Книга лозоходца

 

 

Работа лозоходца опасна

 

 

 

К сожалению, отечественные авторы уделяют недостаточно внимания этому аспекту древнего магического искусства. Попытаемся частично исправить этот пробел.

 

Много лет назад один мой знакомый преподавал лозоходство. Случилось так, что я присутствовал на некоторых его занятиях. Помню, как, рассказывая о правилах работы, он настоятельно рекомендовал слушателям перед её началом поинтересоваться, нет ли поблизости зловредных сущностей или каких-либо других потенциально опасных влияний, которые могли бы помешать или повредить лозоходцу. Делать это рекомендовалось, задавая соответствующий вопрос. Слушатели внимали и старательно конспектировали.

 

Не возьмусь судить о зловредных сущностях и пакостных духах разного рода. Обычно «договориться» удаётся даже с пользующимся голливудской славою полтергейстом. Да и вообще: о пресловутых «сущностях» и «духах» представление у каждого своё.

 

Однако практикующие лозоходцы и в самом деле довольно часто подвергаются во время работы тем или иным незримым опасностям. Вот тому примеры.

 

«Как только маятник начал вращаться, случилось нечто очень странное. Рука, положенная на верхушку камня [мегалита. — С.Е.], получила сильный укол, подобный удару тока средней силы, и маятник сам по себе, вращаясь, полетел почти параллельно земле. Камень же, который, по идее, должен был весить более тонны, казалось, сотрясался и словно пританцовывал...

 

Этот "сильный укол тока" ... заставляет сокращаться мышцы, отталкивая человека иногда даже на 10-15 футов. Более того, самые обычные люди [то есть не-даузеры. — С.Е.] могут почувствовать энергию, которой обладает такая точка, как лёгкое тёплое покалывание... »

«Я до сих пор не уверен, что же именно произошло. Всё, что я помню — это прыжок назад вследствие полученного удара. Впрочем, моя жена, наблюдавшая всё это время за нами, утверждает, что руки мои взлетели в воздух, и сам я в конце концов перевернулся через голову. Мой друг, в свою очередь, неуклюже плюхнулся на землю, пролетев около десяти футов, поскольку он принял главный удар на себя, я же послужил лишь проводником».

 

«Он прихватил с собой проволочные антенны в форме анха — древнего египетского креста с петлёй на конце. Взяв антенны, достигавшие двух футов длины, за петли, он направил их другими концами в сторону камней. Результат, как он потом рассказывал, был одновременно и поразительным, и... довольно болезненным: обжигающий удар, произведённый некой силой, прошёл по его рукам, сбросил его на землю и лишил сознания. Когда исследователь пришёл в себя, то почувствовал, что его руки парализованы; полностью восстановить их подвижность удалось только спустя шесть месяцев. Но тот опыт, который был произведён, дал удовлетворительные результаты: земная энергия, обнаруженная исследователем в Стоунхендже, вполне реальна. И шутить с нею не стоит».

 

«...Я вспомнил одну свою ученицу, слишком долго работавшую над одним из камней. Она неожиданно почувствовала, что её обуревают приступы глупого беспричинного смеха на маленьком клочке земли, поросшем кервелем4. Последний, как она клялась, обвился вокруг её лодыжек. Она пришла в себя только тогда (и притом сразу), когда мы вытащили её за пределы [каменного] круга...»

 

«...Мой помощник с маятником в руке встал у ворот, а я стал тестировать "каменную зидвижку" своим мятником. В результате мы оба мгновенно получили сильнейшую головную боль. Не прошло и четверти часа, как недомогание прошло, но неосязаемого и совсем, на первый взгляд, невинного, а на самом деле мощного пучка энергии, полученного в "воротах", для нас оказалось вполне достаточно. С тех пор я стал очень осторожен, твёрдо усвоив своего рода правила техники безопасности и, насколько это возможно, стараюсь работать только с людьми, которые также ею владеют. Кроме того, я оценил и необходимость "ощущать " такие ситуации, когда что-то не в порядке или всё идёт к тому. Увы, во всех без исключения случаях, подобные вещи познаются только на практике, порой на основе весьма печального опыта...»

 

Так рассказывают о неприятностях, с которыми приходится сталкиваться лозоходцам, зарубежные авторы . Пусть приведённые свидетельства относятся, думается, не столько к специфике собственно лозоходства, сколько к особенностям воздействия мест Силы и их маркеров — мегалитов, что от этого изменилось?

