СУД и УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС РАННЕФЕОДАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

 

Происхождение розыскного процесса

Инквизиционный процесс и светское законодательство

 

Авторы, изучавшие процесс расцвета эпохи феодализма с его «судами равных», с широчайшим применением обвинительного начала и всепоглощающим методом доказывания в виде поединка, с недоумением останавливались перед феноменом превращения этого состязательного и гласного процесса в процесс розыскной и тайный, устранивший обвинителя и передавший все тяготы расследования судье, снабженному неограниченными полномочиями. Иногда говорили даже о «революции» в области процесса. Но когда вставал вопрос о причинах этой революции, об источниках этого нового процесса, то ответ обычно сводился к указанию на каноническое право. В праве римско-католической церкви зародилась так называемая inquisitio, сперва применявшаяся в отношении дурно живущих пастырей церкви, а затем — в силу огромного авторитета средневековой церкви — распространившаяся и в практике светских судов.

 

Такое объяснение дал еще в XVII в. Христиан Томазий. И затем оно многократно повторялось в новой литературе. Так, автор специальной работы, посвященной истории инквизиционного процесса, Бинер   начинает ее с истории развития канонического права, а затем рассматривает поочередно развитие розыскного процесса в учениях глоссаторов и итальянских практиков в Германии, Франции и Англии.

 

Главу, посвященную Франции, Бинер начинает с указания, что уже к середине XIII в. здесь есть данные, позволяющие говорить о розыскном процессе как о ранее возникшем порядке. Это быстрое внедрение розыскного процесса в светские суды он объясняет прямым заимствованием процедуры духовных судов, преследовавших в розыскном порядке еретиков. Применение пытки Бинер объясняет подражанием светских судов суду инквизиторов, заимствовавших ее из римского права.

 

Автор классического труда по истории и теории французского уголовного процеоса Ф. Эли в первом томе своего курса, появившегося более ста лет назад  , говорит очень определенно: «Расследование (l'enquete), по нашему мнению, берет свое начало в каноническом праве. Мы видели, как эта форма процесса развивается впервые в декреталиях Иннокентия III и тотчас же завоевывает суды церкви. Сперва примененная к дисциплинарному производству о церковнослужителях, она затем занимает место среди судебных форм, которыми руководствовались официалы. Но известно, каково было в эту эпоху влияние канонического права. Светские судьи должны были быстро усвоить эту практику, которая давала им средство проводить процессы быстрее и с меньшими издержками. Поэтому мы видим, как приблизительно в одно и то же время в начале XIII в. |И церковные суды, и королевские судьи прибегают к расследованиям»

 

В 1882 году вышел объемистый труд А. Эсмена, основной темой которого являлась история розыскного процесса во Франции. К этому времени были уже изучены и изданы многочисленные памятники истории французского права, сборники решений и приговоров Парижского парламента и нормандского Eschiquier, а также хартии и судебные регистры, сохранившиеся в хартула- риях монастырей, аббатств и церквей. Кроме того, в это время уже были написаны такие работы, как статьи Дове по истории церковного права и работы Бруннера о доказательственном праве каролннгской эпохи и о происхождении суда присяжных.

 

В этих работах, расширивших изыскания Бинера, было неоспоримо доказано: а) что в эпоху каролингской монархии существовала форма розыска (inquisitio) по гражданским и уголовным делам, отрицавшаяся в более старой литературе; б) что церковь заимствовала эту форму розыска для производства в своих судах (Sendgerichte), как из светского же права она заимствовала и очистительную ирисягу с соприсяжниками и ордалии водой и железом в отношении обвиняемых молвой; в) что инквизиционное производство в светских судах не исчезло с распадением монархии Каролингов и что, перешагнув через эпоху, не' оставившую письменных источников, мы снова встречаем следственное производство на землях старой Франкской монархии— во фландрских, французских, нормандских и немецких правовых источниках.

 

 

Пройти мимо этих твердо установленных моментов историк французского розыскного процесса, конечно, не мог. И у Эсмена мы находим уже несколько смягченный вариант старого взгляда. Влияние церковного процесса на изменения светского он считает неоспоримым. Но это не значит, что церковь целиком создала свою систему; напротив, отдельные элементы этой системы она позаимствовала из светских судов. Но она вдохнула в них новый дух и быстро преобразовала. Проделав эту эволюцию первой, она, естественно, послужила примером и для Франции, и для соседних государств

 

 

Ряд французских авторов, касавшихся до Эсмена и после него вопроса о происхождении французского розыскного процесса, попросту повторяют утверждение Эли.

