СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС ПОМЕЩИЧЬЕ-БУРЖУАЗНОЙ РОССИИ

 

Судебная реформа 1864 года

 

Попытки реакционной верхушки правящего дворянского класса изжить кризис крепостного хозяйства России путем дальнейшего усиления эксплуатации, разумеется, не могли остановить капиталистического развития России. К концу царствования Николая I конфликт между развивающимися производительными силами и крепостническими производственными отношениями достиг той степени напряжения, которая грозила революционным взрывом.

 

Признаками этого являлись рост крестьянских бунтов, поджогов помещичьих усадьб и убийств помещиков и ширящееся общественное движение разночинной интеллигенции.

 

Поражение России в Крымской войне и новая волна крестьянских восстаний возбудили недовольство реакционным курсом царского правительства среди наиболее дальновидных представителей помещичьих кругов и ускорили подготовку буржуазных реформ.

 

«Какая же сила заставила их взяться за реформу? Сила экономического развитии, втягивавшего Россию на путь капитализма. Помещики-крепостники не могли помешать росту товарного обмена России с Европой, не могли удержать старых, рушившихся форм хозяйства. Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России. Крестьянские «бунты», возрастая с каждым десятилетием перед освобождением, заставили первого помещика, Александра II, признать, что лучше освободить сверху, >чем ждать, пока свергнут снизу.»

 

Судебная реформа была составной частью так называемых «реформ 60-х годов», означавших переход России от феодальной монархии к буржуазной.

 

Именно так характеризовал В. И. Ленин экономическую и политическую сущность крестьянской реформы 1861 года, подчеркнув неразрывную связь всех этих реформ. «Если бросить общий взгляд на изменение всего уклада российского государства в 1861-м году, то необходимо признать, что это изменение было шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию. Это верно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Достаточно вспомнить характер реформы в области суда, управления, местного самоуправления и т. п. реформ, последовавших за крестьянской реформой 1861-го года, — чтобы убедиться в правильности этого положения»

 

Политическим требованиям выросших в России буржуазных элементов ни в какой мере не отвечали описанные выше дореформенные судебные порядки.

 

Судебная реформа отменила судебную власть помещиков над крестьянами и особые суды для каждого сословия, провозгласила отделение суда от органов законодательной и административной власти, независимость и несменяемость судей. В предпосланных официальному изданию Устава уголовного судопроизводства «Основных положениях уголовного судопроизводства», являющихся как бы краткой объяснительной запиской к новому закону, составители Устава исходили из следующих соображений.

 

«Цель уголовного судопроизводства есть обнаружение так называемой материальной истины относительно происшествия или деяния, признаваемого преступным, и наказание действительно виновного в совершении преступления или проступка. Посему в уголовном судопроизводстве все действия, предшествующие решению дела, должны быть направлены к получению удостоверения в действительном совершении преступления обвиняемым и в степени его виновности».

 

 

Отсюда составители устава делают вывод об исключительной важности выбора законодателем того начала, которое кладется в основу оценки доказательств судьями.

От решения этого вопроса зависят не только формы судопроизводства, но и организация судов, а также и способы собирания и рассмотрения доказательств и меры обеспечения правосудия и ограждения подсудимого от неправильного обвинения и «притеснений».

 

Далее, составители Основных положений останавливаются на возможных способах оценки доказательств и подробно показывают все недостатки теории формальных доказательств, лежавших в основе постановлений ч. 2 т. XV Свода законов. Они приходят к выводу, что для достижения правосудия в делах о преступлениях и проступках «необходимо устранить существующую в Своде 1857 года теорию доказательств».

На этих соображениях и были" построены утвержденные Александром II 29 сентября 1862 г. «Основные положения уголовного судопроизводства».

 

Главные включенные в них правила таковы:

 

Никто не может быть наказан за преступления или проступки, подлежащие ведомству судебных мест, не быв присужден к наказанию приговором надлежащего суда, вошедшим в законную силу.

 

Преследование виновных в преступлениях "и проступках начинается и производится учрежденными для- сего властями, кроме тех, означенных в законе случаев, в которых оно может быть начато не иначе, как по жалобе частных лиц.

 

Власть обвинительная отделяется от судебной. Власть обвинительная, то есть обнаружение преступлений и преследование виновных, принадлежит прокурорам.

Власть судебная, то есть рассмотрение уголовных дел и постановление приговоров, принадлежит судам без всякого участия властей административных. Приговор постановляется не иначе, как по проверке и дополнении в заседании суда доказательств, обнаруженных предварительным следствием.

 

Заседания суда, кроме случаев, указанных в законе, происходят публично.

Теория доказательств, основанная единственно на их формальности, отменяется. Правила о силе доказательств должны служить только руководством при определении вины или невиновности подсудимых по внутреннему убеждению судей, основанному на совокупности обстоятельств, обнаруженных при производстве следствия и суда.

Приговор может быть только или осуждающий, или оправдывающий подсудимого. Оставление в подозрении не допускается.

 

По делам о преступлениях и проступках, влекущих за собою наказания, соединенные с лишением всех прав состояния, или с потерей всех или некоторых особенных прав и преимуществ, определение вины или невиновности подсудимых предоставляется особым присяжным заседателям. Это правило не распространяется на дела о преступлениях государственных.

 

Каждое дело решается не более, как в двух судебных инстанциях. Окончательные судебные приговоры могут быть отменяемы только в особом порядке кассации. Различие подсудности по сословиям отменяется.

 

Дела о преступлениях, не изъятых особыми постановлениями из общей подсудности, ведаются: мировыми судьями, их съездами, окружными судами, судебными палатами и кассационными департаментами Правительствующего Сената.

 

В разделе, посвященном производству в мировом суде, указывалось, 'что в делах, которые возникают лишь по жалобам частных лиц (потерпевших) и могут быть прекращаемы примирением, мировой судья старается примирить принесшего жалобу с обвиняемым, а в случае неуспеха в том, постановляет приговор, основывая его только на тех доказательствах, которые указаны сторонами.

 

Мировой судья разбирает все дело словесно.

 

Судебная реформа была проведена изданием 20 ноября 1864 г. «Судебных уставов». Они состояли из четырех законов: «Учреждение судебных установлений», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав гражданского судопроизводства» и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

 

«Судебные уставы» воспроизводили те основные требования, которые, как указывает Энгельс, буржуазия предъявляет к суду: «Буржуа нуждаются для процессов, касающихся собственности, по крайней мере, в такой гарантии, как гласность, а для уголовных процессов, кроме того, еще и в суде присяжных, в постоянном контроле над юстицией со стороны представителей буржуа» Формальные демократические гарантии — «независимость и несменяемость судей», участие «представителей народа» в решении уголовных дел, «равенство всех» перед -законом и судом, — должны были прикрывать сущность суда как орудия капиталистической эксплуатации, «охраны денежного мешка» (Ленин).

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ...  Пореформенное развитие России.