СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

 

Административно-судебная реформа в России 1775 года

 

Изданное сейчас же после разгрома крестьянского восстания под предводительством Пугачева «Учреждение для управления губерний» должно было создать прочную систему административных и судебных органов на местах для поддержания крепостных порядков, для скорого подавления малейших проявлений бунта и своеволия. Однообразное административное деление на губернии и уезды, позже распространенное и на области, в которых действовало ранее казачье самоуправление, сохранение в руках правительства назначения на все руководящие посты, первенствующее положение дворянства во всех органах власти — вот основные черты этой реформы.

 

Судебные органы по «Учреждению» строились в губернии так. Во главе всех органов стояли палаты уголовного и гражданского суда. Каждая палата состояла из председателя, назначаемого императрицей, двух советников и двух ассесоров, назначаемых сенатом Палаты являлись органом апелляционного и ревизионного пересмотра дел, разрешенных всеми другими судами губернии. Но решения палаты направлялись для утверждения генерал-губернатору или губернатору, при несогласии которого дело переходило на повторную ревизию в один из департаментов Сената, а при разногласии сенаторов — в общее собрание департаментов Сената.

 

Ниже палат уголовного и гражданского суда в губернии действовало по два суда (первой и второй инстанции) с сословными представителями для каждого из трех сословий — дворянства, купечества и государственных крестьян.

 

Судами для дворян являлись уездный суд (первая инстанция) из уездного судьи и двух заседателей, избираемых дворянством и утверждаемых губернатором, и верхнего земского суда (апелляционная и ревизионная инстанция) в составе двух департаментов для гражданских и уголовных дел;

 

каждый департамент состоял из председателя, назначавшегося императрицей по представлению Сената и пяти заседателей, избираемых дворянством и утверждаемых губернатором.

 

Соответственно строилась система судов для городских купцов и мещан. Первой инстанцией являлся городовой магистрат (или ратуша) из двух бургомистров и четырех ратманов, избираемых «городовым купечеством и мещанством через всякие три года». Апелляционной и ревизионной инстанцией был губернский магистрат, делившийся на уголовный и гражданский департаменты; каждый департамент состоял из председателя, назначаемого сенатом, и трех заседателей, избиравшихся купечеством и мещанством губернского города и утверждаемых также губернатором.

 

Наконец, система судов для государственных крестьян состояла соответственно из «суда, называемого нижней расправой» (первая инстанция), в составе расправного судьи и восьми заседателей и «суда, называемого верхней расправой», делившегося на уголовный и гражданский департаменты; каждый департамент состоял из председателя и пяти заседателей. Рас- правной судья назначался губернским правлением из чиновников; председатели департаментов верхних расправ назначались. Сенатом, как правило, из дворян. Заседатели расправ избирались государственными крестьянами, причем закон говорил: «...и не запрещается им избрать и из дворян или ученых людей, или из чиновных людей, или из разночинцев» (ст. 75 Учреждения для управления губерний). Избираемые заседатели представлялись на утверждение губернатору.

 

Совершенно особое место в этой системе занимал нижний земский суд.

 

 

Сам закон следующим образом говорил о нем в главе XVII. «В нижнем земском суде заседает земский исправник и два заседателя» (ст. 223). Согласно ст. 66 земский исправник или капитан выбирается дворянством на три года и утверждается губернатором... Таким же порядком из дворян избираются заседатели нижнего земского суда (ст. 67). В состав нижнего земского суда входят также два заседателя из общего числа восьми заседателей нижней расправы (ст. 75).

 

Далее, закон указывает: «Нижний земский суд долженствует, во-первых, иметь бдение, дабы в уезде сохранены были благочиние, добронравие и порядок; второе, чтобы предписанное законами полезное повсюду в уезде исполняемо и сохраняемо было, в случае же нарушения оных нижний земский суд по состоянию дела, несмотря ни на какое лицо, всякого должен приводить к исполнению предписанного законом, и третие, нижний земский суд один в уезде право имеет приводить в действие повелении правления, решении палат, верхних и уездных судов, и чинить отказы» (ст. 224). Наконец, закон указывает, что «по делам до полиции, или благочиния земскаго касающимся... нижний земский суд состоит прямо под повелением наместнического правления» (ст. 225).