 

В русской литературе вопрос этот освещался авторами учебников и курсов по уголовному процессу . Автор более старого курса Д. Тальберг совершенно отчетливо указывает, что «начала следственного или розыскного процесса коренятся в обычаях и законах древнейших периодов народной жизни... Существовавший в древности обычай преследования застигнутых на месте преступления без обвинителя (flagrant delit), а также обвинение на основании народной молвы или оговора на повальном обыске (infamatio, Riigen, enqueste du pays) послужили ячейкой, из которой первоначально развился следственный или розыскной процесс». Далее, Д. Тальберг отмечает, что «на развитие следственного процесса на западе Европы, кроме римских традиций итальянских криминалистов, огромное влияние имел канонический процесс. Светское законодательство, восприняв основную идею канонического процесса, воспользовалось в то же время готовыми, вполне развитыми формами розыска...»  .

 

В. Случевский говорит кратко: «Тип следственного процесса установился не сразу. Зачатки его находим мы в каноническом праве, а применение — в церковных судах, через которые он перешел затем в суды светские»  .

 

И. Фойницкий посвящает этому вопросу детально разработанный очерк.

 

Главным источником розыскного процесса автор считает церковный процесс. Его важное историческое значение Фойницкий видит в том, что он «насаждал... публичное начало процесса».

 

«Вместе с тем канонический процесс для Европы весьма важен изменением, произведенным им постепенно в системе древне- франкских и древнегерманских доказательств; под влиянием римского процесса он вытесняет судебный поединок и ордалии разного рода, в том числе очистительную присягу, заменяя их признанием подсудимого, свидетельскими показаниями, письменными и вещественнымн доказательствами». Правда, автор говорит о развитии рядом с обычным состязательным процессом экстраординарного порядка преследования без обвинителя в порядке суда при flagrant del it и путем enqueste du pays, существовавших еще во времена Карла Великого .

 

Н. Розин привлек к изложению вопроса об исторических формах процесса обширную литературу. Он совершенно правильно подчеркивает, что и в XI—XII вв. на территории Франции розыскные начала процесса получили довольно широкое применение. Далее, автор отмечает значение монархической власти во Франции и в обновлении форм судопроизводства. Но конечный вывод автора несколько неожидан: крупные государства Западной Европы в поисках новых, более сильных и более пригодных для борьбы с преступлением судебных способов нашли их готовыми в каноническом процессе .

 

Г. Фельдштейн решительно высказывается за старую точку зрения. Он считает, что «процесс римской поздней поры проник в европейскую жизнь через процесс канонический». Дальше автор прямо возражает против мысли о самостоятельном возникновении розыскного процесса в государствах Западной Европы  .

 

С. Познышев хотя и указывает, что «из сферы канонического права инквизиционный процесс перешел в область светского законодательства», но двумя страницами раньше он проводит мысль о замене старого состязательного процесса розыскным, как естественном последствии усложнения общественной жизни и усиления государственной власти  .

 

Общей почти для всех этих высказываний является неотчетливость основного взгляда авторов: то ли самостоятельно возникал в Западной Европе (и, в частности, во Франции) розыскной процесс, то ли он был заимствован из процесса канонического. При этом авторы обычно не обращали внимания на поразительное сходство основных черт развития розыскного процесса в Западной Европе и в Московской Руси, где уж никак нельзя было (приписать его возникновение заимствованию из церковного права.

 

Эта же неотчетливость проникла и в советскую уголовно- процессуальную литературу.

Академик А. Я- Вышинский как в своем раннем труде «Курс уголовного процесса» (изд. 1927 г.), так и в работе «Теория судебных доказательств в советском праве»   говорит о развитии и формах розыскного процесса в церковных и светских судах и, в частности, отмечает большое значение деятельности Иннокентия III в истории розыскного процесса.

 

Однако он не дает прямого ответа на интересующий нас вопрос о происхождении розыскного процесса.

 

Проф. М. С. Строгович в своем учебнике «Уголовный процесс» (изд. 1939 г.), дав общую характеристику розыскного процесса в его развитом ви#е, пишет: «Эта форма процесса возникла в средние века, в период абсолютизма. Розыскная (инквизиционная) форма процесса первоначально возникла в каноническом (церковном) праве и получила наиболее широкое распространение в церковных судах (особенно по делам о ересях). Оттуда эта форма была перенесена и в светские суды и распространилась на дела о всех преступлениях». Несколько противоречит этому утверждение автора на той же странице, что «элементы розыскного процесса в Западной Европе стали появляться уже в XIII веке, когда господствовала обвинительная форма. В это время начинает появляться так называемый розыск (дознание), производившийся по инициативе агентов королевской власти.

 

Это расследование, производимое должностным лицом, в розыскной форме»  .

В учебнике «Уголовный процесс» (изд. 1946 г.) проф. Строгович повторяет это последнее положение, отказываясь, по-видимому, от своего утверждения о происхождении светского инквизиционного процесса из канонического права.

