СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА. АНГЛИЙСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ПЕРЕУСТРОЙСТВО СУДА И УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Предреволюционная ситуация начала 17 века

Петиция о праве. Парламентская и судейская оппозиция

 

Английская революция 17 века может рассматриваться как грань между средневековьем и новым временем. Ее значение, как и значение французской революции XVIII в., выходит за пределы. Англии и Франции; это исчерпывающе показано в характеристике этих революций, данной Марксом в 1848 году.

 

«Революции 1648 и 1789 годов не были английской и французской революциями; это были революции европейского масштаба. Они представляли не победу определенного класса общества над старым политическим строем; они провозглашали политический строй нового европейского общества.

 

Буржуазия победила в них; но победа буржуазии означала тогда победу нового общественного строя, победу буржуазной собственности над феодальной, нации над провинциализмом, конкуренции над цеховым строем, дробления собственности над майоратом, господства собственника земли над подчинением собственника земле, просвещения над суеверием, семьи над родовым именем, предприимчивости над героической ленью, буржуазного права над средневековыми привилегиями... Эти революции выражали в гораздо большей степени потребности всего тогдашнего мира, чем потребности тех частей мира, где они происходили, т. е. Англии и Франции»

 

Как указывалось выше, в XVI в. в Англии в недрах феодального порядка уже созрели капиталистические отношения. Развитие промышленности, аграрный переворот и создание нового капиталистического хозяйства в деревне вместе с тем подготовляли и революционную ситуацию. Постоянные крестьянские волнения, вызванные дальнейшим огораживанием земель, волнения городских низов подготовили для буржуазии возможность перейти от глухой оппозиции абсолютизму к революционной борьбе. Но, опираясь на крестьян и городские низы, английская буржуазия опасалась этих союзников, которые могли пойти слишком далеко в своем стремлении к уничтожению эксплуатации.

 

Как, указывал В. И. Ленин, «именно союз городского «плебса» (=современного пролетариата) с демократическим крестьянством придавал размах и силу английской революции XVII, французской XVIII века» .

 

Со вступлением на престол в 1603 году Иакова I Стюарта политическая борьба обострилась. Под нажимом феодалов Иаков стремился упразднить парламент, который являлся центром оппозиции. Внешняя политика Иакова, прекратившего войну с Испанией и отказавшегося поддерживать Нидерланды, явно была направлена против интересов английской буржуазии. Иаков продолжал продажу патентов на монополии, что вызвало решительные возражения парламента. Он также усилил борьбу с пуританами в защиту епископальной церкви и вмешивался в решения дел судами.

 

Рост парламентской оппозиции абсолютистскому режиму вызвал и так называемую «судейскую оппозицию». Ряд судей центральных судебных органов во главе с Э. Коком (сперва судьей Суда Общих тяжб, а затем Суда Королевской скамьи) выступают против произвола Высокой комиссии и Звездной палаты .

 

В 1607 году один провинциальный епархиальный суд привлекает к ответственности некоего Ладда за посещение неразрешенного религиозного собрания и за отказ давать показания заключает его в тюрьму. Его защитник Фуллер подает жалобу в суд общего права, заявляя, что Высокая комиссия не вправе кого-либо заключать в тюрьму. Суд Королевской скамьи выносит решение, что юрисдикция Высокой комиссии ограничивается делами о ересях и что суд общего права может истребовать любое дело для проверки того, входит ли оно в компетенцию церковного трибунала.

 

 

В ответ на это Высокая комиссия заключила дерзкого адвоката в тюрьму. Фуллер обращается в Суд Королевской скамьи,, требуя выдачи приказа Habeas Corpus, и этот суд приказывает освободить Фуллера.

 

Ряд аналогичных конфликтов между чрезвычайными судами — Звездной Палатой и Высокой комиссией, с одной стороны, и судами общего права — Судом казначейства, Королевской скамьи и Общих тяжб, с другой — показывают нарастание- оппозиции.

 

Королевская власть прибегает то к компромиссам, то к угрозам. Так, в 1611 году, когда Суд Королевской скамьи по жалобе' лица, заключенного в тюрьму Высокой комиссией по обвинению» в прелюбодеянии, постановил, что дела этого рода не подсудны Высокой комиссии, в дело вмешался король. Он назначил судей общего права в Высокую комиссию в качестве ее членов. Однако эти судьи во главе с главным судьей Коком демонстративно -покинули зал заседаний Высокой комиссии.