 

Ведь ищет ли лозоходец воду или рудное залегание, древнее захоронение или святилище, обследует ли городище или место предполагаемой посадки НЛО, — в любом из перечисленных случаев (как и во множестве других) ему чаще всего приходится работать в специфических условиях геоактивной зоны . Добавьте к этому, что сам процесс поиска (больше порою, чем любая честно выполняемая работа) требует изрядной затраты сил... Для точной оценки структурных особенностей, качества воздействия того или иного места его нужно в буквальном смысле слова «пропустить сквозь себя». А так называемые «земные излучения», как издавна известно, — вещь крайне коварная. С одной стороны, вроде бы ничего вопиющего в процессе работы не происходит — а устаёшь порою как-то слишком быстро; ночью сны необычные снятся; весь следующий день пребываешь в весьма странном, а то и болезненном состоянии. С другой стороны, последствия чрезмерно близкого или слишком длительного «знакомства» с геоактивной зоной могут проявиться далеко не тотчас, а со временем; могут накапливаться, пока в какой-то момент количество не перейдёт в качество. Примером тому — «раковые» дома и подъезды, «лейкозные» коровники и т.п. Доводилось встречать утверждения, что для лозоходцев, длительное время занимающихся поисками воды (причём далеко не всегда в условиях местности с повышенной влажностью), существенно повышается риск заболеть ревматизмом, артритом...

 

Более того, последствия воздействия места в совокупности со специфическими энергозатратами оператора могут проявиться не только на физическом (в виде неотсроченною кратковременного ухудшения самочувствия, развития различных заболеваний и т.д.), но и на психоэмоциональном (доводилось выслушивать жалобы на ощущение кратковременной внутренней опустошённости, безразличие ко всему) и даже на событийном уровне. Они могут выразиться в форме череды мелких травм, полосы неудач, конфликтов между лучшими друзьями и пр.

 

Да не воспримет читатель сказанное выше как попытку запугать новичка, делающего первые шаги по Пути Волшебной Лозы. Скорее, это стремление предложить вам прислушаться к древней мудрости: кто предупреждён, тот вооружён.

 

Впрочем, сколь ни расписывай подстерегающие лозоходца опасности, каждый из нас, как верно замечено в одной из приведённых выше цитат, обречён учиться в первую очередь на собственных ошибках: каждый человек взаимодействует с окружающим миром строго индивидуально, и характер, а значит, и последствия взаимодействия (в том числе и на «тонком уровне») зависят от множества факторов в каждой конкретной ситуации.

 

Единственными действительно надёжными способами избежать проблем являются вдумчивый подход к делу и соблюдение режима работы, известного заранее или выявленного на собственном опыте.

 

 

О способах защиты: «за» и «против»

 

Можно ли как-то защитить себя от вредных воздействий или все, кто серьёзно занимается лозоходством, обречены на болезни и недомогания?

 

Обречены... не в меньшей, но и не в большей степени, чем люди, системно осуществляющие любую другую профессиональную деятельности. Да и способов защиты известно немало. Ваше личное дело — определить, насколько и какие именно из них подходят именно для вас — и для конкретных изысканий, проводимых вами.

 

Древние трактаты, легенды, предания сохранили для нас немало свидетельств того, что в донаучном мире любое значимое действие — тем более действо магическое — надлежало совершать в строго определённое время и в окружении строго определённых магических атрибутов. В ход шли заговоры и приговоры, процедуры предшествующего действу и следующего за действом очищения. обряды задабривания богов, духов, душ предков, испрашивания знамения, вычисления различного рода астрологических и стихийных соответствий, специальные одеяния, волшебные предметы, всякого рода амулеты и обереги... Причём предназначением немалой части этих атрибутов было обеспечение безопасности как вершителя действа так и прочих его участников, защита их от гнева, а мира — от проникновения в него чуждых, враждебных человеку сил и сущностей.

 

Поскольку искусство лозоходства относилось к числу волшебных, можно с большой долей уверенности предположить, что и действия лозоходца полагалось обставлять аналогичным образом — в полной мере или частично.

 

Увы, прямыми свидетельствами на сей счёт мы, в общем-то, не располагаем. Те же, что дошли до нас, столь разрозненны и неполны, что восстановить по ним древние способы зашиты лозоходца от воздействия «зловредных земных духов» не представляется возможным. Кроме того, есть очень веские основания считать, что истинная причина появления всех этих атрибутов и действий может иметь совсем иное объяснение, которое здесь мы обсуждать не будем.

 

Встречаются, правда, упоминания о том, что для поиска места для возведения культового объекта призывали праведного старца...

 

Не вдаваясь в историю и суть сугубо русского явления — старчесгва — заметим, что понятие «праведный старец» подразумевало обычно человека зрелого, а значит, мудрого, отрешившегося от суетности мира, ведущего высокодуховный образ жизни — иначе говоря, человека, чистого душою и помыслами и сильного духом, волхва или духовного их наследника.

 

Видимо, именно эти качества рассматривались как залог успеха поисков и в том числе безопасности ищущего. Недаром, наверное, народная мудрость гласит: «К чистому грязь не пристанет!»

