СУД и УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС РАННЕФЕОДАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

 

Денунциация и инквизиция - виды уголовного преследования

О происхождении церковного розыскного процесса

 

Для внесения полной ясности в вопрос о церковном инквизиционном процессе и, в частности, установления хронологических рамок, в пределах которых можно говорить о его возникновении, вкратце остановимся на относящихся сюда источниках конца XII и начала XIII вв.

 

Первое указание на производство ex officio в церковных трибуналах встречается в декреталии 22 сентября 1198 г. папы Иннокентия III, адресованной архиепископу Миланскому, обвинявшемуся молвой в корыстном должностном преступлении  . На основании этой молвы папа поручил производство расследования своим легатам. Архиепископ возразил, что он не может быть осужден в таком порядке потому, что нет лица, которое явилось бы обвинять его. Но Иннокентий III в своем ответе архиепископу выдвинул новую доктрину — о своей обязанности расследовать ex officio истину для исправления виновных. Та же мысль проводится и в майской декреталии 1199 года.

 

В более общем виде говорится о вновь вводимом институте— inquisitio, в декабре 1199 года, в знаменитой декреталии «Licet Heli».

 

Здесь уже называется в качестве самостоятельных видов уголовного преследования перед церковными судами — обвинение, денунциация и инквизиция. Но последняя возможна только при наличии публичной молвы, обвиняющей в совершении преступления определенное лицо. Делая уступку действующему обычному порядку, папа говорит, что и в случаях инквизиции как будто есть обвинитель: это глас народа.

 

Таким искусственным объяснением, очевидно, должно было парализоваться старое правило о несовместимости функции обвинителя и судьи; на него опиралось и возражение архиепископа Миланского против процедуры суда, в которой папа и обвинял бы и судил.

 

В декреталии 1205 года папа, оправдывая в глазах клириков свое нововведение, ссылается уже и на евангельский и библейский тексты  . Все эти совсем не убедительные ссылки, оправдывающие введение инквизиции, показывают, во-первых, что институт этот был чужд доныне действовавшему строю церковного процесса и, во-вторых, что он был заимствован не из того источника, на который ссылался папа. Интересно, между прочим, что один из комментаторов канонического права начала XIII в., Роффред (умерший в 1243 году), категорически утверждал светское происхождение института инквизиции, отрицая «изобретение» ее каноническим правом.

 

Четвертый Латеранский собор 1215 года узаконил вновь введенный Иннокентием III в церковную практику институт inquisitio, хотя и не уничтожил в принципе возможности очищения присягой от обвинения; purgatio canonica. применялась и в XIII в. В дальнейшем развитии института стали различать расследование по жалобе определенного лица, как следствие денунциации — inquisitio cum promovente и расследование без жалобы — inquisitio ex officio. Но, как это видно из источников и времени зарождения института и времени его узаконения Латеранским собором, до конца XIII в. обязательной предпосылкой inquisitio было опорочение (diffamatio).

 

Расследование производится путем выслушивания свидетелей. Они могут вызываться по инициативе судьи. Обвиняемому сообщается список вызываемых для того, чтобы он мог заявить мотивированный отвод против того или иного свидетеля. Присутствуя при даче ими свидетельской присяги, обвиняемый не присутствует при их допросе. Судья ведет допрос и заносит показания в протокол. Он вручается затем обвиняемому, который может выдвинуть свидетелей в свое оправдание. К судоговорению допускается и защита: адвокат обвиняемого может высказать свои соображения по поводу собранных доказательств и представить защитительные доводы.

 

 

Должность официального возбудителя инквизиционного производства promotor inquisitionis была учреждена при церковных трибуналах значительно позже в порядке явного заимствования сложившегося в светском процессе института procureur du roy (или procureur fiscal, как они долго назывались в феодальных судах).

 

Но вопрос о начале производства ex officio в церковных, судах ладо отличать от вопроса о начале преследования еретиков (inquisitio pravitatis haereticorum). Они не совпадают ни исторически, ни с юридической точки зрения. Оставляем здесь в стороне споры о точной дате введения преследования еретиков во Франции. Дело в том, что в руках епископов этот институт действовал с давних пор '. Как о новом можно говорить только об институте монашеской инквизиции, то есть преследовании еретиков, порученном монахам того или иного ордена. Но этот институт не был учрежден ни одной из вышеприведенных булл Иннокентия III. Он возник лишь в 1227 году при папе Григории IX. В 1232 и 1233 годах посылка комиссий инквизиторов была расширена. Наконец, тремя буллами 13, 20 и 22 апреля 1233 г. была учреждена инквизиция во Франции, причем выбор инквизиторов был доверен главе доминиканцев в Тулузе

 

Что касается процессуальной стороны вопроса, то необходимо помнить, что еще в XIII в. согласно правилам, принятым канонистами, только обвинение вело к назначению нормального наказания; инквизиционное же производство ex officio влекло лишь потерю должности виновным церковником. Исключениями, допущенными в епископском производстве в отношении дел о ересях, являлись случаи общеизвестности преступления (notoria delicta manifesta) и случаи обвинения молвой.

 

В первых суд применял наказание без проверки каких бы то ни было доказательств.

Так, очень часто устанавливался «еретический образ жизни» подозреваемого. В случаях же дурной славы (mala fama), относившейся к проступкам и преступлениям против церкви, человек, изобличаемый молвой, принуждался очиститься от этой diffamatio присягой, подтверждаемой определенным числом соприсяжников. Это очищение, как уже было указано выше, явно было заимствовано церковью из обычного права германцев.

 

Евангельские тексты как раз запрещали присягу, но глубоко укрепившийся в светском суде обычай был очень удобен, и церковь широко его использовала. Однако в делах о ереси такое каноническое очищение было, конечно, слишком ненадежным методом: подозреваемого в смертном грехе было более чем естественно заподозрить и в даче ложной присяги.

 

И отсюда новое заимствование церковью из тех же германских обычаев очищения путем испытаний, то есть ордалий.

 

В церковном суде они и получили название, указывающее на источник заимствования — purgatio vulgaris

 

Созванный папой Люцием III собор в 1184 году в Вероне с участием императора Фридриха Барбароссы принял постановление, осуждавшее все ереси. Заподозренные в той или иной ереси должны были по требованию церковного суда подтвердить свою невиновность должным очищением. В противном случае они наказывались как еретики. Вновь впавшие в ересь без всякого производства в церковном суде передавались в руки светских властей для сожжения.

 

Позже, уже при Иннокентии III, Латеранский собор обязал все светские власти присягнуть в том, что они будут преследовать и истреблять без пощады всех еретиков.

 

Таким образом, надо придти к выводу, что до середины XIII в. inguisitio pravitatis haereticorum проводилась не в формах инквизиционного процесса. Видимая парадоксальность этого утверждения исчезает, если принять во внимание, что термин «inquisitio» употреблялся уже в XI в., но в широком смысле, обозначая дело, тяжбу; отсюда inquirere имело смысл «вести дело, тяжбу»  .

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Феодальное государство. Экономическую основу феодального...  Раннефеодальная государственность

Раннефеодальная государственность. Варварские королевства, которые сложились в