 

Таким образом, и у этого автора мы не находим ответа на интересующий нас вопрос

С. А. Голунский и Д. С. Карев в учебнике по судоустройству говорят о возникновении розыскного процесса в разделе «Суд периода абсолютизма». Здесь мы читаем: «Резко изменились и формы судопроизводства: обвинительная форма процесса постепенно была заменена розыскной, инквизиционной. Начало было положено церковными судами католической церкви».

 

В другом месте, посвященном институту адвокатуры, авторы говорят уже об «...известных «Учреждениях Людовика Святого» 1270 года, заложивших основу развития письменного розыскного процесса» . Эти два положения явно не согласуются одно с другим.

 

Проф. М. М. Гродзинский в работе «Улики в советском уголовном процессе» (изд. 1945 г.) отмечает, что «наиболее ранние формы западноевропейского инквизиционного процесса находят себе место в каноническом праве и в светских судах итальянских городов». Из дальнейшего изложения со ссылкой на декреталии папы Иннокентия III (1198 и 1212 гг.) и статуты североитальянских городов (1202, 1204 гг. и др.) можно сделать вывод, что автор признает одновременное возникновение розыскного процесса в каноническом и светском праве .

 

Мы считаем, что вопрос о происхождении розыскного процесса в средневековой Европе может быть решен более определенно.

 

Многочисленные свидетельства документов и хроник неопровержимо устанавливают, что сеньоры, творя через своих управителей суд и расправу с подвластными им людьми, применяли «вымучивание», то есть розыскную, пыточную процедуру. Только в спорах между привилегированными лицами действовал обвинительный процесс и «суд равных».

 

Перенесению розыскной процедуры в отправление правосудия крупных французских феодалов, таких, как герцог Нормандии или сам король Франции, способствовало экономическое развитие, рост торговли. Если мелкие феодалы не гнушались открытым разбоем в отношении купеческих караванов, то крупные феодалы были заинтересованы в развитии торговли, в сосредоточении ярмарок в своих городах, получая большие доходы в виде торговых пошлин « сборов. Отсюда — установление «королевского мира» (в Нормандии — «герцогского мира») на водных и сухопутных путях, на ярмарках и пр. С этим мероприятием связывались и расширение так называемых «королевских случаев», то есть круга дел, подсудных королевским судам независимо от места совершения преступления, и расширение расследования, проводимого в публичных интересах, без формального обвинения кого-либо со стороны потерпевшего.

 

Тут происходило не заимствование чуждого национальному праву порядка процесса (из канонического или римского процесса), а вызываемое ходом экономического- развития расширение никогда не исчезавшего из сеньориальной юстиции розыскного начала на такие преступления, которые раньше преследовались только в порядке обвинительного процесса.

 

Это — то же явление, которое с резкой отчетливостью выступило с середины XII в. в торговых городах-республиках северной Италии. И там и здесь развитие розыскного процесса было вызвано прежде всего необходимостью усиленной охраны торговли. Интересно, что во всех статутах итальянских городов розыск применяется раньше всего к случаям разбоев на больших дорогах и изготовления фальшивой монеты, то есть к преступлениям, от которых больше всего страдала торговля.

 

Не приходится удивляться, что связанный с ходом экономического развития розыскной процесс стал быстро укрепляться и расширять сферу своего применения.

 

Новая точка зрения на самостоятельное возникновение светского розыскного процесса в средневековых государствах Западной Европы была раньше всего убедительно обоснована в работе Рихарда Шмидта Он показал, что еще во Франкской монархии времен Меровингов короли применяли розыск через местных людей для выяснения наличия права на земельные владения и что этот же порядок применялся для расследования преступле-. ний. Карл Великий осуществлял этот порядок расследования через посылаемых на места уполномоченных (missi dominici).

 

Далее Р. Шмидт показывает, что этот метод расследования был завезен нормандскими завоевателями во все новые места их поселения. Таким образом, он продолжал существовать и на севере Франции (герцогство Нормандия) и в южноитальянском нормандском королевстве, а с середины XI в. и в Англии.

 

Р. Шмидт показал также наличие розыскной формы уголовного процесса в ряде городских коммун Северной Италии. Таким образом, было выяснено, что римские папы Иннокентий III и Иннокентий IV (оба они были до избрания на папский престол юристами), вводя порядок официального расследования преступлений клириков, а позднее еретиков, позаимствовали его из светского процесса.

 

В советской процессуальной литературе последних лет этот взгляд на происхождение розыскного процесса был подробно обоснован проф. Н. Н. Полянским

Подчеркивая правильность указаний Р. Шмидта на светское происхождение средневекового розыскного процесса, Н. Н. Полянский совершенно справедливо указывает на то, что введение официального расследования (inquisitio) в канонический процесс оказало в дальнейшем большое влияние на укрепление и развитие королевского розыскного процесса ввиду огромного авторитета католической церкви в средневековом обществе.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Феодальное государство. Экономическую основу феодального...  Раннефеодальная государственность

Раннефеодальная государственность. Варварские королевства, которые сложились в