 

В рамках традиционною мировосприятия мир видится как единое целое, живое и одушевлённое; соответственно и все объекты, все составные части этого мира — живые сущности, обладающие душой и сознанием.

 

Говоря современным языком, все они в каком-то смысле представляют собою своеобразные самоорганизующиеся системы. Приступая к. исследованию, лозоходец так или иначе вторгается в процессы самоорганизации, рискуя нарушить их.

 

Естественно, система, стремясь сохранить status quo, даёт, подобно любому живому существу, реакцию отторжения на «импульс внимания» лозоходца — тем более сильную, чем более агрессивным, напористым, корыстным будет эго внимание. Единственный способ избежать отторжения — та самая чистота души и помыслов, то есть учение организовать взаимодействие с объектом в таком режиме, который можно было бы назвать «вторжение без вторжения» или «действие без действия».

 

Нет нужды ломиться в открытую дверь, если можно подойти и посмотреть с доброжелательным любопытством. Если вы предпочтёте сказать «настроиться на одну волну с искомым/изучаемым объектом», вы тоже не ошибётесь.

 

Вспомним Киплинга: «Мы с тобой одной крови — ты и я», — и потенциальный враг перестаёт быть врагом. Рука, что занесла было меч, медленно и удивлённо опускается. Враждебность сменяется встречным любопытством — правда, пока ещё настороженным. Отторжения не случилось. Произойдёт ли приятие, возникнет ли устойчивое доброжелательное взаимодействие, зависит в первую очередь от вас.

 

Сработает ли такой подход применительно к системам, изначально активно или пассивно агрессивным? Или к тем, до которых «не докричаться», потому что они существуют, скажем так, в количественно или качественно ином «информационном измерении»? Вопрос, конечно, интересный...

 

Некоторые «специалисты» рекомендуют работав «под прикрытием» внутренней установки типа «Я велик (силён, могуч, неуязвим) и ничто не способно причинить мне вред». До какого-то момента, на каком-то уровне она даже срабатывает. Но — лишь на каком-то уровне и до какою-то момента: трудно, очень трудно нащупать границу между уверенностью в себе и самоуверенностью — и не преступить её ни при каких обстоятельствах. Кроме того, в установках подобного рода таится скрытая опасность: вы рискуете искренне уверовать в собственное величие и начать соответственно действовать в повседневной жизни. Прикиньте, чем это может обернуться. При этом нелишне вспомнить, что действие равно противодействию...

 

Нередки случаи, когда лозоходцы, в большинстве своём знакомые, как правило, и с азами биоэнергетики, воспроизводят свойственные экстрасенсорной модели описания мира «энергетические» приёмы защиты — например, создают вокруг себя мысленный силовой кокон, окружают себя зеркалом, назначение которых — удерживать или отражать вредоносные воздействия.

 

Увы, такие приёмы тоже не всегда оказываются действенными. Проблема — в соотносительной мощности выстроенной вами зашиты, с одной стороны, и внешнего воздействия, с другой. Попробуйте представить себе, что вам надлежит подобным образом защититься от ядерного взрыва, который вот-вот произойдёт, скажем, в километре от вас... Хватит ли у вас умения и силы духа поставить зашиты адекватной мощности?

 

А вот повредить, снизить точность работы такая защита, думается, может: ведь нельзя исключить, что вы «отфильтруете» и те сигналы, которые вам необходимо оценить — просто не воспримете их.

 

Кроме того, при пользовании мысленным экраном вам приходится концентрироваться на выполнении не одной, а сразу двух задач одновременно, то есть и на работе, и на защите, поэтому, скорее всего, вы будете быстрее уставать. Много ли людей, которые в состоянии действительно эффективно думать о двух вещах сразу и действовать в двух разных направлениях?

 

Отдельно нужно рассматривать искусственные внешние средства защиты. Сейчас появилось немало патентов, авторы которых утверждают, будто бы им удалось придумать индивидуальные защитные устройства в виде ручек, зеркал. Есть даже информация о специальных тканях, плёнках и т.п.

 

 

Святая святых: правила техники безопасности

 

Наверное, лучшее средство зашиты — соблюдение своеобразных правил техники безопасности.

 

Те правила, которые я советую соблюдать при проведении лозоходческих изысканий, в значительной мере выстраданы на собственном опыте; действенность их проверена неоднократно. Пожалуйста, отнеситесь к ним с должной серьёзностью, хотя и носят они скорее рекомендательный, чем обязательный характер: во-первых, все мы всё-таки очень разные; во-вторых, в жизни лозоходца случается всякое и нет правил без исключений.

 

Первое требование нашей техники безопасности — соблюдение ограничений на начало работы.

