ЛАГОНАКСКОЕ НАГОРЬЕ

 

 

ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ. Горы Фишт, Оштен, Лагонаки и плато Черногорье. Фиштинский ледник

 

 

 

Исследования района Лагонакского нагорья начинаются в первой половине прошлого столетия. В это время еще шла Кавказская война 1817 — 1864 годов, и первые письменные, равно как и картографические, материалы о нагорье дают военные. Одним из них был барон Ф. Ф. Тор- нау, который довольно близко проник к Лагонаки. Будучи офицером-разведчиком, он в 1836 году в долине реки Курджипе попадает в плен к горцам, где находится более двух лет.

 

В составленных после освобождения записках и опубликованных материалах Торнау описывает быт и хозяйство населяющих эти земли абадзехов, приводит сведения по природе района: «Земля абазех покрыта непроходимыми вековыми лесами, занимающими две трети всего пространства, ими населенного... По течению рек, в местах более привольных, абазехи сеют пшеницу, ячмень и овес, там находятся сенокосные и пастбищные места. Из фруктовых деревьев у абазех по лесам раскинуты небольшие яблони, груши, кизил и орехи. В горах, прилегающих к убыхам, в округе, называемой Мезмей (Земля лесов), находят в большом количестве железо». Мезмей (или Мезмай, в современном произношении) — это уже прямые, хотя в чем-то, может быть, и оптимистичные — «в большом количестве железо» — сведения по Лагонакско- му нагорью. Упоминает Торнау и о проходящей через Лагонаки перевальной тропе («дорога от абазех к убыхам»), которая «проходима только для конных и зимою по причине крутизн и глубокого снега не посещается». Все при веденные выше отрывки из хранящихся в архивах отчетов Торнау опубликованы в книге «Торнау и его кавказские материалы» Г. А. Дзидзария (1976), который дает высокую оценку деятельности этого исследователя.

 

Еще до окончания Кавказской войны съемочные работы на Западном Кавказе, в том числе и в лагонакском районе, проводили офицеры корпуса военных топографов. По материалам съемок к 70-м годам прошлого века создается . пятиверстная, а позднее и одноверстная карта Кавказа, на которых уже можно найти изображение ла- гонакских гор и рек.

 

Геологическое изучение Лагонакского нагорья началось в 1866 году с поиска месторождений металлов, разрабатывавшихся ранее горцами. В этом же году были совершены две поездки в долину реки Цице, где осматривались развалины предполагаемого серебряного завода. Следующая экспедиция проводилась в июне 1867 года в верховье реки Белой и на массивы горной группы Фишта. В экспедиции 1867 года на участке от Азишского перевала до горы Фишт производится сбор геологических образцов, которые затем передаются Кавказскому музею в Тифлисе. В опубликованных материалах не упоминается имя первоисследователя геологии Лагонаки. Не удалось его найти и в госархиве Краснодарского края. Но в нем хранятся материалы Кубанской областной чертежной, называемой еще межевой комиссией и межевым управлением, из которых следует, что в эти же годы на Лагонаки межевыми чинами проводились топографические съемки.

 

В 1873 году в статье военного геодезиста И. И. Стебниц- кого «О высоте линии вечных снегов на Кавказских горах» упоминается название гор Фишт и Оштен и говорится о том, что здесь заметны следы вечного снега. Далее сведения можно найти у В. Кобеляцкого, который, описывая в 1888 году станицу Самурскую и ее окрестности, впервые говорит о пещерах Лагонаки: «Расположены они (пещеры.— С. Л.) преимущественно в скалах Черной горы и горы Рожета». Здесь необходимо сказать, что Черная гора у В. Кобеляцкого — это не Черногорье в нынешнем понимании, а, судя по тексту, северная часть Лаго- накского хребта, Черногорье же он называет Рожетом.

 

С конца 80-х годов XIX века описываемые районы Западного Кавказа привлекают все большее внимание естествоиспытателей. Натуралистами, посетившими Лаго- наки в 1888 году, были Н. И. Кузнецов и К. Н. Росси- ков. Оба они по поручению Русского географического общества проводят исследования на Северном Кавказе. Н. И. Кузнецов, совершивший геоботанические наблюдения на огромной территории, охватывающей пространство между долинами рек Шебш и Уруп, приводит первые ботанические сведения по Лагонаки, уделяя в этом районе основное внимание описанию горы Оштен, на которую он совершил восхождение. К. Н. Россиков, предпринявший поездку на Северный Кавказ для зоогеографических исследований, пишет о совершенной им экскурсии из станицы Даховской «на высоты Гуама в котловину реки Курд- жипс», то есть на север и северо-восток нагорья.

