АНГЛИЙСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ПЕРЕУСТРОЙСТВО СУДА И УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Переворот Славная революции 1689 года. Билль о правах

Конституционное развитие Англии и реформы в области суда и уголовного процесса

 

Брат и преемник Карла 2 король Иаков 2, вступив на престол в 1685 году, быстро вызвал против себя всеобщее недовольство. Он снизил торговые пошлины на ввозимые товары, чем нарушил интересы купечества. Получая субсидии от французского короля Людовика XIV, он готовился выполнить данное последнему обещание о возвращении Англии к католицизму. В случае осуществления этого намерения неминуемо была бы восстановлена земельная собственность монастырей.

 

Такая политика вызывала недовольство всех классов общества. Опасаясь революции, представители буржуазии и дворянства решили произвести дворцовый переворот. Представители крупных земельных собственников в парламенте (партия тори) договорились с партией буржуазии (вигами) о предложении английской короны дочери короля Иакова II Марии и зятю его Вильгельму Оранскому. Бежавший из Англии Иаков II был объявлен отрекшимся от престола. В январе 1689 года парламент, получивший чрезвычайные полномочия, ' передал королевскую власть Вильгельму Оранскому (Вильгельм 111) и Марии.

 

Этот переворот, известный у английских историков под именем «славной революции», явился следствием политического компромисса между крупными землевладельцами и буржуазией и был произведен без всякого участия народа. Он поставил у власти «наживал из землевладельцев и капиталистов»Так образовался прочный союз, обеспечивший длительное существование монархии в Англии.

 

Энгельс писал, что в результате этого компромисса «политические «победные трофеи» — должности, синекуры, высокие оклады — доставались на долю знатных родов земельного дворянства с условием в достаточной мере соблюдать экономические интересы финансовой, промышленной и торговой буржуазии. Эти экономические интересы уже тогда были достаточно сильны; в конечном счете они определяли собою общую национальную политику» .

 

В течение XVII—XIX вв. этот компромисс сохраняется при все более усиливающемся росте влияния буржуазии.

 

Буржуазное конституционное развитие Англии было завершено двумя актами царствования Вильгельма III, а именно Биллем о правах, принятым 23 октября 1689 г., и актом о престолонаследии 1701 года. В первом из них, кроме упомянутого добавления ,к Habeas Corpus Act, объявлено незаконным учреждение каких 'бы то ни было чрезвычайных судов и недопустимым чрезмерные штрафы и жестокие и необычные наказания .

 

Во втором акте было установлено, что лнца, назначенные на судебные должности, занимают их и получают жалованье, «пока ведут себя добропорядочно», а их смещение может производиться только по представлению парламента. Этим вводилась независимость судей от королевской власти, получившая в буржуазной процессуальной науке название принципа несменяемости судей.

 

В. И. Ленин показал значение этого принципа для буржуазии. «Буржуазия, получив теперь широкий доступ в судейские круги, защищает себя от феодалов посредством «принципа несменяемости» (ибо назначаемые судьи в большинстве неизбежно будут, в силу принадлежности большинства «образованных» юристов к буржуазии, выходцами из буржуазии). Защищая, таким образом, себя от феодалов, буржуазия в то же время защищает себя от демократии, отстаивая назначаемость судей».

 

 

Права обвиняемого на защиту все еще были значительно ограничены в конце XVII и XVIII вв.

 

Статутом Вильгельма 3 1696 года обвиняемым по делам «о высокой измене» было предоставлено право приглашать защитника.

 

Локк особенно подчеркивал значение закона для обеспечения свободы граждан.

 

«Какова бы ии была форма государства, исполнительная власть должна управлять при наличии объявленных н принятых законов, а не при помощи неожиданных распоряжении и неопределенных указаний... Власть правительства, существующая только для блага общества, не может быть произвольной и покоящейся на усмотрении, а должна осуществляться при помощи установленных н обнародованных законов, чтобы народ мог знать свои обязанности и был в рамках закона обеспечен и спокоен, а также чтобы правители держались в должных границах н ие вводились в искушение властью, которой они обладают» (Locke, Two treatises of civil gowernment, 1884, p. 264).

 

Судебная власть у Локка поглощается властью исполнительной. Последняя должна быть отделена от законодательной и потому ие может принадлежать парламенту.

 

Дольше всего держалось правило, запрещающее защитнику обвиняемого обращаться к суду с защитительной речью. Только закон Вильгельма IV 1836 года уничтожил все ограничения защиты, и с того времени обвиняемый формально имеет право на помощь защитника по всем без исключения делам как в предварительном, так и в окончательном судебном производстве.

 

Законы 1825—27 гг. упростили составление обвинительных актов, освободив их от ряда бесполезных формальностей, а также уточнили порядок и условия составления списков присяжных. При этом был установлен сохранившийся до настоящего времени довольно высокий имущественный ценз для присяжных.

 

В XVIII в. можно считать закончившейся эволюцию старинного обычая, возведенного в закон, о всеобщем преследовании каждого преступника по тревожному кличу соседей. Эта обязанность превратилась в право каждого гражданина на возбуждение уголовного преследования обвиняемого перед мировыми судьями, а также в право задержания лица, основательно заподозренного в совершении тяжкого преступления.

 

Д. Стифен приводит характеристику установившегося в практике порядка возбуждения уголовного преследования перед мировыми судьями, данную в парламентской комиссии в 1837 году одним из бывших лондонских судей Ф. Ро.

 

«Ныне судья, самый деятельный и ревностный, не смеет ничего предпринять, пока не получил жалобы под присягой с указанием на известное лицо. Как бы ни было ужасно злодеяние, он не может сам начать следствие. Если бы он распорядился о за- арестовании кого-нибудь на основании одних только подозрений, порожденных в уме его обстоятельствами дела, то он подлежал бы сам за то иску и уголовному суду. Все, что он вправе сделать, ограничивается вызовом или, лучше сказать, приглашением к себе лиц с тем, чтобы они передали ему то, что знают, пока кто-нибудь не предъявит обвинения под присягой. В других странах власти, каково бы ни было их наименование, не только уполномочены, но и обязаны начинать следствие, когда преступление несомненно. При всем моем желании быть полезным и при всей уверенности, что я мог бы содействовать открытию преступления, я не раз чувствовал, что если бы я предпринял какие-нибудь меры вне обыкновенного порядка, то я бы навлек на себя ужасающую ответственность, что и заставляло меня останавливаться»

 

Закон Виктории 1849 года обобщил и уточнил выработавшиеся в практике правила о порядке ареста лиц, подозреваемых в совершении преступления, и о производстве перед мировыми судьями.

 

Сравнивая историческое развитие права в Англии, Франции и Германии, Энгельс так охарактеризовал английское право в целом: «Английский юрист стоит на почве исторического развития права, развития, которое во времена средневековья и после него сберегло значительную долю древне-германской свободы, которому не известно полицейское государство, в зародыше задушенное двумя революциями XVII века, и это правовое развитие нашло свое высшее осуществление в двух столетиях непрерывного развития гражданской свободы»  .

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Буржуазное государство и право Англии  Английская революция XVII в. и право. Требования...

 

Буржуазное государство. капиталистические...  Итоги Английской революции. Буржуазная революция