СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС ДРЕВНЕГО РИМА

 

Изменение суда и уголовного процесса в императорском Риме

 

Начиная с Октавиана Августа (30 г. до-н. э. — 14 г. н. э.), все республиканские учреждения, формально сохраненные, фактически теряют свое значение. Растет роль магистратов, которые делаются чиновниками принцепса. Вместо обвинителей, ранее выступавших бесплатно, в публичных интересах и отвечающих по закону за правильность обвинения, теперь в комиссиях появляются доносчики, не несущие никакой процессуальной ответственности и прямо заинтересованные в осуждении, так как они получали вознаграждение из конфискованного имущества осужденных. Вольноотпущенники и рабы охотно выступают обвинителями против своих патронов и собственников по делам об «оскорблении величества». Римские граждане постепенно теряют свои исконные права на свободу до осуждения и личную неприкосновенность. Пытка распространяется на отдельные категории свободных из низших слоев населения.

 

Суды экстраординарные (то есть организованные вне порядка, установленного законами о судебных комиссиях) становятся обычными и постепенно совершенно вытесняют старый ординарный суд. Личный совет при принцепсе и начальник императорской гвардии (praefectus praetorii) стали наиболее важными государственными органами. Из отдельных поручений императоров по делам, подлежащим их личному суду, постепенно развилась уголовная юрисдикция начальника императорской гвардии. Органом уголовного суда стал префект города Рима (praefectus urbanus), а по более мелким делам — начальник полиции (praefectus vigilium). В провинциях высшая судебная власть принадлежит их наместникам, осуществлявшим ее при посредстве своих легатов и помощников. Во всех этих новых судах не участвовали присяжные.

 

Кроме общих судов, в период абсолютной монархии возникают специальные суды для представителей различных сословий — для сенаторов, придворных, солдат и духовных лиц.

 

Что касается системы преступлений, то она при абсолютной монархии расширяется. Наряду со старыми, предусмотренными республиканскими законами преступлениями (crimina legitime) создаются новые составы преступлений на основе императорских указов (crimina extraordinaria). Сюда относятся, прежде всего, неосторожное убийство, поджог, клятвопреступление, особые виды обмана и, позже, оскорбление христианской религии. Ранее вызывавшие лишь гражданско-правовое возмещение вреда различные виды воровства становятся теперь уголовно-наказуемыми деяниями.

 

Система наказаний делается более сложной и суровой. Вместе с тем по ряду преступлений наказания различаются по признаку принадлежности виновного к тому или иному сословию. Смертная казнь применяется в различных формах — сожжение, распятие на кресте. Применяются также каторжные работы, ссылка в различных видах, телесные наказания, заключение в тюрьму и штрафы,

 

Самый строй процесса претерпел существенные изменений. В делах о преступлениях, кроме политических, права обвинителя были стеснены и большими требованиями к содержанию и форме обвинения и ограничением круга обвинителей. Наоборот, в делах, затрагивающих интересы императора, были сняты все ограничения: лица, лишенные гражданских прав — personae infamatae, женщины, рабы — все могли быть денунциаторами — заявителями; вольноотпущенники получили право обвинения против своих патронов.

 

Невероятные злоупотребления доносчиков, особенно при Нероне, вызвали издание специальных законов против них. Позднее обвинитель был вообще уравнен в правах с обвиняемым, вплоть до лишения его свободы в течение процесса. Это привело к тому, что при Нероне и Траяне императоры или сенат должны были назначать ex officio обвинителя для отдельных процессов: охотников поддерживать обвинение не находилось.

 

 

Император или сенат обыкновенно назначали официального обвинителя из числа сенаторов для поддержания обвинения перед сенатом по делам об отдельных крупных должностных злоупотреблениях. Такой обвинитель выполнял и функции следователя, собирая в предварительной стадии процесса доказательства виновности.

 

Розыск производился различными должностными лицами. Так, в Риме начальник полиции (praefedus vigilium) производил розыск по делам о различных тяжких преступлениях и выступал затем как обвинитель перед судом префекта города (praefectus urbanus) и других высших магистратов. Таким образом, происходило смешение функций обвинителя и судьи.

 

Отсюда было нетрудно перейти к ограничению старого принципа, запрещавшего возбуждать уголовное дело без обвинителя. Сперва исключением были дела бродяг, рецидивистов, преступников, застигнутых на месте преступления. Затем это исключение стало общим правилом для провинций. При этом наместникам провинций предоставлялась очень широкая власть по применению наказания без судебного разбирательства. Закон устанавливал, что «дела о незначительных преступлениях должно кончать немедленно, de piano, и обвиняемый должен быть или отпускаем или же, в случае осуждения, надлежит немедленно сделать распоряжение о наказании его палками»

 

В связи с развитием розыскной формы процесса, римские юристы выработали схему, указывающую семь основных пунктов, которые должны быть выяснены расследованием: «Quis, quid, ubi, quando, cur, quomodo, quibus auxiliis», то-есть кто совершил, что именно (какое преступление), где (место совершения), когда (время совершения), с какой целью, каким образом (способ совершения), с чьей помощью.

