СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ В 18 и 19 веках.

 

Основные положения уголовного процесса Америки –

право и процессуальная доктрина в Соединенных Штатах

 

Строго говоря, нет уголовного процесса США, как единого, действующего 'на всей территории государства судебного порядка расследования и рассмотрения уголовных дел.

 

Процессуальное право каждого штата (имеет он или не имеет свой Уголовно-процессуальный кодекс) самостоятельно и независимо от федерального права, как независимы конституции и суды отдельных штатов. «Их бытие и организация совершенно независимы так же, как и их юрисдикция, —говорит Вильсон,— федеральный закон нисколько не касается ни их конституции, ни их процедуры...» Наоборот, процессуальное право каждого отдельного штата накладывает отпечаток на судопроизводство федеральных судов, действующих в данном штате: «процессуальные формы федерального суда в общем представляют собою соответствующие формы судебных установлений штата, в которых он заседает, и законы последнего применяются судами Союза во всех тех случаях, которые не предусмотрены' федеральными законами. Судоговорение состоит в отобрании свидетельских показаний, в выслушании защитительных речей сторон и т. п., чаще всего, согласно обычаям судов местных; так что, насколько возможно, в отношении соблюдения внешних форм и применения принципов, федеральный суд является судом своим, а не чужим по отношению к штату, в котором он функционирует»  .

 

Различия в процессе отдельных штатов, вызывающие множество практических неудобств, не касаются принципов процесса. Поэтому можно, отвлекаясь от расхождений в процессуальных порядках в отдельных штатах, изложить те общие начала, на которых строится уголовное судопроизводство в США.

 

Унаследовав общий строй процесса и его основные правила из Англии, американцы отказались от многих пережитков феодальных порядков, сохранившихся в Англии3.

Уголовно-процессуальное право в Соединенных Штатах сложилось из следующих элементов. В основе его, как сказано, лежало общее право Англии. На решения высших судов Англии в США ссылались очень долго. Но с провозглашением независимости и принятием конституции США и конституций отдельных штатов (а в некоторых из них и процессуальных законов) появилось новое право, выраженное в законе.

 

Как было указано выше, широкие массы населения выражали резкое недовольство тем, что в конституции не нашли места гарантии основных прав граждан и, в частности, постановления, обеспечивающие свободу личности против необоснованных преследований и произвольных арестов. Эти постановления были введены в конституцию упомянутым выше Биллем о правах (то есть совокупностью поправок).

 

Мы остановимся здесь вкратце на тех из них, которые имеют прямое отношение к судебному устройству и уголовному процессу.

 

Важнейшими из них были следующие. Постановления о порядке домашнего обыска и применения тюремного заключения должны были обеспечить личную свободу граждан (четвертая поправка).

 

Существовавшая при английском владычестве практика произвольных обвинений и злоупотреблений розыскным методом допросов должна была быть искоренена путем введения правила, запрещающего призывать к судебной ответственности за какое- либо преступление без постановления большого жюри о предании суду (пятая поправка).

 

Та же поправка должна была уничтожить розыскной порядок, введя правило о том, что никто не может быть принужден к свидетельству против самого себя.

 

 

Общее право и процессуальная доктрина в Соединенных Штатах, опираясь на пятую поправку, развили учение о бремени доказывания в уголовном процессе и о так называемой презумпции невиновности. Сущность этого учения состоит в том, что обвиняемый приравнивается к ответчику в гражданском процессе, который может ограничиться лишь отрицанием притязаний истца и ничего ие доказывать. Обязанность доказать правильность выдвинутых правовых притязаний, под страхом проигрыша тяжбы, лежит на истце. Таким же образом в уголовном процессе обвинитель обязан доказать все составные элементы обвинения (бремя доказывания). Пока они не будут доказаны, обвиняемый защищен предположением (презумпцией) невиновности. Таким образом, в уголовный процесс переносится общая презумпция римского гражданского права, согласно которой каждый гражданин предполагается действующим добросовестно, пока не доказано противное.

 

В американской, как и в английской доктрине, широта положения о презумпции невиновности обычно подчеркивается требованием оправдания обвиняемого при наличии разумного сомнения в его виновности у присяжных или судей.

В Уголовно-процессуальном кодексе штата Нью-Йорк эта формула выражена с полной отчетливостью.

