ПОЛЕСЬЕ И ЭТНОГЕНЕЗ СЛАВЯН

 

 

С.Е. Никитина (Москва) РУССКИЕ В ПОЛЕСЬЕ (к проблеме этнолингвистических контактов)

 

 

 

В северо-восточном районе Украины, в окружении полесских деревень расположены русские старообрядческие поселения, основанные еще в конце 17 - начале 18 вв. - Добрянка и Радуль. Представляет определенный интерес исследование способа сосуществования и культурных взаимоотношений старообрядцев с исконными жителями Полесья.

 

Идеологически обусловленная обособленность старообрядчества сделала эту культуру своеобразным островин народно- книжного христианства в море устных, во многом дохристианских представлений полесских крестьян. Не угасавшее на протяжении веков стремление представителей "древлего благочестия" отгородить себя от никониан способствовало сохранению говора, резко отличающегося от окружающих говоров Полесья - недаром полешуки называют Радуль за "разговор" "второй Москвой", хотя южно-русский редульский говор с диссимилятивным яканьем, мягким т' в глагольных окончаниях 3-его лица ед. числа очень далек от норм литературного языка. Образ жизни, тип занятий мужских и женских, ритуальная и праздничная еда, одежда и обувь - все это до недавнего времени отделяло русских слобожан от полесских земледельцев. Различны свадебные и похоронные обряды, репертуар свадебных и лирических песен, у русских отсутствуют песни календарного цикла,. бытущие в окружанцих селах.

 

Однако культурные контакты были неизбежны, начиная с хозяйственной сферы, например, покупки русскими коровы в полесском селе - операции, сопровождавшейся рядом охранительных действий, - так просачивались элементы духовной культуры Полесья в замкнутый суровый мир старообрядчества. Обширная брешь в культурной отгороженности русских была пробита в 19 веке с утверждением единоверия. И если до недавних пор духовный мир радульских беспоповцев оставался непроницаемым, то в единоверческой среде уже давно бытуют многие обряды и представления, характерные для Полесья (связь сельскохозяйственных работ с фазами луны, пятничные запреты, поверья, связанные со скотом, способы лечения некоторых болезней, заговоры, рассказы о порче, об "обмираниях", детские щедровки; в связи с этим в русский говор проникает соответствупцая лексика). В этом смысле этнолингвистический вопросник Института славяноведения, ориентированный на Полесье, оказался незаменимым инструментом полевого исследования русской старообрядческой духовной культуры - и не только в Полесье. Разумеется, встает вопрос, являются ли те или другие элементы культуры заимствованными или независимыми общими (например, легенда о хлебном колосе).

 

Интересны совпадения в репертуарах лирических песен: одна и та же песня может существовать в русском и полесском языковом вариантах (например, песня об убитом солдате и коне, прибежавшем домой - "Що во поле огонь горит"). Собственно русское ядро лирических песен у старообрядцев очень невелико - многие песни забыты.

 

То же самое мы можем сказать об устной традиции духовных стихов: мы присутствуем при ее исчезновении. Благодаря одаренности отдельных представителей старшего поколения старообрядцев не совсем стерпись в памяти эпические стихи о двух Лазарях, Алексее - божием человеке, Егории и змее, расставании души с телом. Часть русских текстов имеет белорусские параллели в сборниках Е.Р. Романова и П.П. Чубинского, но не имеет никаких соответствий в окружапцем полесском духовном репертуаре. Последний, в свою очередь, в традиционной устной части очень беден, зато несколько десятков поздних псальм, записанных в школьных тетрадках, активно циркулируют в письменной и устной форме не только среди полесских певиц, но в некоторой своей части проникают в среду радульских единоверцев (но не беспоповцев), образуя тем самым общий репертуар духовных стихов. Источниками сегодняшних рукописных "псальменников" служили печатные издания духовных стихов (фрагменты этих изданий можно увидеть в домах полешуков), 42 более старые рукописи и записи с голоса, причем среди псальм достаточно много поздних старообрядческих стихов, распространенных в старообрядческих поселениях Ветки и Стародуба.

 

Итак, в обычаях и обрядах, фольклоре и языке русских старообрядцев Полесья мы можем отметить очевидное влияние духовной культуры исконного населения. Интенсивность же контактов определяется уровнем проницаемости тех духовных преград, которые старообрядцы различных согласий воздвигли между собой и миром.

 

 

К содержанию книги: ПОЛЕСЬЕ