 

В последнем десятилетии прошлого века на Лагонаки работают выдающиеся кавказоведы Н. М. Альбов, Н. Я. Динник и наш земляк, екатеринодарец, первооткрыватель триасовых отложений на Кавказе В. И. Воробьев.

 

Ботаник Н. М. Альбов изучает растительность известняковых массивов горной группы Фишта, открывает новые виды. Он с восхищением отмечает уникальность этого района. В публикации 1894 года Н. М. Альбов упоминает о подъеме на их вершины: «Я делал восхождение на Фишт и на Оштен».

 

В. и. Воробьев дал точное и образное описание природы вдоль пройденного им маршрута по восточной части нагорья и верховьям рек Цице и Белой. Он первым указывает на наличие коралловых известняков в районе и впервые описывает такие поверхностные формы карстового рельефа, как воронки, поноры, карры. По словам одного из современников автора, в этой статье «поэтическое наслаждение красотами горной природы не стоит в противоречии с объективным анализом естествоиспытателя».

 

Н. Я. Динник посещал нагорье неоднократно, покрыв сетью своих маршрутов почти всю его площадь. Если до него, да какое-то время и в последующем исследователи проводили свои наблюдения только вдоль перевальной, или, как ее называли тогда, Бабуковской тропы и в горной группе Фишта, то Н. Я. Динником пройдены массивы Нагой-Чук, Абадзеш и Мурзикао, хребты Лагонакский, Каменное Море, Азиш-Тау и Гуамский. Он бывал в долинах Цице и Курджипса и, конечно, изучал привлекавшие внимание всех исследователей этой части Кавказа массивы горной группы Фишта. В своих статьях, посвященных этому району, Н. Я. Динник дал общую характеристику природы Лагонакского нагорья. В его публикациях приводятся сведения по рельефу, оледенению, горным породам, дается материал наблюдений за температурой воздуха и другие характеристики климата. Особенно много внимания он уделяет описанию растительности и животного мира.

 

Материалы Н. М. Альбова, В. И. Воробьева и Н. Я. Динника по Лагонаки публиковались в Записках Кавказского отдела Русского географического общества. В них приводятся удивительно яркие описания путешествий, отдельные выдержки из которых невозможно не процитировать в данной книге. И пусть это будет выражением хотя бы малой частицы того глубокого уважения, которое мы испытываем к бескорыстным подвижникам изучения природы Кавказа.

 

Одновременно с упомянутыми исследователями в районе горной группы Фишта выполняет топографические работы землемер Кубанской областной чертежной Г. И. Бирюков. Он впервые проводит фотографирование в этом районе.

 

Первоисследователи нагорья дали, по существу, комп- лёксныё характеристики природы, однако универсализм работ конца прошлого века постепенно исчезает на рубеже столетий, а в первые годы нашего века прослеживается переход к более дифференцированным наблюдениям. Так, Н. А. Буш еще проводит наблюдения ледников и растительности, хотя публикует эти материалы раздельно, а Б. Б. Гриневецкий, проникший в 1901 году через Белореченский перевал в верховья реки Белой и поднявшийся отсюда на вершину горы Фишт, провел по своему маршруту уже только ботанические исследования. Прошедший этим же путем в конце первого десятилетия нашего века Н. А. Морозов описал геологическое строение и рельеф территории. Он впервые провел здесь специальные исследования карстовых явлений и посвятил им целый раздел в своей обширной публикации. Им упорядочены ранее существовавшие представления об оледенении массивов горной группы Фишта. Н. А. Морозов работал на юге нагорья, а на севере почти одновременно с ним проводил геологические наблюдения горный инженер Геолко- ма С. И. Чарноцкий. Площадь его съемок практически вся располагалась за пределами Лагонаки, поэтому по интересующему нас району он оставил только небольшое описание геологического строения Гуамского ущелья. В 1915 году И. И. Никшич публикует материалы своих исследований геологического строения крайней северо-восточной части нагорья, впервые описывая триасовые отложения этого района.

