СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС ПОМЕЩИЧЬЕ-БУРЖУАЗНОЙ РОССИИ

 

Ограничение компетенции суда присяжных

Комиссия Н. В. Муравьева 1894—1900 годов

 

Параллельно с упразднением выборного мирового суда шло ограничение компетенции суда присяжных.

 

Как известно, первоначальная официальная оценка правительством деятельности суда присяжных была вполне положительной. Так, министр юстиции Замятнин указывал: «Присяжные заседатели вполне оправдали возложенные на них надежды; им часто предлагались весьма трудные для разрешения вопросы, над которыми обыкновенно затрудняются люди, приученные опытом к правильному разрешению дел уголовных, и все эти вопросы, благодаря поразительному вниманию, с которым присяжные вникают в дело, разрешались в наибольшей части случаев правильно и удовлетворительно»

 

В конце 80-х годов мнение правительственных сфер о суде присяжных стало иным. В докладе царю в 1887 году министр юстиции Манасеин утверждал, что «избираемые из среды местных жителей присяжные заседатели далеко не всегда являются судьями беспристрастными, вполне чуждыми тем интересам, кои в данном случае подали повод к столкновению частных лиц с представителями правительственной власти». В 1889 году, защищая в Государственном совете законопроект о сокращении компетенции суда присяжных, Манасеин обосновывал •исключение из компетенции присяжных дел о должностных преступлениях тем соображением, что «присяжные заседатели весьма часто встречают затруднения в усвоении себе общеопасности судимых посягательств, злупотреблений и упущений» и что «им не вполне доступно понятие о публичном интересе»

 

Государственный совет разделил эти соображения, и закон 7 июля 1889 г. исключил из подсудности суда присяжных дела о преступлениях должностных и против порядка управления. Закон этот был официально мотивирован ссылкой на высокий процент оправдательных вердиктов присяжных по делам этих категорий.

 

Далее, стали выдвигаться предложения такого рода, как запрещение присяжным оправдывать подсудимого, сознавшегося в совершений преступления, или как предоставление коронному составу окружного суда права отменять своим единогласным определением оправдательный вердикт присяжных, если, по мнению суда, подсудимый вполне изобличен в совершении преступления собранными доказательствами. Отдельные представители реакции договаривались даже до полной отмены суда присяжных как института, противоречащего основам самодержавия.

 

В 1894 году была организована правительственная комиссия по пересмотру законоположений по судебной части, во главе которой стоял один из самых реакционных судебно-прокурорских работников, министр юстиции Н. В. Муравьев.

 

Он открыл деятельность комиссии эффектным выступлением, в котором подчеркнул ненормальность отправления правосудия в России  . Действительно, за 30 лет с момента провозглашения судебной реформы она не была проведена в очень многих частях России, в том числе на всех окраинах. Здесь не было ни выборных мировых судей, ни суда присяжных, что объяснялось в официальных кругах недостаточным развитием местного населения для участия в отправлении правосудия.

 

Но с самого начала деятельности комиссии стало очевидным, что она направлена не на усовершенствование Судебных уставов 1864 года, а на извращение основных принципов Уставов, на всяческое умаление независимого суда присяжных, на усиление зависимости судебных органов от администрации.

 

 

Правда, созванное Муравьевым в 1894 году совещание старших председателей и прокуроров судебных палат под председательством А. Ф. Кони по вопросу о суде присяжных высказалось в его пользу. Как указывал Кони, «по вопросу об удовлетворительности деятельности присяжных заседателей большинство членов совещания пришло к выводу, что этот суд не только является вполне удовлетворяющим своей цели, но и вообще представляет собой лучшую форму суда, какую только можно себе представить для разрешения большей части серьезных дел. Обвинение присяжных в малой репрессивности неосновательно». Большинство членов совещания высказались против всякого дальнейшего ограничения предметной компетенции присяжных, причем некоторые были того мнения, что компетенцию эту следовало бы значительно расширить

 

Однако все направление деятельности комиссии Муравьева показывает неправильность утверждения, будто с 1894 года наступил «решительный поворот в отношении высших официальных сфер к присяжному суду»  .

