ АНГЛИИ В 18-19 веков

 

Презумпция невиновности -  

принцип английского буржуазного уголовного процесса

 

Основные принципы уголовного процесса

 

Классическая теория английского уголовного процесса подчеркивает состязательный характер этого судебного производства. «Уголовный суд английский есть общественный розыск, производимый с целью раскрыть истину, но для вернейшего достижения этой цели облекающийся в форму состязания между обвинителем и подсудимом»  .

 

Однако у самого Стифена мы находим строки, подрывающие первоначальное его утверждение о направленности процесса на установление истины. «Английская система превосходна, пока дело не в деньгах, которые должна платить каждая сторона. Все, что может быть собрано, устроено и подготовлено для суда, собирается и подготовляется людьми, обладающими в высшей степени технической сноровкой и искусством. Присяжным предлагаются все материалы для образования убеждения относительно события по всем правилам теории доказательств. Когда какой-нибудь свидетель не вызывается или какой-нибудь вопрос ему не предлагается, то присяжные должны заключать, что показание этого свидетеля или ответ на вопрос вышли бы не в пользу той стороны, которая не ставит вопроса или не вызывает свидетеля. В действительности бывает часто противное; обвинитель может быть небрежен, подсудимый несведущ и беден, а последствием этих обстоятельств бывает то, что присяжным предлагается дело в виде неполном и весьма неудовлетворительном»

 

Принцип состязательности, положенный в основу и предварительного, и окончательного судебного производства, как главное начало уголовного процесса, подчеркивается автором и дальше. Стифен указывает, что, освободившись к середине XIX в. от последних пережитков розыскного процесса, английское уголовное судопроизводство в большей степени, чем гражданский процесс, проводит состязательное начало в пользу обвиняемого. Этот последний оказывается в лучшем, более свободном положении в отношении обвинителя, чем ответчик в гражданском процессе в отношении истца-кредитора.

 

Ни Стифен, ни кто-либо другой из буржуазных авторов не вскрыл основного в английском состязательном процессе — его неизменной классовой направленности.

В самом деле, если нарушены интересы богача, закон предоставляет ему право, а кошелек — реальную возможность начать и вести процесс в качестве обвинителя, пользуясь услугами опытного адвоката. Фактически выигрышное положение сохраняет богач и в том случае, если он оказывается обвиняемым. Он располагает защитой, для него вполне реальны гарантии закона. И наоборот, обвинитель из трудящихся почти никогда не сможет вынести тяжести процесса, состязательность которого заставляет его самого собирать доказательства, заботиться о соблюдении) многочисленных форм, оплачивать все издержки .

 

При всей трудности для обвиняемого из имущественно необеспеченных групп населения использовать формально принадлежащие ему демократические процессуальные гарантии, последовательное проведение в английском процессе состязательного начала создает для него ряд преимуществ по сравнению с положением обвиняемого в процессе следственно-состязательйом, например французском.

 

Без прямого, определенного по составу преступления обвинения, предъявляемого либо отдельным гражданином, либо какой- либо корпорацией, либо органом публичной власти, уголовный процесс не может возникнуть. При предъявлении же определенного обвинения перед судьей, уполномоченным на закрепление доказательств в порядке предварительного производства, обвиняемый сразу ставится в положение ответчика в уголовной тяжбе.

 

Любое, выдвинутое против него доказательство должно быть ему предъявлено. Ни один допрос свидетелей в предварительном производстве не может состояться без его присутствия и без предоставления ему возможности лично или через защитника подвергнуть свидетеля перекрестному допросу.

 

 

Сам же он не подвергается допросу, и от него зависит, давать или не давать какие-либо объяснения, о чем судья обязан поставить его в известность.

 

Из этого принципиального положения вытекает и следующее правило о предоставлении обвинителем доказательств в суд с присяжными, который будет разбирать дело по существу. Если обвинитель собирается выставить в этом суде свидетелей, которые не были допрошены во время предварительного производства, он обязан заранее сообщить обвиняемому не только имена этих свидетелей, но и содержание вопросов, по которым он хочет их допрашивать. При несоблюдении этого правила обвиняемому принадлежит право возражать против допроса этих свидетелей

 

В тесной связи с принципом состязательности английского уголовного процесса стоит правило, запрещающее рассматривать гражданский иск потерпевшего от преступления совместно с разбирательством уголовного дела об этом преступлении. Гражданский иск может быть рассмотрен только по окончании уголовного дела в гражданском суде, куда потерпевший должен обратиться с иском. Английская процессуальная теория объясняет недопущение присоединения гражданского иска потерпевшего к уголовному делу тем, что такое присоединение якобы нарушает к невыгоде подсудимого равноправие сторон: к одному обвинителю присоединяется в лице гражданского истца и второй обвинитель.

 

На практике гражданско-правовая охрана частной собственности построена таким образом, что реально обеспечивает интересы лишь представителей имущих классов ввиду сложности и длительности гражданского процесса, формализма доказательственной системы, необходимости (а иногда и обязательности) прибегать к дорогостоящей адвокатской помощи. Поэтому закон, заставляющий потерпевшего предъявить иск об убытках, причиненных преступлением, в порядке гражданского процесса, крайне невыгоден для поте/рпевших из неимущих классов, и в то же время предоставляет все возможности для потерпевших из зажиточных слоев

 

Важным принципом английского уголовного процесса является его устность. Не только окончательное судебное разбирательство, но и производство перед допрашивающим судьей (предварительное производство) протекает в устной форме. Суд должен знакомиться с показаниями свидетелей из их устных ответов на предлагаемые сторонами вопросы. Невозможность проверки свидетельского показания путем перекрестного допроса всегда считается достаточным основанием для исключения такого показания из числа доказательств. Даже пребывание свидетеля за границей не является обстоятельством, позволяющим заменить устное показание представлением в суд письменного показания.