 

—        не стоит приступать к работе ранее, чем через 0,5-1 час после приёма пищи. Равно не стоит этого делать и на голодный желудок: неутолённое чувство голода помещает вам сконцентрироваться на изыскательских задачах:

 

—        не стоит приступать к работе при любых недомоганиях, в период обострения хронических недугов или при острых заболеваниях: себе дороже, да и результативность не та;

 

—        лозоходцам-женщинам крайне нежелательно работать при менструациях и в период беременности;

 

—        категорически не следует начинать работу, пребывая в разгневанном, раздражённом, обиженном и т.п. состоянии; вообще в состоянии, далёком от состояния эмоционального равновесия, так как сильно возрастает риск серьёзных оценочных ошибок, с одной стороны, углубления и усиления стресса — с другой;

 

—        никогда не следует приступать к работе, будучи изрядно под «допингом» — алкогольным или иным — или в состоянии похмелья: всё, может быть, и получится, но скорая расплата собственным здоровьем, а то и — не дай бог — жизнью, неминуема.

 

—        в опасные с точки зрения гео- и гелиофизических условий дни (о которых сейчас регулярно сообщают средства массовой информации) лучше вообще не работать.

 

Второе требование — соблюдение безопасного режима работы. Чтобы выполнить его, каждому лозоходцу, как уже было сказано, необходимо в первую очередь помнить о временных вариациях, а также знать пределы своих физических и психических возможностей. Свои реальные силы удаётся определить только на практике. Если вам когда- нибудь придётся выполнять заказные и вообще любые ответственные работы, график их выполнения должен быть составлен таким образом, чтобы не пришлось работать тогда, когда чувствительность, работоспособность и защитные свойства организма снижены.

 

Много лет назад, обобщив известные сведения об общих временных вариациях БЛЭ, мы с А.И.Цыгановым составили таблицу примерного распределения безопасного и опасного для работы времени в пределах суток. Со временем я позволил себе внести в таблицу некоторые дополнения и изменения. Поскольку основная часть полевых работ проводится в летний период, время в таблице указано декретное поясное.

 

В случае проведения работ в зимнее время или отмены декретного времени как такового произвести пересчёт несложно.

 

Разные условия работы, естественно, диктуют и разную её продолжительность. Вообще иной раз работа лозоходца по вредности и степени риска для здоровья может быть в буквальном смысле приравнена к работам на вредных производствах — после иных площадок чувствуешь себя в лучшем случае как выжатый лимон, после других, напротив, бываешь работоспособен очень долго (и с толком!).

 

Обобщив доступные материалы и собственный опыт, в 1993 году мы составили таблицу режимов работы (на уровне рекомендации), постаравшись учесть как можно больше потенциально опасных для здоровья объектов, на которых обычно приходится работать лозоходцу

Конечно, порою по необходимости приходится нарушать в пределах разумного нами же самими установленные нормы и ограничения. Но потом за это нередко приходится платить. Причём немалую цену...

 

Кроме того, к работе стоит приступать не ранее, чем спустя полчаса — час после приёма пищи. Опасно работать и в периоды обострения хронических заболеваний, при острых заболеваниях и недомоганиях вообще, а также в состоянии стресса.

 

В любом случае работы по выявлению патогенных зон — вне зависимости от их силы — не стоит проводить в непрерывном режиме свыше 35-45 минут. А в случае ухудшения самочувствия (особенно резкого!) необходимо немедленно прекратить работу и как можно быстрее покинуть место проведения исследований.

 

Отдельно нужно рассматривать искусственные внешние средства защиты. Сейчас появилось немало патентов, авторы которых утверждают, будто бы им удалось придумать индивидуальные защитные устройства в виде ручек, зеркал. Есть даже информация о специальных тканях и т. п.

 

Увы, большая часть сведений об эффективности этих средств защиты пока весьма и весьма спорна. Гораздо меньше сомнений у меня вызывают традиционные обереги, которые сохранялись в народе в течение тысячелетий (например, орнаменты на одежде). Даже не понимая сегодня зачастую их истинного смысла, мы храним в нашей генетической памяти знание о том, как они действуют или должны действовать. Более того, по мнению ряда исследователей, русские орнаменты на одежде есть графическое выражение энергетических образований, структура которых у земли и у человека сходна. Традиционные орнаменты и символы заключают в себе графическое выражение самой народной души, как она есть.

 

Однако во всех ли случаях они окажутся эффективными — я судить, увы, не возьмусь.

 

 

К содержанию книги: Биолокационные методы

 

 Смотрите также:

 

Лозоходство. Кладоискательство. Как найти клад при помощи...

Лозоходство. Явление лозоходства (биолокационного эффекта) известно более четырех тысяч лет. Лозоходством широко

 

Биолокация лозоходство - теория и практика. Как научиться?  Биолокация - что это такое?

 

Как найти клад

Лозоходство. Явление лозоходства (биолокационного эффекта) известно более четырех тысяч лет. Лозоходством ши