 

В самом деле, в 1896 году сам председатель комиссии, министр юстиции Муравьев вновь поставил вопрос, необходимо ли сохранить у нас суд присяжных, а в официальном органе министерства была поднята настоящая травля присяжного суда  .

 

Некоторые высокопоставленные члены комиссии высказались за упразднение суда присяжных, но большинство комиссии признало необходимым! сохранить эту форму суда. Формально было принято предложение о расширении участия присяжных за счет сокращения деятельности суда с сословными представителями. Однако в принятых по этому вопросу постановлениях комиссии намечался первый шаг к замене суда присяжных в качестве самостоятельной коллегии судом, в котором присяжные сливались в одну коллегию с коронными судьями.

 

Согласно проекту комиссии сословные представители должны были быть заменены по всем делам, кроме дел о государственных преступлениях, присяжными заседателями особого состава. От этих заседателей требовался повышенный образовательный и имущественный ценз. По каждому делу из очередного списка в 18 человек должны были избираться по жребию 5 очередных заседателей и один запасной. В ходе судебного заседания эти присяжные должны были помещаться отдельно от судей; для постановления же приговора они присоединялись к судьям и совместно с ними решали как вопрос о виновности, так и вопрос об ответственности, подавая голоса первыми. Все же процессуальные вопросы должны были разрешаться в ходе заседания одними судьями. Такие присяжные заседатели особого состава должны были участвовать в заседаниях окружного суда, судебной палаты или сената. Введение этого нового института комиссия Муравьева мотивировала особым характером дел, считая, что по делам такого рода «влияние коронных судей прямо желательно, как восполняющее именно те сведения и взгляды, которых недостает гражданам для правильного обсуждения специальных или щекотливых дел»

 

Кажется вполне вероятным, что после создания запроектированного шеффенского суда по делам «специальным или щекотливым», эта форма суда постепенно вытеснила бы суд присяжных и по другим делам.

 

Более радикально комиссия Муравьева расправилась с другими основами Судебных уставов и в частности с независимостью суда.

 

Уже в своем докладе царю об образовании комиссии Муравьев определил основное направление ее будущей деятельности, указав, что отделение суда от администрации и «неудачно сформулированное начало судейской несменяемости имели своим последствием ошибочный взгляд на незыблемость правительственного направления суда и судебного ведомства и на намерение законодателя поставить представителей судебной власти в особое исключительное положение в ряду прочих правительственных органов». В соответствии с этим взглядом комиссия и наметила ряд изменений в судебных уставах, касающихся самых их основ. Так, мировые и городские судьи должны были быть повсеместно заменены участковыми судьями, которые не пользовались несменяемостью. Эти судьи должны были быть подчинены кассационному надзору судебных палат, и, таким образом, окончательно уничтожалось единство кассационного надзора Сената.

Вместе с тем проект сохранял судебные функции земских начальников, несмотря на то, что министр внутренних дел соглашался на освобождение их от этих функций.

Комиссия наметила также полное уничтожение судебного характера предварительного следствия: оно передавалось в руки полицейских чиновников.

 

Такое направление деятельности комиссии Муравьева вполне понятно. Судебные, учреждения, введенные в 1864 году, и, в частности, независимые от правительства судьи, не соответствовали государственному строю России. Буржуазные формы суда плохо уживались с помещичье-дворянскими привилегиями, со множеством пережитков крепостничества.

 

Необходимо еще отметить, что за последнее десятилетие перед революцией 1905 года в соответствии с общим духом деятельности министерства юстиции политические дела, по которым дознание производилось чинами корпуса жандармов, стали разрешаться не в судебном, а в административном порядке. Так, по официальным данным за 1894—1901 гг., ни одно такое дознание не было направлено и разрешено в судебном порядке. Эти дела направлялись в министерство внутренних дел, которое и назначало обвиняемым административную ссылку в отдаленные местности Сибири или высылку из постоянного места проживания. А таких дознаний в одном 1901 году поступило 520, и по ним было привлечено 1784 обвиняемых.

 

Десятилетняя деятельность комиссии Муравьева не привела к изданию соответствующих законов. -Этому помешала первая русская революция. Она привела к официальному признанию в России конституционного строя.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ...  Пореформенное развитие России.