Книга лозоходца

 

 

Рамка, лоза и маятник любой конструкции — в биолокации вспомогательные средства

 

 

 

Искусство лозоходства

 

Оператор биолокации по природе своей является художником чувств (ощущений), извлекающим необходимые созвучия в процессе постоянного контакта с Космосом.

А.Московчеико, «Автотрофная природа биолокации»

 

Почему я уделяю так много внимания именно «магическому» отношению к миру как альтернативе научному подходу (или как дополнению к нему)?

 

Во-первых, научные теории действительно пока не в силах однозначно и непротиворечиво объяснить лозоходство. А раз оно не объяснено, то, с принятой наукой «по умолчанию» точки зрения, использовать его если и можно, то с ограничениями.

 

Во-вторых, поскольку лозоходство в прошлом входило в сферу компетенции магии, развивалось и складывалось как система именно в рамках «системы отсчёта» волшебных искусств, для освоения и понимания его в полном объёме стоит попробовать подойти к нему с магической точки зрения. Хотя у нас нет указаний на то, что умение обращаться с лозой относилось к разряду тех волшебных искусств, что были прерогативой лишь избранных, менее волшебным оно от того быть не переставало.

 

В мифах и легендах, в преданиях и сказках сохранилось немалое число упоминаний о магических жезлах богов, святых, волхвов и пророков. Описание внешнего вида и свойств многих из них наводит на мысль о том, что эти жезлы есть не что иное, как та или иная модификация лозы. Возможно, даже знаменитый кадуцей — жезл Гермеса — с некоторой точки зрения есть стилизованное изображение какого-либо инструмента для лозоходства. Исследователи иногда отождествляют его с «посохом Моисея», а один из старинных инструментов, которым доныне пользуются лозоходцы, носит то же название.

 

Связь лозоходства с магическими техниками, — в первую очередь, с практикой мантических прогнозов (или, в просторечии, гаданий) — нашла отражение в сохранившихся в ряде современных европейских языков традиционных и древних названиях метода и самих инструментов:

 

—        virgyla divina (волшебная палочка), в латыни;

—        Wunschelrute (Wunschel — желание, исполняемое с помощью волшебства, die Rute — палочка, прут), в немецком языке, то есть, опять же, «волшебная палочка»;

—        water witch (водяной колдун) — так называют лозоходца в Северной Америке, что вполне логично: ведь чаще всего лозоходство применяли и применяют для поиска воды;

—        divining rod (гадательный жезл) или witching stick (волшебная палочка) в английском языке. Witch — колдун, ведьма, современная форма древнеанглийского wicca; также ср.: diviner — знахарь, колдун, предсказатель, человек, который умеет пользоваться волшебной палочкой. Современное слово dowsing — отглагольное существительное от dowse (искать подземную воду или минералы при помощи ивового прута), более всего родственное по смыслу традиционному русскому названию «лозоходство».

 

Впрочем, группа слов, образованньгх в английском .языке от корня *div-/*dev-. далеко не так проста, как может показаться. Их преимущественное значение — «божественный» или «имеющий отношение к божественному»: divine — богослов, духовное лицо, а в качестве прилагательного — божественный, пророческий; divinity — 1) божественность 2) божество, небесное сознание и т.п.

 

От того же древнего корня происходят русское «диво», индийское «дэви», иранское «дэв»...

 

Прекрасное название для метода и инструмента, который многажды пытались объявить сатанинским!

В.И.Даль в своём знаменитом «Толковом словаре» приводит греческое слово «рабдомантiя», то есть «гаданье, исканье кладов, руд, ключей волшебным [выделено мною. — С.Е.] жезлом».

 

Итак, судя по перечисленным косвенным признакам, лозоходство — магическое искусство, подходить к его рассмотрению надо в рамках соответствующей системы взглядов и ценностей; что, впрочем, никоим образом не исключает возможности его научного изучения. Быть может, кого-то смутят слова «магия», «магический»: слишком издавна и слишком настоятельно нам внушали негативное отношение как к самим этим словам, так и к тем реалиям, что за ними кроются.