 

В этом же году генерал-атторней обратился к судам общего права с требованием, чтобы они не принимали к рассмотрению дел, в которых замешаны интересы короны,, без специального каждый раз разрешения канцлера. Суд. Королевской скамьи под председательством Кока запретил канцлеру пересматривать дела, уже решенные судами общего права.

 

Однако такие случаи не могли стать общим правилом.. Судьи еще не пользовались несменяемостью. В их патентах указывалось, что они будут занимать свои должности, «пока будет угодно королю»И ряд судей высших судов общего права получают отставку за отказ признать правильными устанавливаемые королем новые налоги. Этой участи подвергся в 1616 году и главный судья Суда Королевской скамьи Э. Кок.

 

Когда судьи высших судов в 1611 году проявили упорство в деле о незаконном пожаловании королем бенефиция епископу Личфшьдскому, король добился того, что все 12 судей, став перед ним на колени, признали «свою ошибку». А позже высшие суды даже вынесли ряд решений, признавших законность действий короны по введению налогов.

 

Оппозиция парламента усилилась при преемнике Иакова — Карле I. Распустив два первых созванных при нем парламента, Карл открыто заявлял, что он вообще не будет созывать парламент и желает управлять в силу своего божественного права на власть.

Но третий парламент, созванный в 1628 году, проявил настойчивость в борьбе за конституционные права и, опираясь на Великую Хартию Вольностей, трактуемую в буржуазном духе •как ограничение прав короля в пользу народа, представил Карлу знаменитую «Петицию о праве». Карл вынужден был утвердить ее.

 

Петиция содержала следующие требования, относящиеся к правосудию. В ст. ст. 3 и 4 указывалось, что согласно Великой Хартии Вольностей никто не может быть арестован и лишен имущества иначе, как по законному приговору суда и закону страны. Нельзя наказывать тех, кто не привлечен к ответственности в законном порядке.

Статья 5 указывала, что Звездная палата п Высокая комиссия, деятельность которых по политическим и уголовным делам и преступлениям против веры была фактически сосредоточена в руках короля, противоречит Великой Хартии Вольностей.

 

Восьмая и девятая статьи отмечали безнаказанность высших королевских чиновников, продававших правосудие за деньги, и в то же время отмечали многочисленные случаи смертных приговоров, выносимых вопреки законам и обычаям страны.

 

Главное требование петиции о запрете производить аресты без предъявления обвинения и решения суда выражало попытки общин противостоять произвольной расправе короля с теми, кто Сопротивлялся его политике.'

 

Карл принял петицию, но вскоре стал нарушать ее, и в 1629 году парламент был распущен.

 

В течение 11 лет правительство Карла обходилось без парламента.

 

Любимцы короля граф Страффорд и архиепископ Лод проводили жестокую реакционную политику. Первый предлагал Карлу не делать никаких уступок оппозиции, назначать и собирать налоги без парламента; назначенный лордом-наместником Ирландии, он проводил там политику колонизации. Лод особенно жестоко преследовал пуритан, которые, отражая интересы крупной и мелкой буржуазии, требовали очищения церкви от остатков католицизма, а также независимости церковной организации.

 

В этой борьбе были широко использованы Звездная палата и Высокая комиссия, которые преследовали, пытали, увечили пуритан, конфискуя их имущество и заключая их в тюрьмы

 

Введение новых налогов, штрафов и особенно восстановление взимания старой «корабельной пошлины» (1635 г.) вызвали всеобщее недовольство дворянства, буржуазии и крестьян.

 

Карл действовал, ссылаясь на «королевскую прерогативу», и судьи высших судов не раз подчинялись этому.

 

Когда в 1636 году купец Чемберс отказался платить «корабельные деньги», как незаконно введенные правительством, и возбудил вопрос о неправомерности этого налога в Суде Королевской скамьи, судья Беркли отказался рассматривать жалобу и высказал следующие соображения: «Одно дело — господство права, а другое — государственный интерес. Есть вещи, которых нельзя делать во имя права, но которые нужно делать во имя государственного интереса»  .

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Буржуазное государство и право Англии  Английская революция XVII в. и право. Требования...

 

Буржуазное государство. капиталистические...  Итоги Английской революции. Буржуазная революция