Русская ономастика

 

 

ОРОНИМИЯ РОССИИ

 

 

 

 (страны многонациональной) сформирована средствами разных языков — финно-угорских, тюркских, самодийских, тунгусо- маньчжурских, палеоазиатских, монгольских, кавказских, индоевропейских.

 

Если не считать новообразований, возникших в результате научных исследований рельефа и расчленения территории России на геоморфологические области и районы, номинация всех крупных орографических единиц оказалась неславянской: Валдай, Хибины, Урал, Кавказ, Алтай, Путорана, Бырранга, Кузнецкий Алатау, Саяны, Сихотз-Алинь. Их этимологии, за малым исключением, оказываются спорными, имеют несколько версий. Даже как будто прозрачный ороним Яблоновый хребет есть результат народного переосмысления исходного бурятского Ябалгани даба 'пеший перевал, легко проходимый, доступный'. Кажется исключением из такого положения — высочайший из действующих вулканов в Евразии — Ключевская сопка (4750 м) и Становой хребет, т. е. «основной» на Дальнем Востоке. Он оказался водораздельным между реками бассейнов Северного Ледовитого и Тихого океанов.

 

Финно-угорские оронимы встречаются на обширных пространствах севера и северо-запада Европейской части России, на Урале, в Западной Сибири: Хибины с вершиной Кукисвумчорр; горы Масельга, Луосварак в Карелии; Оссяур, Селемиз и Пониз, Пут- тунп, Высокая Парма на Урале; Вылиб Понмыльк в Республике Коми и Ненецком авт. окр.; Нёр — мансийское имя Урала; возвышенность Пантсуйур в Ханты- Мансийском авт. окр. Следы саамской топонимии сохранились далеко за пределами Кольского полуострова.

 

Самодийские названия гор известны на севере Урала и Западной Сибири: хребет Пайхой, гора Певпэ, Саляпэ, Пензерлаха.

 

Тюркская оронимия наблюдается на очень большой территории — от западных границ России до Бурятии и Якутии включительно: горы Дыхтау, Кар акая на Северном Кавказе; Сакматау и Ямантау на Урале, Пиртаг и Кокхая в Хакасии, Музтаг в Шории; Улуг- Тайга, Таскыл в Туве; горы Байтаг и Картаг в Бурятии; хребет Улахан-Дабан (якутское название Джугд- окур) в Хабаровском крае; горы Хара-Тас, Тумусах, Кис- Ту мул в Якутии.

Тунгусо-мальчжурские оронимы присущи Восточной Сибири и Дальнему Востоку: хребет Джугджур, гора Бугурчак, хребты Тыдан (Колымский), Гугда, Удо- кан, Кадар, гора Дёломо-Дыл.

 

Монгольские элементы присутствуют в оронимии Поволжья, на Алтае, в Туве, Казахстане, Восточной Сибири: возвышенность Ергени, гора Богдо, хребет Хамар-Дабан, вершина Мунку-Сардык, горы Баян-Ула, Улан-Хада.

 

Палеоазиатские оронимы формируют имена гор на Камчатке, Чукотском полуострове, частично в Якутии: утес Эпепил, хребет Огинратынон, мыс Ту ко-

лан, впадина Чопко.

 

На Северном Кавказе проживают многие народы: осетины, кабардинцы, чеченцы, адыги, убыхи, ингуши, лезгины, даргинцы и др. Их языками оформлены топонимы на территории Кавказа и Предкавказья (от Черного до-Каспийского морей): Бермамыгп, Псеашко, Мартхох, Суган, Андийский, Аварский хребты.

 

Индоевропейские оронимы России представлены русскими, балтийскими, романскими и ираноязычными названиями. Последние более заметны в гидр они- мии бассейнов Дона, Днепра и Кубани. Оронимы группируются на Северном Кавказе, где высятся горы Адайхох, Гимарайхох, Урсхох (так осетины называют Казбек), Цей, Даргхох, Мамисон.

 

Балтийские оронимы на территории России мало изучены, в отличие от балтийских гидронимов, которые фиксируются в бассейнах Днепра, Западной Двины, озер Ильмень и Чудского. Русские географические оронимы повсеместны в пределах России, они присутствуют в каждой области, республике, национальных округах (см. Оронимия русская).

 

Наиболее полный перечень оронимов нашей страны с указанием местоположения приведен в «Словаре орографических объектов СССР» (М., 1976). Детальный анализ оронимов Урала дан в книге А. К. Матвеева «Вершины Каменного Пояса. Названия гор Урала» (Челябинск, 1990). Однако в целом литература по егронимике России очень бедна.

 

 

К содержанию книги: Русская и российская ономастика