 

Первая публикация советского времени по Лагонаки принадлежит перу страстного путешественника, выдающегося врача и ученого, человеку, чье имя носит Краснодарская краевая клиническая больница,— С. В. Очаповско- му. Его описание нагорья глубоко, образно и неповторимо, оно ярко и художественно, как песнь.

 

После установления Советской власти на Кавказе изучение Лагонаки развернулось в более широких масштабах и проводилось в тесной связи с запросами народного хозяйства. Это и время полного перехода U глубоким специализированным исследованиям. Уже во второй половине 20-х годов в западной части нагорья И. И. Никшич и О. С. Вялов проводят геологическое изучение территории в районе проектировавшегося сооружения Пшехинской и Цицинской гидроэлектростанций, а в 1931 году О. С. Вялов, работая в верховьях Пшехи и на Фиште, составляет геологическую карту этой площади в десятиверстном масштабе. В 30-х год&х на Лагонаки работают геологи В. В. Белоусов и Б. М. Трошихин. Они разрабатывают схему стратиграфии и выявляют основные тектонические особенности района, дают первую детальную и полную геологическую характеристику всей площади. В те же ЗО^е годы на севере нагорья маршрутные геологические исследования проводил А. В. Ульянов. Верхнеюрские и меловые отложения междуречья Белой и Пшехи он оценивает с точки зрения их нефтегазоносности.

 

Планомерному изучению природного комплекса Лагонаки способствовало включение части этой территории в созданный в 1924 году Кавказский государственный заповедник. После завершения организационного периода в конце 20-х годов заповедник самостоятельно и в содружестве с другими учреждениями начинает проводить экспедиционные работы, а несколько позднее организует научные станции. В 1928—1930 годах ботанические исследования на нагорье проводит А. Й. Лесков* В сентябре 1928 года рекогносцировочные маршруты прокладывает почвовед С. Д. Сухенко. Летом 1929 года по поручению Географического общества гляциологическая экспедиция, руководимая профессором Кубанского педагогического института Г. Г. Григором, изучает ледники в верховьях реки Белой. В этом же 1929 году работает научная группа в составе почвоведа С. Д. Сухенко, ботаников А. И. Лескова, Н. А. Троицкого и В. Е. Плетнева, которая проводит комплексное обследование южной части Лагонакского нагорья.

 

Через несколько лет на Лагонаки начинаются климатические наблюдения. В 1933 году на массиве Мурзикао (или Мирзыкао, по тогдашнему написанию) специалистами Северо-Кавказского краевого управления единой гидрометеослужбы был установлен первый осадкомер, наблюдения на котором проводились до 1937 года. 30-е годы отличаются широким развитием ботанических исследований. Ботаники-луговеды проводят маршрутные и стационарные исследования растительности. Эти работы связаны с именами Р. А. Еленевского, Н. П. Введенского, Е. А. Овчинниковой. Изучением растительности лесных полян занимается В. П. Малеев. Одновременно лесоведы изучают типы леса, выявляют распространение древесных пород. Зоологи занимаются инвентаризацией фауны. В статьях А. А. Насимовича публикуются интересные материалы по динамике поголовья животных.

 

Великая Отечественная война и боевые действия в ла- гонакском районе прерывают столь широко развернувшиеся исследования.

 

Приостановленные работы продолжаются сразу же после окончания войны. Уже в победном мае 1945 года Кавказским государственным заповедником организуются маршрутные исследования на востоке и юге нагорья, которые ведут Л. К. Архангельская и В. Н. Альпер. Геоморфолог Л. К. Архангельская изучает современные рельефо- образующие процессы и снежный покров. По результатам наблюдений она пишет отчет, который хранится в управлении заповедника. Ботаник В. Н. Альпер исследует растительность южной части нагорья. Несколько позже в шестом выпуске Трудов заповедника ею опубликована яркая статья «Краткий очерк флоры и растительности известнякового массива Фишта и Оштена». В последующие годы И. В. Жарков проводит наблюдения с целью изучения серн на высокогорных пастбищах Оштена и за пределами нагорья.

