СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС ФЕОДАЛЬНОЙ АНГЛИИ

 

Нортгемптонская ассиза

Судебная реформа Генриха 2 и новый порядок уголовного процесса

 

Среди других мероприятий Генриха 2, относящихся к организации суда, большой интерес представляет реформа порядка разрешения земельных споров, несомненно перенесенная им из его нормандских владений, но приспособленная к местным английским условиям. Это был способ проверки всех вопросов, относящихся к спорному земельному владению, путем расследования королевским судьей через местных людей, опрашиваемых под присягой и являющихся представителями сотни или графства (будущее жюри присяжных)

 

Обычай, который лег в основу судебной реформы Генриха 2, уже существовал на английской почве при первых королях нормандской династии в виде опроса под присягой местных людей. Как известно, еще Вильгельм Завоеватель применил метод исследования существующих отношений при проведении всеобщей переписи земель и населения и составлении так называемой «Книги страшного суда» в 1086 году. Характер и размеры земельных держаний и положение тех или иных групп населения удостоверялись путем опроса под присягой местного населения.

 

И эту форму административного исследования фактически существующих земельных отношений ближайшие преемники Вильгельма стали применять при решении тех дел, в которых была непосредственно заинтересована корона.

 

В отдельных случаях король давал такую же привилегию присяжного исследования земельных отношений тому или иному монастырю или светскому владельцу, избавляя его тем самым от необходимости прибегать в суде к ордалиям или поединку для подтверждения своего права  .

 

Этот способ, исключающий применение старых формальных доказательств в виде ордалий и поединков и вводящий сотрудничество представителей центральной королевской власти и местного населения в лице присяжных, в деле отправления правосудия стал исходным пунктом для всего дальнейшего развития английского процесса как гражданского, так и уголовного.

 

Введение нового порядка проверки вопросов, относящихся к владению землей через местных присяжных, было во всех отношениях выгодно среднему классу землевладельцев (рыцарей).

 

Во-первых, этот порядок мог по специальному разрешению королевской курии применяться в тех делах, в которых были заинтересованы средние и мелкие держатели земли, — в делах по спорам их с крупными феодалами о переходе по наследству земельного держания Во-вторых, самый порядок этот, с его процессуальной стороны, избавлял держателя земельного владения от ранее неизбежного судебного поединка, который был всегда не ч -почете у англо-саксонских рыцарей.

 

С этой точки зрения интересно рассуждение Р. Гланвилла о значении нововведения Генриха II. «Великая ассиза есть королевское благодеяние, которым мы обязаны милости государя и влиянию высоких его советников; посредством ее спасительно оберегается жизнь и состояние человека, так что при каждом оспаривании права, которое он имеет на свободную землю, он может уклониться от неверного по своему исходу поединка. Он может избегнуть неожиданной и преждевременной смерти или, по крайней мере, страшного стыда, следующего за произнесением тех унизительных слов, которыми побежденный должен признать свою вину».

 

Процедура исследования (recognitio) через местных людей происходила следующим образом.

 

 

Приехавший в графство как представитель королевской курии юстициарий избирал четырех самых лучших и достойных рыцарей milites, а те, в свою очередь, избирали 12 местных достойных людей (XII meliores lega- les homines) из землевладельцев, которые, по их предположению, лучше всего могли знать истинное положение вещей, размер соответствующего земельного владения и его условия. Они под присягой давали юстициарию свои показания. Единогласное засвидетельствование ими факта (veredictum vicineti) решало дело. Если же не получалось единогласия, избиралось дополнительное число присяжных до тех пор, пока за определенное решение не соберется 12 голосов При этом стороны имели право заявлять отвод тем из присяжных, с которыми они находились во вражде.

 

Из этого порядка, видимо, ведет свое происхождение принцип единогласия вердикта присяжных в Англии, а также условия образования жюри.

 

Первоначально этот порядок, как было указано, применялся в спорах о земельных владениях, в которых лично был заинтересован король. И в качестве правового принципа, обесновываю- щего отказ от поединка и обращение к «голосу отчизны» приводился такой афоризм: «король не сражается и не имеет другого бойца, кроме отчизны» (rex поп pugnat, пес habet alium campio- nem quam patriam).

 

Затем эта привилегия дается в виде королевской милости отдельным землевладельцам, испрашивавшим ее у королевской курии.

 

При самом введении ассизы Генриха II, рекогниторы (созванные местные люди) решали только один вопрос: кто из спорящих имеет больше прав на землю. Однако для ответа на такой вопрос нередко необходимо было предварительно установить наличие тех или других фактов. Поэтому практика постепенно ввела расширение функций присяжных людей в решении гражданских споров. В XIII в. оно было уже фиксировано в сочинении Брэктона. Это нововведение состояло в том, что при наличии соглашения истца и ответчика юстициарий ставил отдельные вопросы дела на разрешение «присяжных людей», избираемых из местного населения. Они разрешали эти вопросы, давая ответы под присягой и в этом случае назывались не ге- cognitores, а присяжными — juratores.

