Русская ономастика

 

 

ДИВА

 

 

 

— мифологическое название, неясное по происхождению слова и функциям обозначаемого персонажа; встречается в перечне древнерусских божеств в так называемом «Слове св. Григория, изобретенном в толковании о том, как язычники поклонялись идолам...». Фиксируется в форме дат. пад. ед. ч.— дывЪ. Научная трактовка названия Дивы противоречива. Поиск его истоков приводит ученых к и.-е. *deiuos 'бог', которое затем предположительно было вытеснено иранской инновацией baga 'бог' и приобрело значение 'демон, злой дух'.

 

В этом смысле Дива отождествляется с дивом из цикла др.-рус. воинских повестей как его женская ипостась. Это ведет к тому, что анализ сосредоточивается на названии див, а форма Д. оказывается на периферии научного внимания, поскольку считается вторичной. Настораживает то, что содержания воинских повестей и церковно-учи- тельного «Слова св. Григория...» довольно разные и не обнаруживают более или менее определенной семантической общности дива и Д.

 

«Слово св. Григория...» позволяет предположить, что Дива— это ранняя фиксация русской северо-западной диалектной формы от слова дЬва 'девица, девушка'. Византийский протограф памятника был, судя по всему, идеологическим манифестом в пользу праздника Рождества Христова, что обусловило его яркую направленность против античных культов богини-матери (см. Род).

 

Среди таких богинь названы Афродита и Артемида (последняя общеизвестна как богиня-дева). В др.-рус. переводе памятника книжник-русич утверждает, что «тем же богам требу кладут и творят и словенский язык: вилам и Мокошьи, ДивЪ, Перуну, Хорсу, роду и рожаницам, упырям и берегыням и Переплуту» (цитируется в стилизованной форме). Далее говорится о Гекате и Мокоши: жертвенной кровью «мажют Екадью богиню сию же дЬву вменяют и Мо- кошь чтут».

 

Итак, контекст вполне подходящий, чтобы эпитетом дева поставить Мокошь на уровень эллинских богинь-дев (что само по себе еще ничего не говорит о действительном языческом образе Мокоши). Корневой звук [и] в названии Д. закономерно в таком случае объясняется чередованием с [ё] (=$>) в позиции между мягкими согласными. Эта диалектная черта известна в некоторых новгородских говорах; именно в Новгородской Софийской библиотеке и была обнаружена рукопись XV в., где помещается один из списков «Слова св. Григория...». Таким образом, есть предпосылки считать название Дива квазитеонимом (см.: Теонимия древнерусская).

 

 

К содержанию книги: Русская и российская ономастика

 

 Смотрите также: