БУРЖУАЗНЫЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ТЕОРИИ И БУРЖУАЗНЫЙ ТИП УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Процессуальная теория в Германии

 

На почве старого феодального уголовного права и процесса в германской процессуальной теории господствовал взгляд на теснейшую связь уголовного процесса с материальным уголовным правом.

 

Целью уголовного процесса провозглашалось осуществление карательного права государства, приведение в действие тех уголовных законов, которыми это право определяется. Подобное определение давал «отец науки уголовного права» Ансельм Фейербах. За ним его повторяли Цахариэ, а в новой литературе — Глазер и Биндииг.

 

«Всякое процессуальное отношение, — говорил Биндинг, — имеет целью наделение в надлежащем порядке действительною силою, поставление вне спора и осуществление материальных прав»  .

 

Первый теоретический опыт перенесения в уголовный процесс начал гражданского состязательного процесса был сделан, несомненно, под влиянием революции 1848 года, нанесшей удар феодальному правопорядку в Германии. Мы имеем в виду работу И. Планка о немецком процессе, вышедшую в 1857 году .

 

Основной мыслью Планка было построение публично-правового уголовного процесса на принципе состязательности. Согласно его взгляду сущность принципа состязательности — в преимущественной по сравнению с ролью суда активностью равноправных между собою сторон — обвинителя и обвиняемого. Их деятельность движет процесс. Они собирают и представляют суду материал, свободно им распоряжаясь. Содержание обвинения целиком зависит от обвинителя: отказ его от обвинения устраняет спор и, следовательно, связывает суд независимо от убеждения последнего о доказанности обвинения. Точно так же и обвиняемый свободен в выборе системы защиты и доказательств: полное или частичное признание им обвинения связывает суд. Стороны вполне равноправны, ни одна не обязана помогать другой, например, признанием. Обвиняемый не может быть принуждаем к представлению уличающих его документов. Каждая сторона имеет право знать все происходящее в процессе и делать суду заявления по всем вопросам.

 

Роль суда — чисто пассивная: он лишь следит за деятельностью сторон и соблюдением ими правил процесса. Никаких материалов суд сам не собирает и не может пользоваться доказательствами, на которые не сослались стороны.

 

Таким образом, Планк рисует картину буржуазного состязательного гражданского процесса. Наиболее близким к этому построению был английский уголовный процесс, в котором отказ обвинителя от обвинения влек оправдание подсудимого, а сознание последнего — его осуждение.

 

Германский процесс был весьма далек от нарисованной Планком картины. Но его работа интересна именно Тем, что она характеризовала направление уголовно-процессуальной теории буржуазной Германии: заимствовать и развивать гражданско-процессуальные конструкции.

 

Однако столь оторванное от реальных условий судебной -деятельности по уголовным делам понимание принципа состязательности было подвергнуто критике в позднейших работах немецких процессуалистов. Большинство теоретиков сходилось в убеждении, что суд должен быть свободен от произвола сторон во всей своей деятельности и, в частности, в разрешении приговором поставленных перед ним вопросов. О состязательности в уголовном процессе можно говорить лишь как об особой внешней форме, в которую облекается публично-правовая деятельность государственных органов ввиду ббльшей целесообразности этой формы по сравнению с розыскной (следственной).

 

яфф1

 

 Эту точку зрения настойчиво отстаивал Гейнце, подчеркнувший в самом названии своей классической работы отличие между принципами («Dispositionsprinzip» и «Offizialprinzip») и формами («Verhandlungsform» и «Untersushungsform») Эту же точку зрения разделили и авторы известных курсов уголовного процесса — Биркмайер и Белинт .

 

Биркмайер указывал, что процесс, основанный на принципе официальности, может быть построен и в форме розыскной, для которой характерно объединение в лице судьи функций обвинения, защиты и суда, и в форме состязательной или, лучше сказать, обвинительной, при которой процесс получает внешний вид правового спора обвинителя и обвиняемого перед беспристрастным судьей

 

Основными чертами обвинительной формы Биркмайер считал: 1) наличие в процессе сторон, стоящих отдельно от суда и пользующихся правами участия в деле; 2) равноправность сторон; 3) освобождение суда от процессуальных функций сторон. •

 

Из этих основных положений выводятся дальнейшие: допущение формальной защиты, то есть помощи обвиняемому со стороны специального защитника, проверка в судебном заседании, в порядке состязания сторон, всех доказательств по делу, обоснование приговора исключительно на проверенных судом доказательствах, обязательность разрешения каждого дела обвинительным или оправдательным приговором,- пересмотр приговора лишь по требованию сторон.