 

Магия — и это прямо или косвенно подтверждают многие исследования, начиная со средневековых трактатов, которые и исследованиями-то ещё назвать нельзя, и знаменитой «Золотой ветви» Дж.Дж. Фрэзера, — прежде всего и в первую очередь не достижение сверхъестественных способностей и не умение проявлять их, хотя порою следование магическим путём порою действительно влечёт за собою проявление возможностей, «рядовому обывателю» в повседневной жизни недоступных (например, то же умение пользоваться лозою). Магия — всего лишь один из многих способов видения мира, путей развития личности. Он не более романтичен, чем йога, боевые искусства или художественное творчество. С точки зрения устоявшихся норм и отношений это действительно необычный (а иногда и непонятный стороннему наблюдателю) способ понять себя, других людей и окружающий мир.

 

И ещё:

« "Магия" — значит "могия". Кто могёт — тот и маг».

 

Магия как таковая не бывает ни хорошей, ни плохой, то есть ни чёрной, ни белой; она просто способ. «Чёрными» или «белыми» магами бывают люди — злые или добрые; завистливые или бескорыстные. Именно личными душевными качествами людей

определяется цвет их магии и способ их действия. Плохо, когда забываешь о том, что «в духовной жизни мы всегда находимся в самом начале пути» .

 

Можно ли объединить несоединимое ?

Недавно я решил нелёгкую для себя задачу — определить реальное место лингвистической географии в нашей науке.

О.Н.Трубачёв, «Столетие»

 

Лозоходство, подобно некоторым другим способностям человека, не признаваемым современной официальной наукой, не только реально существует, но и приносит вполне ощутимую пользу, не давая спокойно уснуть скептикам.

 

«Противники даузинга  утверждают, что в тех случаях, когда с его помощью удаётся получить точную информацию, имеет место "просто случайное совпадение". Такое употребление слова "совпадение" напрямую связано с тем, что скептики не понимают смысл слова "наука"...

 

Цель науки заключается в создании единой целостной системы знания, тогда как технология связана — или должна, по крайней мере, быть связана — только с практическими результатами. Основной инструмент и метод науки — логика, технология же определяет ценность и важность знаний преимущественно с точки зрения их практически пользы, не особенно требуя от них при этом логической непротиворечивости.

То же самое можно сказать и о даузинге...

 

Рамка или лоза в руках даузера работает постольку, поскольку его рука придаёт ей вращательное движение, своего рода сигнал. В исключительных случаях она не сдвинется с места, сколь бы сильно вы того ни хотели (...) Быть может, что следствие действия "магнитных" или "электрических" полей или форма "внечувственного восприятия", или своего рода "сонарное сканирование", или нечто, родственное древней магии, подобно "путешествиям вне тела" — или что-то ещё...

 

В результате мы приходим к одному-единственному выводу: можно спорить о даузинге сколько угодно, но в случаях, когда мы сталкиваемся с двумя взаимодополняющими способами описания реальности (что и происходит при столкновении науки и даузинга), вряд ли следует заниматься выяснением, того, какой из них правильней, лучше воспользоваться плюсами каждого из них. Ведь, в конце концов, все мы воспринимает мир так, что его можно было бы назвать "сконструированной реальностью" или "выдуманной реальностью" — сконструированной в точно такой же степени, в какой является таковой изображение на экране радара или телевизора».

 

Так кто же судьи? Реально ли то, чего не может быть? И есть ли шанс поставить объективный эксперимент в рамках «выдуманной реальности», примирив тем самым непримиримые, казалось бы, взгляды на окружающий мир?

«...Во всех случаях, когда нарушается схема эксперимента..., делаются оговорки, что это вынужденные отклонения от правил. Надежда на то, что подобные отклонения не окажутся слишком существенными».

 

Имеет ли смысл само понятие «эксперимент», если отсутствует тот, кто его проводит — экспериментатор, наблюдатель? Нет того, кто экспериментирует, ставит познавательный опыт, — значит, нет эксперимента? Но эксперимент есть — это человек, который его замыслил и следит за его осуществлением. Согласно требованиям науки, эксперимент не должен зависеть от наблюдателя. Магический подход зиждется на том, что человек воздействует на процесс уже одним фактом своего наблюдения за процессом.