 

«Каждый привлеченный к ответственности за уголовное деяние предполагается невиновным до тех пор, пока противное не будет доказано; в случае разумного сомнения, достаточно ли доказана его виновность, он имеет право на оправдание его» (ст. 383).

Хотя презумпция невиновности и не внесена в конституцию как одна из гарантий прав гражданина, но теория и судебная практика постоянно считали ее одной из конституционных гарантий.

 

Соединенные Штаты опередили Англию в установлении права каждого обвиняемого на помощь защитника и на вызов в суд свидетелей, могущих показывать в его пользу, а также права обвиняемого требовать очной ставки: со свидетелями обвинения (шестая поправка).

 

Восьмая поправка запретила требование слишком больших сумм залога от обвиняемого при освобождении его от подслед ственного заключения.

 

Конституция давала определения государственного преступления и объявляла, что для осуждения за него необходимо два свидетельских показания. Правом каждого гражданина был объявлен гласный и скорый суд с участием присяжных (шестая поправка)

99. Организация государственного обвинения

 

Важным нововведением в судебную организацию и процесс, по сравнению с английским образцом, было учреждение и в федеральной системе, и в системе штатов должности публичных обвинителей (атторнеев), возбуждающих уголовное преследование от имени штата или федерации.

 

Учреждение этой должности не устраняет права потерпевшего и каждого гражданина выступить в качестве обвинителя. Но на практике роль должностного обвинения все более возрастала.

 

Надо различать две системы построения государственного обвинения: строго централизованную систему федеральной прокуратуры, подчиненную генерал-атторнею США (обычно называемому министром юстиции), и децентрализованную систему прокуратуры каждого отдельного штата.

 

Процессуальные полномочия федеральной прокуратуры весьма широки.

Все уголовные дела федеральной подсудности возбуждаются исключительно чинами прокуратуры. Они пользуются правом свободного усмотрения при решении вопроса о возбуждении уголовного преследования по каждому конкретному делу. До самого постановления вердикта присяжными генерал-атторней и действующие по его уполномочию чины прокуратуры имеют право прекратить начатое дело своим односторонним постановлением (nole prosequi). Все федеральные агенты полицейского розыска находятся в непосредственном подчинении у федеральной прокуратуры.

 

Федеральный генерал-атторней руководит предварительным собиранием доказательств; от него зависит в пределах предоставляемых ему конституцией полномочий заключение обвиняемого под стражу или освобождение его под залог; он также имеет право допрашивать свидетелей й самого подозреваемого. Он формулирует обвинение и поддерживает его на суде'.

 

Что касается прокуратуры отдельных штатов, то она по своей организации мало приспособлена для осуществления должностного преследования.

 

Генерал-атторней штата являлся консультантом правительства штата по всем правовым вопросам, ио сравнительно редко осуществлял уголовное преследование. Окружные и городские государственные адвокаты (атторнеи) наряду с выполнением функций публичного преследования не переставали заниматься частной адвокатской практикой. Во многих штатах их обвинительная деятельность была поставлена в довольно узкие рамки. Часто она сводилась к помощи советами частным лицам, возбудившим уголовное преследование, и к даче заключений судьям.

 

Избираемые в каждом штате должностные обвинители ответственны перед избирателями, а не перед правительством, они — представители интересов избравшей их общины, а не государства. Каждый район имеет своего выборного атторнея, который очень мало связан даже с генерал-атторнеем своего штата. Центрального наблюдения и контроля за деятельностью районных атторнеев почти не существует, они полные хозяева предоставленной им обвинительной властц. Фактически же они целиком находятся под влиянием руководителей партии, обеспечившей их победу на выборах, и стоящих за нею капиталистических групп.

 

 Если правительство штата почему-либо в определенный момент интересуется репрессией по тем или иным преступлениям, оно обычно возлагает преследование их на генерал-атторнея; последний, однако, выступает по наиболее "сенсационным или наиболее крупным делам этого рода, оставляя прочие дела на усмотрение местных атторнеев. Лишь в очень немногих штатах генерал-атторней осуществляет руководство деятельностью городских и районных атторнеев.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Уголовный и гражданский процесс США  Судопроизводство США. Разделение юрисдикции судов штатов...  Уголовное право США  Судебная система США - федеральная система судов  Уголовный процесс США. Особое значение среди источников...  Правовая система США

 

Конституции зарубежных государств. Учебное пособие