 

В помощь судье, для определения степени опасности конкретного преступления и определения размера назначаемого наказания римский юрист середины II в. н. э. Клавдий Сатурнин предложил принимать в расчёт следующие семь пунктов: «causa, persona, locus, tempus, qualitas, quantitas, eventus», то-есть причина (преступления), личность (преступника и потерпевшего), место (священное или нет), время (ночь или день), качество (открытое или тайное преступление), количество (похищенного), последствие (оконченное преступление или покушение)

 

При императоре Константине (306—337 гг. н. э.) было установлено, что общим законом должно быть преследование преступлений магистратами ex officio во имя общественного интереса.

 

Во вторую половину императорского периода адвокатура организуется как особое сословие — corpus togatorum, состоящее из определенного числа ученых юристов при судах. Эта корпорация состояла под надзором магистратов, члены ее подлежали дисциплинарным взысканиям со стороны суда. Адвокаты уже не называются патронами; появляются законы, устанавливающие размер вознаграждения за их труд. Адвокаты теперь обязательно юристы, наиболее опытные из них пользуются большим авторитетом, их разъяснения приравниваются к законам.

 

В дальнейшем адвокатура становится государственной должностью: судебные ораторы использовались как орудие правительства для достижения известных целей. Недоверие к адвокатам все более увеличивается, и они теряют свое первоначальное значение; самая защита сводится к толкованию юридических норм.

 

Старое обвинительное начало не. было отменено законом, но фактически оно вытеснялось новой инквизиционной (inquisitio — следствие) формой суда. Чиновники, проводящие расследование, все шире применяют пытку. Она раньше всего была узаконена в делах об оскорблении величества. Но самое понятие об оскорблении величества стало всеобъемлющим. По словам Плиния, это было единственным и специальным преступлением всех тех, кто не совершил никакого преступления 2. Август предписал применять пытку только при наиболее тяжелых обвинениях. На практике расширение пытки в отношении представителей низших общественных групп (humiliores) повело к применению пытки и к обвиняемым, и к свидетелям. Первых пытали, если против них были какие-либо улики, вторых, если они обнаруживали колебания, или их показания казались подозрительными. Судьи получили право по своему усмотрению применять пытку даже при отсутствии точно установленных процессуальных моментов, иногда пытали даже при рассмотрении гражданских дел

 

Римские юристы теоретически признавали ненадежность пытки в качестве средства, обеспечивающего истинность показаний. Но выводом отсюда было не отрицание пытки, а лишь свобода судьи в оценке показаний, данных под пыткой  .

 

Участие граждан в отправлении правосудия, давно вышедшее из употребления, было формально отменено при Диоклетиане (284—305 гг. н. э.). Дела стал решать единолично судья-чиновник, представляющий интересы господствующего класса. При нем часто заседала коллегия юристов, но заключения ее носили совещательный характер. Однако судебное разбирательство сохранило старые формы: гласность, устность, прения сторон, вы- слушание после речей сторон показаний свидетелей.

 

В поздний императорский период IV в. н. э. перед лицом всемогущего императорского судьи сенаторы, свободные граждане, вольноотпущенники — все были уравнены, но не в старой свободе граждан, а в общем подчинении абсолютному монарху. Константин провозгласил равенство всех перед законом, доступность правосудия для богатого и бедного, так как «оба они имеют право на беспристрастие судьи». Фиктивность этого «равенства» вскрывала практика. Так, рабу, выступавшему с обвинением против своего господина (в качестве денунциатора), отрезали часть языка, хотя бы обвинение и оказалось справедливым.

 

Подчинение судей наместникам провинций, а этих последних императору, обусловило введение апелляции, как средства проверки применения законов -и исправления ошибок. Постепенно выработался порядок подачи жалоб на приговоры судов и установилось четыре разряда судов, образовавших лестницу судебных инстанций. Во главе ее стоял император.

 

Такой порядок процесса не относился к рабам. Раб в Риме был собственностью господина. Здесь в полной мере действовало положение, подчеркнутое Лениным: «Закон об убийстве, не говоря уже о других законах охраны человеческой личности, не относился к рабам. Он защищал только рабовладельцев, как единственно признававшихся полноправными гражданами»

 

Господин мог безнаказанно убить раба. Если же убивал посторонний гражданин, собственник имел право предъявить к последнему иск, подобный иску о возмещении ущерба за уничтоженную вещь.

 

Теоретически раб мог быть обвиняемым в уголовном процессе, но фактически такие процессы происходили весьма редко: в соответствующих случаях к рабу применяли необходимые меры в порядке административной деятельности магистратов  .

Террористический закон охранял собственника против посягательств со стороны его рабов. В случае если раб убил господина, смертнойчказни подлежали все рабы этого господина .

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО...  ПРАВО - начала римского публичного, уголовного...

 

Культура древнего Рима. РИМСКАЯ РЕЛИГИЯ  История Древнего Рима: Учебник

 

КОСТЮМ ДРЕВНЕГО РИМА  Античный Рим. Царский период италийцы родственны эллинам