 

В 1945—1949 годах в Краснодарском крае работала Кавказская комплексная экспедиция Совета по изучению производительных сил Академии наук СССР. В нее входило несколько тематических отрядов, решавших вопросы развития производительных сил сельского хозяйства. Наряду с условиями землепользования, структуры хозяйства, животноводством, размещением сельскохозяйственного производства, изучались природные условия. Исследованиями в описываемом районе охвачены бассейны рек Пшехи, Цице, Курджипс, Белой. По материалам экспедиции издается коллективный труд «Природные условия Северо-Западного Кавказа и пути рационального использования их в сельскохозяйственном производстве» (три части), печатаются монографии, в которых приводятся многочисленные материалы и по Лагонаки, даются сведения по почвам, типам лесов и закономерностям их распределения, описываются природные кормовые угодья, рассматриваются вопросы рационального использования и охраны природных ресурсов.

 

В конце 40-х годов В. Н. Олюнин, проведя полевые маршруты на юге нагорья, публикует в Трудах института географии АН СССР статью по истории оледенения горной группы Фишта и верховий долины реки Цице. В 1949 году Г. 3. Хасаншиной выполняется обобщающая работа «Геоморфологический очерк Кавказского государственного заповедника и прилежащих территорий». В 1951 году после снятия охранного режима регулярные исследования сотрудников заповедника на этой территории прекращаются. Однако уникальный природный комплекс продолжает привлекать внимание исследователей, и работники заповедника спустя некоторое время вновь проводят здесь отдельные наблюдения. В начале 50-х годов на отошедшем Черниговскому лесхозу участке в долинах рек Цице, Курджипс, Мезмай П. Д. Лазуком организуются работы по выявлению мест произрастания и изучению естественного возобновления тиса. В 70-х годах коллектив почвенной лаборатории заповедника, руководимый Л. Г. Горчаруком, занимается изучением состояния горных пастбищ Лагонаки и разрабатывает рекомендации по их восстановлению.

 

Вторая половина 50-х и 60-е годы отличаются высокой активностью и взрывным характером в исследованиях геологического строения и рельефа Лагонаки. В 1955— 1958 годах здесь работает Кавказская экспедиция Московского университета. Участники экспедиций В. Е. Хаин и М. Г. Ломизе в серии статей сообщают новые сведения по стратиграфии и тектонике района, рассматривают роль новейших движений земной коры в формировании рельефа и перестройке речной сети. Эти работы освещают особенности геологического развития не только Лагонаки, но и всей западной части Большого Кавказа. Широкие геологосъемочные и поисковые работы во второй половине 50-х и 60-е годы разворачивает Северо-Кавказское геологическое управление. В разных частях нагорья в эти годы проводят исследования сразу несколько геологических отрядов. Сотрудники Краснодарского филиала Всесоюзного нефтегазового научно-исследовательского института (ныне «Союзтермнефть») в разные годы публикуют материалы по региональной тектонике. Завершая обзор геологических работ 60-х годов, необходимо сказать о статьях М. В. Михайловой, в которых есть сведения о коралловых массивах Лагонаки.

 

Одновременно с геологическими или в качестве специальных исследований в эти же годы проводятся геоморфологические наблюдения. Краснодарский геолог Г. П. Корнев прослеживает историю развития речных долин в западной части нагорья, он открывает древнюю долину реки Серебрячки. В. М. Муратов проводит исследования по общей и структурной геоморфологии. Публикуются материалы по карстовому рельефу. Н. А. Гвоздец- кий, проведя районирование карста Большого Кавказа, выделяет карстовую область (округ): массив Фишт—Оштен—Лагонаки и плато Черногорье— и дает характе1~и- стику типов карста этой области. П. А. Костин в статье, описывающей. карст Лагонакского нагорья, приводит расчеты скорости растворения и выноса известняков (скорость карстовой денудации) района. Помимо геолого-геоморфологических, в 60-е годы проводятся и ботанические исследования, И. С. Косенко и Е. А. Костылевым изучаются высокогорные луга нагорья, дается их обстоятельная характеристика и рекомендации по хозяйственному использованию. Всесторонние флористические наблюдения особенностей растительности высокогорий Западного Кавказа проводит М. Д. Алтухов.

 

Почти через тридцать лет после прекращения работы первого осадкомера, с 1966 года на Лагонаки вновь действуют суммарные осадкомеры. Один из них устанавливается на перевале Гузерипль, другой на Белореченском.

 

На рубеже 60-х и 70-х годов в районе начинают проводиться качественно иные, чем до сих пор, рекреационные изыскания с целью выявления возможностей развития новых видов отдыха и спорта, помимо уже давно культивировавшегося здесь пешеходного туризма. Например, в 1970 году комиссия Федерации горно-лыжного спорта СССР отмечает большие возможности северных склонов горы Оштен и восточных склонов массива Абадзеш— Мурзикао для развития горно-лыжного спорта. Материалы изысканий и рекомендации передаются Краснодарскому краевому совету по туризму и экскурсиям.