 

Закон перечисляет ряд входящих в компетенцию нижнего земского суда вопросов полицейского порядка. В статьях закона, относящихся к этим вопросам, на земский суд возлагаются то функции торговой или дорожной инспекции, то функции расследования (например, по делам о держании беглых людей), то функция решения дел и наложения взысканий.

 

Из отдельных указаний закона видно, что этот суд мог принимать дела по своему усмотрению или предложению уездного исправника, что он мог заключать под стражу «людей ополичнен- ных», что он действовал, в отличие от других судов, непрерывно.

В довершение сложности и неопределенности функций и порядка деятельности нижнего земского суда закон в одной статье указывал на обжалование в апелляционном порядке решений этого суда, а в другой статье давал право участникам дел требовать переноса их в нижнюю расправу или в уездный суд, или в высший земский суд с оговоркой, что «сие не есть апелляция», но просто право участников дела выбрать суд, в котором оно должно производиться.

 

Чтобы полностью понять сущность этого учреждения, необходимо остановиться на содержании следующей XVIII главы Закона, посвященной функциям уездного исправника (или капитана).

 

Этот начальник уезда, которому вверена была полиция благосостояния и безопасности, охватывавшая все стороны экономической и правовой жизни населения, был в то же время «первый заседатель» нижнего земского суда, то есть его председатель. Подчиненный непосредственно губернскому правлению и начальнику губернии, которым он обязан был докладывать о всех чрезвычайных случаях и, в частности, о неповиновении целых обществ; уездный исправник обязан был и сам в подобных случаях немедленно принимать все необходимые меры для восстановления порядка.

 

В ряде случаев он вносил предложения о рассмотрении дела в нижнем земском суде, в других — действовал единолично.

 

Учитывая все эти постановления, трудно говорить об этом учреждении, как о подлинном судебном органе, а тем более считать, что «Учреждение для управления губерний» провело отделение судебной власти от административной

 

Все перечисленные выше суды (кроме нижнего земского) действовали не постоянно, а собирались на сессии для разбора дел по три раза в год. В промежутках между этими сессиями в каждом суде действовали два заседателя, не имевшие, однако, права «решительной сентенции» и налагавшие только временные резолюции.

 

В каждой губернии был учрежден совестный суд, состоявший из назначаемого председателя и заседателей: для дворянских дел — два заседателя избирались дворянством; для решения городовых дел — два заседателя избирались городским населением; для расправных (то есть крестьянских дел) два заседателя избирались селениями.

 

Само учреждение совестного суда объяснялось в законе ссылкою на «человеколюбивое монаршее сердце». Из уголовных дел совестному суду были подсудны «дела, касающиеся до таковых преступников, кои иногда более по несчастливому какому нинаесть приключению, либо по стечению различных обстоятельств впали в погрешения, судьбы их отягощающие выше меры им содеянного, также преступления учиненные безумным, или малолетним, и дела колдунов, или колдовства, поелику в оных заключается глупость, обман и невежество» (ст. 399).

 

Совестному суду предписывалось разбирать дела, как и всем другим судам, по закону, но, кроме того, иметь за правило: «...отвращение от угнетения или притеснения человечества, и для того совестный суд никогда судьбы ни чьей да не отяготит, но вверяется оному совестный разбор и осторожное и милосердное окончание дел ему порученных» (ст. 397)

Глава XXVII «Учреждения» посвящена организации в губернии прокуратуры. При губернском правлении состоял г у- бернский прокурор. В его подчинении находились прокуроры при верхнем земском суде, губернском магистрате и верхней расправе с состоящими при них стряпчими. Ему также были подчинены в качестве ближайших помощников губернский стряпчий казенных дел и губернский стряпчий уголовных дел.

Прокуратура была построена по системе двойного подчинения: с одной стороны — генерал-губернатору и губернскому правлению, с другой стороны — генерал-прокурору при Сенате.

 

Губернский прокурор осуществлял и общий надзор за законностью, и судебный надзор. О первом говорит ст. 404. Прокурор и стряпчие «смотрят, и бдение имеют о сохранении везде всякого порядка законами определенного, и в производстве и отправлении самых дел».

В случае обнаружения злоупотребления или нарушения закона прокурор «долженствует о том напамятовать и уведомить наместническое правление и генерал-прокурора, дабы злоупотребление поправлено было» (ст. 405). В области судебного надзора на прокуроре лежала обязанность сообщать губернскому правлению «о неточном где в судебном месте исполнении законов, учреждений и указов» (ст. 405). Далее, он обязан был давать заключения во всех тех случаях, когда в судах возникали сомнения о точном смысле законов. Данные в таких случаях заключения он обязан был направлять генерал-прокурору «...и от него принимать поправления, дабы по всюды одинаковое понятие принимали о общих установлениях» (ст. 405).