 

Для развития немецкой уголовно-процессуальной науки имела большое значение выдвинутая еще до объединения Германии в гражданско-процессуальной литературе новая теория процесса, пытавшаяся охватить всю совокупность процессуальных действий и отношений одной конструкцией. Тем самым, по мнению теоретиков, чисто описательное изложение судопроизводства уступит место научному анализу.

 

Немецкие ученые Бетман-Гольвег, а затем подробнее, со ссылками на римский процесс, Бюлов, выдвинули конструкцию гражданского процесса как сложного трехстороннего юридического отношения между сторонами и судом. Эта теория очень быстро стала господствующей в науке гражданского процесса в Германии.

 

Нам нет надобности останавливаться на различных вариантах этой теории. Одни из них в какой-то мере учитывали особое положение суда как носителя государственной (судебной) власти, другие же отстаивали явную фикцию, уравнивая как субъектов единого правоотношения суд, истца и ответчика.

 

«Никто еще не выражал сомнения, что процессуальное право определяет права и обязанности суда и сторон в их взаимных отношениях. Но этим самым говорится, что процесс есть соотношение прав и обязанностей, то есть юридическое отноше- н и е». Этими словами начинает изложение своей теории Бюлов. «Так как процессуальные права и обязанности существуют доежду государственными учреждениями и гражданами, так как в процессе проявляется деятельность должностных лиц и так как стороны рассматриваются только в их отношении к деятельности этих лиц и с точки зрения содействия этой деятельности, то само собою понятно, что процесс входит в область публичного права: процесс есть п у б л и ч н о - п р а в о в о е отношение... Процесс — трехстороннее, весьма сложное юридическое целое, состоящее из разнообразных элементов, частью из взаимной правовой связанности сторон, частью из обязанностей суда к совершению действий и соответствующих этим обязанностям прав сторон».

 

Процесс отличается от других юридических отношений тем, что, возникнув, не остается неизменным и неподвижвдм, а, наоборот, развивается и движется вплоть до окончательного разрешения

 

Этот взгляд на сущность гражданского процесса вскоре проник в немецкую науку уголовного процесса. Впервые в применении к уголовному процессу он был высказан тем же Бюловым, а затем воспринят и развит Кризом   и Колером  .

Эта точка зрения была воспринята очень многими теоретиками уголовного процесса, хотя большинство ограничивалось определением процесса, как юридического отношения, не углубляясь в анализ особенностей этого отношения  .

 

Большинство сторонников этой теории считало субъектами процессуального юридического отношения прокурора-обвинителя, обвиняемого с его защитником, и суд5.

Чтобы понять классово-политический смысл этой теории, необходимо остановиться вкратце на особенности создания буржуазного германского государства.

Буржуазная революция в Германии не привела, как это было отмечено выше, к ликвидации феодальных отношений. Здесь она закончилась компромиссом между феодальным прусским юнкерством и буржуазией.

 

В Германской империи сохранилось много пережитков феодализма: в частности, существование ряда королевств, герцогств и княжеств, преобладание в государственном аппарате крупных землевладельцев — дворян, зависимость крестьян от помещиков. В молодой немецкой промышленности для успешной конкуренции с промышленностью других стран проводилась усиленная эксплуатация рабочих. Были изданы исключительные законы против социалистов.

 

Уголовный процесс по кодексу 1877 года получил характер следственно-обвинительного производства по типу французского. Полицейское дознание и в значительной степени предварительное следствие находились в руках прокурора, как правило, представителя дворянского землевладения. Состав суда был таким же.

 

Рассматриваемая теория, затушевывая все эти политические и социальные моменты, изображала уголовный процесс, как некое абстрактное юридическое отношение.

 

Такое изображение процесса имело определенный классово- политический смысл: внушить тем, кто в условиях капиталистической эксплуатации чаще всего занимает скамью подсудимых, что уголовный процесс, якобы не является насилием, принуждением со стороны всемогущего государства и его чиновников; что он представляет собой юридическое отношение; что подсудимый и его защитник равны по своим процессуальным правам с прокурором и судом, именно, как субъекты юридического отношения.

 

Таким образом, эта теория прикрывает политическую сущность судебного .разбирательства, осуществляемую господствующим классом, юридической маской трехстороннего правового отношения между равноправными субъектами процессуального отношения.

 

С юридической точки зрения теория эта представляет много вариантов, так как ее сторонники расходились по ряду вопросов, — и по вопросу об основании, определяющем юридический характер процесса, как отношения, и по вопросу о схеме юридического отношения.

 

Сторонники этой теории спорили и о том, что является объектом процессуального отношения: право государства на возмездие, вытекающее из преступления, или действия суда и сторон, направленные на разрешение правового спора, или действия, которые каждый из процессуальных субъектов имеет право требовать друг от друга.

С теорией процесса как юридического отношения была тесно связана широко распространенная в немецкой юридической литературе конструкция обвинения как уголовного иска.

 

Она также затушевывает классовую природу и юридические особенности уголовного процесса, представляя его в виде правового спора обвинителя (истца) и обвиняемого (ответчика) перед беспристрастным арбитром-судом

 

Эта теория, отождествляя обвинение в уголовном процессе с иском в гражданском процессе, превращает обвинение в уголовный иск. Многие немецкие процессуалисты придавали уголовному иску значение верховного понятия Oberbegriff уголовного процесса. Правда, ни один из них не развил этой общей и довольно неопределенной мысли. Но ~ юридическое значение этой конструкции довольно ясно: она придавала характер правового спора даже предварительному следствию, в котором, как это было показано выше, прокурор имел гораздо более широкие права, чем обвиняемый и его защитник  .

 

Однако против перенесения в уголовный процесс конструкции единого процессуального отношения и против отождествления обвинения с уголовным иском были выдвинуты резкие возражения, особенно проф. А. Вахом. Критики подчеркивали неправильность трактовки действ?:й суда как исполнение его обязанностей по отношению к обвинителю и обвиняемому. На самом деле это есть выполнение'судом его служебного долга, ради кото- s рого он и создан как орган государства. Еще менее отвечает действительности противопоставление в качестве субъектов правоотношения представителя прокуратуры и суда. Оно навеяно су-- ществом гражданского процесса, в котором, по общему правилу, обе стороны — частные лица, стоящие перед судом как представителем государственной власти. В современном же уголовном процессе и обвинитель-прокурор, и суд являются органами государства, преследующими одну и ту же цель — осуществление карательной обязанности, возложенной на «их законом. Поэтому в уголовном процессе возможно (чего не бывает в гражданском опоре) совпадение интересов «сторон», когда обвиняемый оказывается невиновным, и его стремление к выяснению истины совпадает с тем же стремлением прокурора.

 

Уголовный процесс по своему содержанию является напряженной борьбой государственной власти за правопорядок с его нарушителем (иногда предполагаемым). Это — «не теоретико-познавательная», а практическая операция, как иронически заметил по адресу теории Бюлова наиболее ярый противник конструкции

 

«юридического отношения» — проф. А. Вах И никакая теория не может скрыть специфической особенности уголовного процесса: личность обвиняемого неизбежно представляется объектом исследования в отношении физическом и психическом  .

Отсюда — ряд весьма существенных ограничений его прав, как гражданина и субъекта процесса, вызывающий замечание Ваха о принципе равноправия сторон, как о пустой фразе, лишенной реального содержания  .

 

Вах подчеркивает очень существенный момент в построении уголовного процесса, который явно противоречит конструкциям юридического отношения и признанию обвинения уголовным иском. Он указывает, что «предварительное следствие не заканчивается решением дела по существу», и ставит под сомнение «судебный характер» этого производства.

 

И на предварительном следствии, и в судебном разбирательстве обвиняемый — не только субъект процесса, но и объект изучения, что резко отличает уголовный/ процесс от гражданского. И всякая попытка построить уголовный процесс по образцу гражданского, как и наоборот, говорит Вах, ведет к вырождению  .

 

Конечно, в своей критике «цивилистических» теорий уголовного процесса Вах далек от понимания классовой природы суда и процесса. Но несомненно, что его замечания указали на самые слабые стороны той «юриспруденции понятий», которая всегда отличала немецкие идеалистические теории в науке права.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Общая характеристика уголовного процесса зарубежных...

буржуазного права приобрела именно в сфере уголовного и уголовно-процессуального права.

 

Развитие права в 19 веке  Типы уголовного процесса. Судебное разбирательство