 

В 70-х годах проводятся гляциологические и широко разворачиваются гидрометеорологические наблюдения. Работниками Северо-Кавказского управления гидрометеорологической службы в 1972 и 1973 годах изучаются ледники и ледниковый рельеф верховий рек Белой и Цице, а в 1973 году в восточной и южной частях нагорья устанавливаются одиннадцать дистанционных снегомерных реек. С 1974 года начинаются регулярные снегосъемки по маршруту Даховская — Оштен (первоначально Даховская — Второй Шумик). В 1978 году открывается второй снегомерный маршрут Черниговская — Фишт. Устанавливаются новые осадкомеры в висячей долине Желоб и на Каменном Море. Северо-Кавказским трестом инженерно-строи- тельных изысканий в связи с проектировавшейся реконструкцией туристской базы «Лагонаки» в 1974 году проводится цикл инженерно-гидрометеорологических изысканий в долине Желоб. Получены интересные гидрологические и гидрохимические материалы. Особое ^ значение в этих работах имеет годичный цикл метеорологических наблюдений, проведенных непосредственно на самом нагорье. Это первая и пока единственная для Лагонаки комплексная характеристика климатических показателей в годовом разрезе, данная по материалам достоверных наблюдений. В 1960 году начинаются специальные работы по изучению возможностей использования карстовых источников нагорья для водоснабжения (управление «Хадыж- нефть», институт «Краснодарнефтепроект»). С 1976 года гидрогеологические наблюдения с теми же целями проводит ростовский-на-Дону институт «Водоканалпроект».

 

В 70-х годах продолжаются геологические исследования. Ю. Д. Янушевич (Лазаревская гидрогеологическая партия) провел на Западном Кавказе, в том числе и на Лагонакском нагорье, специализированные работы по изучению неотектонического строения территории. Он оставил интересный отчет по описываемому району. Краснодарская комплексная геологическая экспедиция ведет на Лагонаки поиск строительных и облицовочных материалов. В самом начале 80-х годов происходит коренной пересмотр классических представлений о геологическом строении территории. Работами Западно-Кавказской геологосъемочной партии Северо-Кавказского геологического управления в конце 70-х и начале 80-х годов дается во многом новая картина особенностей стратиграфии описываемого района. Начиная со второй половины 70-х годов Ю. В. Ефремовым проводится широкое изучение озер Западного Кавказа.

 

Лагонаки вызывали й продолжают вызывать значительный интерес естествоиспытателей. И в начале 80-х годов не ослабевает внимание исследователей к району. Летом 1982 года в районе горной группы Фишта работала комплексная экологическая экспедиция, организованная Сочинским отделом Географического общества СССР и Кавказским государственным биосферным заповедником. Руководство экспедицией осуществлял журналист В. М. Молчанов. В состав группы исследователей входили геолог Н. В. Диденко, почвовед Л. Г. Горчарук, ботаники С. А. Литвинская и Р. Н. Семагина, лесовед М. В. Придня, зоолог А. В. Дубень и топограф В. Н. Смирнов. Гляциологические исследования в этой экспедиции проводились двумя отрядами. Руководитель первого отряда Б. А. Тарчевский производит тахеометрическую съемку, на основании которой впервые в крупном масштабе (1:5000) вычерчивает план Большого Фиштинского ледника. Второй гляциологический отряд под руководством Г. В. Фельхле обследует каровый ледник Пшеха-Су. Одновременно с экологической экспедицией сотрудники Краснодарской гидрометеорологической обсерватории в августе—сентябре 1982 года впервые проводят стационарные наблюдения на Большом Фиштинском леднике, которые намечено продолжить в будущем.

 

На Лагонакском нагорье работают и специалисты других направлений.

 

Особо надо сказать об огромной, но обычно мало освещаемой работе открывателей и исследователей пещер -- спелеологах. Спелеология — это один из немногочисленных видов деятельности человека, где так тесно переплетаются спорт и наука. Само открытие пещер уже является достоянием не только спортивной спелеологии, но и географической науки. Кроме того, прохождение пещеры спелеологами часто сопровождается полуинструментальной, а в отдельных случаях и более сложной топографической съемкой и постановкой ряда геологических, морфологических, микроклиматических, гидрологических и других наблюдений. ,

 

Значительные результаты дают спелеологические исследования второй половины 60-х годов и в 70-е годы. На Лагонакском нагорье работают спелеологи Краснодара, Москвы, Свердловска, Ленинграда, Днепропетровска и других городов.

 

Краснодарская спелеологическая секция» (ныне комиссия спелеотуризма) организована в 1962 году. Первым председателем краевой секции со дня ее организации и по 1976 год был Б. М. Соголовский, а с 1976 года ею руководит М. Н. Комнатный. Оба приложили немало сил для становления и развития спелеологического движения в крае. Большую работу в секции проводили или проводят и в настоящее время В. Н. Булавинцев, В. Г. Кривошеин, Ю. Л. Мхитаров, братья В. Д. и Ю. Д. Белых, П. А. Ля- шенко и Б. Н. Прудников, который, кроме того, является и одним из организаторов спелеологической группы института «Крайколхозпроект». Активно участвовали в спелеологических исследованиях и те, кого уже нет среди нас,— Б. И. Бондарев и Е. П. Юшина. Памятью о них остались пещера Бондаревская на Лагонаки и шахта Юшиной в районе Кутукского урочища на Урале.

 

В первые годы после организации секции краснодарцы занимаются в основном поисковыми работами по всему нагорью от горы Фишт и до хребта Гуама. В этот период открыт и пройден ряд пещер (Охотничья, Озерная, Красивая, Пикетная, Бондаревская, Слетовская, Мифа и др.). В первой половине 70-х годов продолжается поиск, прохождение и съемка отдельных пещер, а с 1977 года организуются экспедиции не только для поиска, но и для комплексного изучения их. Так, в течение трех лет проводились выезды в Бондаревскую пещеру для всестороннего ее изучения. Подобные работы проводились в Большой и Малой Азишских пещерах. С начала 80-х годов организуются поисковые работы на хребте Каменное Море и на массиве Нагой-Чук. С 1977 года в западной части Лагонаки на плато Черногорье начинает работы руководимая В. М. Коваленко группа спелеологов Краснодарского института «Крайколхозпроект», которой открыты полости Вера, Надежда, Любовь, Каньон, Ракушка, Михайловская, Придворная. Основное время спелеологи «Крайколхозпроекта» посвящают исследованию шахты Каньон.

 

Московские и свердловские спелеологи сосредоточивают свое внимание на горной группе Фишта. В 1968 году экспедиция под руководством Д. Л. Никифорова обследует южный массив горы Фишт и открывает полость Теплую. Группой же Д. Л. Никифорова в последующие годы открыт ряд значительных полостей на горе Фишт, в том числе и глубочайшая карстовая шахта Лагонакского нагорья Парящая Птица. В 1974 году экспедиция Московского университета под руководством М. М. Зверева исследует несколько полостей и спускается в шахту Парящая Птица на 260 м.

 

В 1974 году в районе горы Фишт работает экспедиция Московской секции спелеотуризма (руководитель А. Е. Петров). Группой найдено и пройдено 18 полостей. В 1975 году в южной части Лагонакского нагорья работает экспедиция Центральной спелеологической секции, руководимая А. Е. Петровым. Участники ее продолясают штурм Парящей Птицы и достигают глубины 470 м, открывают несколько новых полостей. Исследователи проводят изучение трещиноватости горных пород и ее влияния на развитие карстовых полостей, ставят гидрогеологические наблюдения. Результаты исследований этих экспедиций обобщены и опубликованы в специальной работе, посвященной карсту и пещерам массива Фишт. В 1978 году экспедиция свердловских, челябинских и московских спелеологов (руководитель А. Ф. Рыжков) продолжает исследование шахты Парящая Птица и достигает глубины 517 м.