 

К этому примыкает запрещение так называемых показаний по слуху (hearsay), то есть передачи свидетелем слов другого лица, рассказавшего ему об известном факте . Такое показание не может быть проверено путем перекрестного допроса, так как лицо, являющееся источником доказательства, не присутствует в суде.

 

Не менее важным принципом является гласность процесса  . Судебное разбирательство должно происходить открыто, и отчеты о нем могут быть опубликованы. Производство перед допрашивающим судьей также в принципе открыто, но судья может постановить об удалении публики в отдельные моменты допросов.

 

Одним из принципов английского буржуазного уголовного процесса является презумпция невиновности, принадлежащая к числу опровержимых презумпций. Смысл ее состоит в том, что обвиняемый предполагается невиновным в совершении приписываемого ему преступления до тех пор, пока это предположение не будет положительно опровергнуто представлением фактических данных, устанавливающих совершение им преступления.

 

Презумпция невиновности вместе с другими демократическими лозунгами буржуазии выражала требование нового класса о расширении его свободы от произвольных притеснений со стороны органов абсолютной монархии.

 

Практический процессуальный смысл презумпции невиновности заключается в том, что бремя доказывания виновности подсудимого лежит на том, кто утверждает факт неправомерного поведения, то есть на обвинителе. Эта презумпция считается в теории английского процесса основной презумпцией .

 

В тесной связи с правилами, определяющими положение обвиняемого в уголовном процессе как ответчика в судебной тяжбе короны против него, стоит и правило о судебной проверке цравомерности лишения свободы, примененного к обвиняемому. Как было указано выше, оно утвердилось после длительной борьбы парламента с королевской прерогативой и нашло выражение в Habeas Corpus Act 1679 года, дополненном правилами Билля о правах.

 

Обвиняемый, как утверждает Стифен, заключается под стражу только в целях обеспечения его явки в суд, и потому залог или заменяющее его поручительство применимо к обвиняемым во всех преступлениях, не исключая и самых тяжких.

 

Тут Стифен, следуя неизменной английской традиции, восхваляет Habeas Corpus Act, предоставляющий каждому обвиняемому право воспользоваться подследственной свободой, конечно, при том молчаливо подразумеваемом условии, что его кошелек или кошелек кого-либо из его друзей способен покрыть требуемый судьей залог.

 

Во всей буржуазной литературе считается, что каждый арестованный должен быть доставлен к судье в течение 24 часов.

 

Хотя в самом Habeas Corpus Act ничего не говорится о возможности его приостановки, однако известно, что в XVII и XVIII вв. он неоднократно приостанавливался. Русский исследо-^ ватель этого института проф. Дерюжинский приводит в своей работе высказывания английских политических деятелей о значении такой приостановки. Так, при обсуждении в палате общин в 1817 году билля о приостановке действия Habeas Corpus Act лорд Россель говорил: «...Истинная задача его состоит в том, чтобы дать защиту личности во всех обычных случаях государственной измены и бунта. Если же этот закон является лишь праздничным украшением, если он должен быть применяем только тогда, когда небо ясно, и если всякие россказни о заговоре и недовольстве могут служить достаточным основанием к его приостановке, в таком случае англичанин, говорящий иностранцам, что его конституция и законы лучше соседних, — хвастливый лжец!..»

 

Но тот же автор, следуя английской буржуазной традиции, подчеркивает, что билль о приостановлении Habeas Corpus Act 1817—1818 гг. был «последним в истории Англии». «С тех пор не было ни одного случая применения этой меры по отношению собственно к Англии или точнее — Великобритании, несмотря на то, что в жизни страны бывали и после того периоды внутренних брожений, принимавших подчас характер и размеры гораздо более сложные, чем многие из рассмотренных волнений, дававших повод к приостановке действия основной гарантии личной свободы»  .

 

Такое утверждение является правильным лишь формально. Как известно, в XIX в. в Ирландии вновь разгорелась борьба за ее освобождение от английских притеснителей. При подавлении «ирландского мятежа» английские колонизаторы приостанавливали действие Habeas Corpus Act и прибегали к самой свирепой военно-полицейской расправе, а затем издавали акты об амнистии военных и гражданских чиновников за все совершенные ими во время приостановки Habeas Corpus Act насилия и беззакония  .

 

Не лучше обстояло дело с гарантиями личной свободы граждан и в других колониальных владениях Англии.

 

Закон 1862 года упразднил ранее существовавший и крайне практически неудобный порядок выдачи приказов Habeas Corpus лицам, арестованным в заморских владениях из Суда Королевской скамьи. Закон 1862 года постановил: «Ни один приказ Habeas Corpus не будет присужден в Англии от имени судьи или суда правосудия ни одной из колоний или иностранных владений Англии, где Ее Величество имеет законно установленные трибуналы или суды правосудия, компетентные выносить приказ и обеспечивать его исполнение на территории этой колонии или этого владения». Обычно такой приказ в колонии выдается Верховным судом, на решение которого допускается апелляция в судебный комитет Тайного Совета Англии, даже в случае обвинения арестованного в совершении общеуголовного преступления.

 

Но, по общему правилу, генерал-губернаторам колоний принадлежали законодательные полномочия по поддержанию «мира, порядка и надлежащего управления». Эти полномочия обычно осуществлялись путем объявления «чрезвычайного положения» и приостановки Habeas Corpus Act всякий раз, как только возникала угроза колониальному господству Англии в связи с усилением борьбы народов колоний за свободу и национальную независимость.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Буржуазное государство и право Англии  Английская революция и право...

 

Буржуазное государство. капиталистические...  Итоги Английской революции. Буржуазная революция