 

В это время еще проводилось различие между первоначальным институтом ассиз, введенным законодателем, и новым его расширением, введенным судебной практикой. Это различие выражалось в формуле «Assisa vertitur in juratam» (ассиза превращается в решение присяжных). Это различие имело очень важное значение в смысле ответственности присяжных.

 

Recognitors в случаях установления лживости их решения •отвечали, как за лжесвидетельство, juratores не несли ответственности за правильность данных ими показаний.

 

Аналогичные правила о расследовании через местных присяжных людей были введены несколькими постановлениями, изданными при Генрихе II, и в отношении уголовных дел.

Прежде всего, такое постановление о епископском суде имеется в Кларендонских конституциях 1164 года. Ст. 6 конституций говорит о тех случаях, когда найдутся «такие преступники, что никто не захочет или не осмелится их обвинить, тогда шериф по требованию епископа заставит 12 полноправных людей из соседей или из деревни (duodecim legales homines de vicineto seu de villa) дать клятву перед епископом в том, что они обнаружат истину, согласно со своей совестью»

 

Через два года, в 1166 году, король Генрих II издал Кларен- донскую ассизу, которая должна была служить инструкцией для разъездных судей. В ст. 1 ассизы говорится: «Для охраны мира и поддержания справедливости в каждом графстве и в каждой сотне должно производиться расследование через посредство двенадцати полноправных людей от каждой сотни и четырех полноправных людей от каждой деревни, которые дадут клятву, что будут говорить правду о том, есть ли в их сотне или в их деревне- какой-либо человек, которого обвиняют на основании фактических, данных или только на основании слухов, как. разбойника или как тайного убийцу или грабителя, или как укрывателя разбойников или тайных убийц или грабителей после того, как государь король стал королем. И расследование об этом королевские судьи пусть производят в своем присутствии, а шериф в своем» 2.

 

В изданной в 1176 году Нортгемптонской ассизе снова повторяется указание на расследование преступлений с помощью присяжных людей в отношении не только грабителей, убийц, разбойников и их укрывателей, но также поджигателей, фальшивомонетчиков и подделывателей документов . Ст. 1 ассизы указывает, что расследование производится 12 рыцарями, а за недостатком их — двенадцатью свободными полноправными людьми сотни и четырьмя человеками от каждой деревни данной сотни.

 

Дальнейшие статьи Нортгемптонской ассизы устанавливали, что обязанности присяжных должны были нести все полноправные люди графства, не исключая и феодальных сеньоров, имевших свою собственную судебную курию. Лица, на которых присяжные указывали, как на .преступников, немедленно подвергались аресту. Производя аресты, шериф имел право действовать также на территории, на которую распространялся феодальный иммунитет, владельцы этих -поместий обязаны были помогать ему. Суд над лицами, арестованными по представлению присяжных, принадлежит лишь одному королю и происходит в королевской курии перед его судьями, и все движимое имущество осужденных достается исключительно королю (ст. 5). На суде, происходящем в полном собрании графства под председательством разъездных судей, что превращало судебное заседание графства в заседание Королевской курии, арестованные еще подвергаются старинному порядку испытания водой ad jussam aquae. Однако ст. 14 Кларендонской ассизы говорит о значительном умалении роли ордалий. Если раньше благополучный исход испытания водой влек за собой полное оправдание обвиняемого, то теперь окончательный приговор суда зависит от той характеристики, которую дают обвиняемому местные люди.

 

«Такова воля короля, чтобы те, которые подвергнутся ордалии и выйдут из испытания чистыми, но в то же время пользуются самой дурной славой и по свидетельству 'многих и полноправных людей считаются способными на самые предосудительные поступки, чтобы они оставили пределы королевских земель... и вернуться в Англию они могут только по особой милости государя короля; если же они вернутся без разрешения короля, то будут объявлены находящимися вне закона и в качестве таковых будут арестованы».

 

Ассиза не устанавливала порядка, в котором должен был происходить опрос «многих и полноправных людей» о репутации обвиняемого. Можно, однако, думать, что для решения этого вопроса должна была собираться новая группа присяжных людей. Таким образом, значение ордалий в Англии было уже подорвано еще за полвека до постановления Латеранского собора 1215 года, отменившего их применение в церковных судах и запретившего участие клириков при их проведении в светских судах.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Законы короля Этельберта. Англосаксонские законы.  Всеобщая история государства и права

ВАРВАРСКИЕ ПРАВДЫ. Оформление права феодальной государственности в англии. Саксонское Зерцало.

 

Система частного права в зарубежных правопорядках.   Ранняя государственная организация. Король считался носителем...

спорам (прецедентов), выносившихся в феодальной Англии двумя различными видами королевских...