 

Активнее спелеологические исследований на Лагонаки в 70-х годах начинают проводить спелеологи Днепропетровского горного института имени Артема. В Мезмае они организуют свой стационар. Район их поисков охватывает верховья долины реки Курджипс, включая и хребет Каменное Море. В первые годы студенты из Днепропетровска знакомятся с районом и проходят ранее известные пещеры, Затем основные усилия направляют на поиск новых и съемку не посещавшихся ранее пещер и шахт. В 1973 году они первыми проникают в пещеру имени Ю. Исиченко, а в последующие годы проводят здесь топографическую съемку и геофизические наблюдения (электрозондирование). Другим наиболее значительным достижением днепропетровчан является открытие в 1978 году шахты Абсолютной и последующее ее первопрохождение и изучение. Кроме уже упомянутых, ими были открыты и отсняты полости Родищева, Шикарная, Малышка, Обвальная, Днепропетровская и целый ряд других. Продолжается исследование этих полостей. Ленинградцы занимались поиском пещер в основном в районе Оштена. Ими зафиксировано несколько неглубоких колодцев. Краснодарские спелеологи поддерживают деловой обмен информацией со спелеологами Москвы, Свердловска, Днепропетровска, Ленинграда, Одессы и других городов.

 

Одновременно с подъемом спелеологических исследований в 60-х и 70-х годах Н. И» Бурчак-Абрамовичем и Л. И. Алексеевой совместно с М. Г. Ломизе в пещерах обнаружены интересные палеонтологические материалы.

 

После образования Кубанского университета, с начала 70-х годов, и особенно после организации университетского биологического стационара в Камышановой Поляне регулярные исследования Лагонаки начинают проводить сотрудники географического и биологического факультетов КГУ. И. Н. Сафронов и Л. И. Чередниченко изучают геоморфологические особенности восточной части района. Они находят новые доказательства существования здесь Остатков долый древней речной сети. А. П. Тильба особой внимание обращает на развитие в этом районе антропогенно возникших послелесных лугов, которые вместе с массивами сохранившихся лесов образуют лесолуговой ландшафт. В. Я. Нагалевский организует учебно-научную работу на биологическом стационаре в Камышановой Поляне, руководит полевыми практиками и занимается изучением флоры. С. А. Литвинская проводит флористические наблюдения. Д. П. Кассанелли исследует медоносные растения верхней границы леса и ведет фенологические наблюдения. Энтомолог В. А. Ярошенко с 1976 года изучает листоедов Лагонакского нагорья.

 

Автору довелось работать на Лагонаки с 1968 года, руководя полевыми практиками студентов географического факультета Кубанского государственного университета, а с 1974 года проводить экспедиции кафедры геологии и геоморфологии, в состав которых обычно входили несколько студентов. С 1975 года этими экспедиционными группами начинаются планомерные работы по исследованию карстовых форм рельефа и факторов, способствующих развитию карстовых процессов. Названные работы проводятся в тесном сотрудничестве со спелеологами. Прослеживается зависимость морфологии и положения подземных и поверхностных карстовых форм от тектонических условий, состава и трещиноватости горных пород, абсолютной высоты местности. Изучались карстовые и ледни- ково-карстовые озера. Проводилось окрашивание подземных потоков с целью определения направления их движения. Выявлялась роль ледников и снега в развитии карстовых процессов. Материалы исследований частично опубликованы в ряде статей, освещающих некоторые вопросы развития горного карста и охраны карстовых ландшафтов. При работах на полевых практиках и в экспедициях в одном из северных каров горы Пшеха-Су был открыт ледник, не отмеченный в каталоге ледников СССР, и собран достоверный фактический материал, свидетельств вующий о флювиальном (водном), а не ледниковом, как считалось ранее, происхождении сложенных обломочным материалом гряд в верховьях реки Цице. Эти находки позволяют пересмотреть существовавшие ранее представления о современном и древнем оледенении Западного Кавказа.

 

Как видно из приведенного выше краткого обзора истории изучения Лагонакского нагорья, этот paftQH привлекает исключительно большое количество исследователей. Мало можно назвать мест на Кавказе, где во времени и пространстве прослеживалась бы подобная, столь высокая плотность исследовательских, поисковых, съемочных и других природоведческих экспедиций. А это является еще одним пусть косвенным, но очень важным показателем глубокого своеобразия, широкого научного и большого практического значения лагонакского природного комплекса.

 

Лагонакское нагорье

 

Лагонакское нагорье 

К содержанию книги: ЛАГОНАКИ

 

 Смотрите также:

 

Экскурсии в Сочи. дорога из Адлера в Красную Поляну. Арош.

высокогорья Красной Поляны, массив Аибга и примыкающий к парку с северо- востока район плато Лагонаки.

 

Последние добавления:

 

Уголовный процесс в США    Бетоны и ПАВ в бетонах   С геологическим молотком по Крыму   Конституция России, полный текст  Палео вулканология