 

Прокуроры, состоящие при судах, обязываются быть «взыскателями исполнения узаконений, наказания преступлению, а невинности защитою».

Стряпчие уголовных дел как ближайшие помощники прокурора имели право предлагать судам «жалобу прозьбу, просить следствия по производству дела, и до сочинения приговора предложить, чего в производстве не достает, переносить решенное дело из нижних судов в верхние» (ст. 406). Стряпчие имеют право просить суды издать распоряжение об аресте обвиняемого в совершении преступления.

 

В уездах указанные функции прокурора были возложены на уездного стряпчего, обязанного доносить о всех случаях обнаруженных им злоупотреблений и нарушений закона губернскому прокурору.

 

В 1782 году судебная система была дополнена организацией в городах управ благочиния. На них возлагались: а) ведение следствия по уголовным преступлениям и б) разрешение дел о кражах на сумму не свыше 20 рублей.

 

При Павле сложная судебная система была несколько упрощена путем упразднения дворянского верхнего земского суда, купеческого, губернского магистрата и крестьянской верхней расправы. Таким образом, губернские палаты уголовного и гражданского суда сделались судом второй инстанции для оставшихся сословных судов.

 

При Александре I в эти палаты были введены выборные заседатели от дворянства, что еще более подчеркнуло сословно- дворянский характер всей судебной системы. Вместе с этим были допущены и выборные заседатели от крестьян в уездный суд.

 

«Учреждение йля управления губерний» не является процессуальным кодексом в точном смысле слова. Оно не содержит ни описания отдельных процессуальных действий, ни системы процессуальных стадий, ни системы доказательств и способов их получения. Оно не отменяет старых процессуальных законов, а вносит лишь дополнения в ранее созданный порядок судопроизводства, исходя из организации новой системы сословных судов с делением их на первую, апелляционную и ревизионную инстанции.

Краткая глава VII «Учреждения» под названием «О течении дел уголовных» дает следующие указания по вопросу о компетенции отдельных судов в зависимости от рода уголовных дел.

 

Если за совершенное преступление по закону не могут быть назначены ни лишение жизни, ни лишение чести, ни торговая казнь (битье кнутом), то дело подлежит разрешению: для дворян — в уездном суде, для крестьян — в нижней расправе и для купцов и мещан — в городовом магистрате. Два первых суда направляют свои приговоры для исполнения в нижний земский суд, а городовой магистрат — городничему.

 

Если же за преступление по закону может быть назначено одно из указанных тяжких наказаний, то названные низшие суды не имеют права выносить по делу решения, а должны «с приличными законами и со мнением» представить дело вместе с обвиняемым соответственно — в высший земский суд, в губернский магистрат или в верхнюю расправу. Каждый из этих судов, рассмотрев дело, выносит «решительный приговор», но немедленно направляет дело на ревизию в губернскую палату уголовного суда.

 

«Палата... по получении уголовного дела, не мешкав ни мало, учинит производству уголовного дела ревизию, и приступает к решительному вершению дела; и для того взносит оное к государеву наместнику, дабы повелением его в страх злым наказан был преступник в том уезде или городе, где учинил злое дело» (ст. 113).

 

Проведение административно-судебной реформы отразилось и на центральном государственном аппарате, в частности, на коллегиях. Большинство из них потеряло значение, так как их функции почти полностью перешли в различные губернские органы. В частности, дела юстиц-коллегии и вотчинной коллегии перешли в палаты уголовного и гражданского суда.

 

Поэтому в 80-х и 90-х годах большинство коллегий постепенно было закрыто.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Смерть Екатерины Второй. Таврический дворец. Ростопчин.  ИМПЕРАТРИЦА ЕКАТЕРИНА 2 ВТОРАЯ. Императрица

 

Императрица Екатерина 2. Князь А.А. Вяземский. Разумовский.  Политика и войны Екатерины Второй. Война в Крыму...

 

Императрица Екатерина Вторая. Орлов. Потёмкин. Чумной бунт.  Переписка Дидро и Екатерины 2 Второй. О состоянии России. 1773