И что же? Действительно, со временем выяснилось, что наблюдатель способен воздействовать на результаты научного опыта (например в квантовой механике). Иначе говоря, столь нематериальная, казалось бы, субстанция, как человеческая психика, человеческая мысль, непосредственно и ощутимо влияет на объекты и процессы материального мира. Кажется, что ещё немного, и даже скептики вынуждены будут признать, что рассуждения о «силе духа» не столь уж беспочвенны. Без «силы духа» трудно обойтись даже здравомыслящим учёным...

 

«Кажется, Ленин писал, что учёный оставляет идеализм на пороге своей лаборатории, превращаясь в материалиста. И это правда. Но у неё есть вторая сторона. Выходя из лаборатории, здравомыслящий учёный забирает свой идеализм обратно для решения практических задач. Психолог идёт за прогнозом к гадалке (из личной практики), физик молит Бога о получении нужной литературы и получает её (из биографии Козырева), химик изучает спиритизм (Бутлеров), математик бросает науку и уходит в пастухи для более глубокого понимания дзен-буддизма (Гротендик). Они продолжают работать на практике. А практика, пак известно, критерий истины. Отрицать всё это просто глупо».26

Именно практика заставляет придти к выводу, что существующая ныне научная картина мира не вполне соответствует истинному положению вещей и. соответственно, нуждается в коррекции. Убеждённость в этом распространяется всё шире. Даже самые упрямые ортодоксы всё чаще признают, что накопилось достаточное количество неопровержимых фактов, в том числе и сугубо научных, которые настоятельно требуют создания нового, менее противоречивого описания мира. Неотъемлемой частью такого описания, должно стать, как мне представляется, и лозоходство.

 

Подходы к философии лозоходства

Нельбимого сына — лозою, а любимого — жезлом.

Русская пословица

 

«Священный», или религиозный, человек, по мнению М.Элиаде (с которым я в данном случае полностью согласен), продолжает жить внутри каждого из нас. И, хочется добавить, пора дать ему возможность вырваться из вынужденного заточения и вновь начать жить не только внутри, но и «снаружи».

 

В книге «Тайны Живой Земли» мы с Т.В.Фаминской написали:

«Нам [людям — авт.] предстоит возрождать Традицию с большой буквы: образно говоря, "возрождать язычество" — не столько в части костюмов, празднеств и прочих внешних его атрибутов, сколько в части его мироощущения» .

Сегодня мне думается, это положение нуждается в уточнении, потому что правильнее было бы сказать, что надо возрождать утраченное нами священное — вне зависимости от формы его внешнего проявления.

 

Для того, кто придерживается «строго научного» подхода к действительности, в том числе и в оценке места, которое занимает в ней человек, есть действия научные и ненаучные; есть индивидуум и отдельный от него мир. В рамках современной «выдуманной», «сконструированной» — иными словами, «договорной» реальности (то есть реальности, которая, по большому счёту, создана нами самими) это и впрямь так. Но именно сие положение дел и должно быть изменено. Для устранения упомянутых выше противоречий, ради достижения большей гармонии сосуществования человека с самим собою и с окружающим его миром мы можем и должны «договориться» о создании реальности, где будут правомерны и равноправны самые разные способы видения мира.

Рано ли, поздно ли, но на новом витке развития людям придётся вернуться к полузабытому, вытравленному из нашего сегодня мировосприятию, не отвергая и научный подход. Именно священное, магическое отношение к реальности позволит, думается, устранить многие противоречия между реалиями мира как таковыми, с одной стороны, и восприятием личностью этих реалий, с другой, а также даёт личности возможность эффективно действовать в мире. Как бы мы ни называли такое восприятие, в основе его будет древнее, магическое видение мира.

 

Попробуйте «примерить» на себя роль сказочного волшебника, который, взяв в руки Предмет Силы — могущественный жезл, начинает поиск скрытых от взора людского предметов, постижение потаённых свойств вещей. И всё это ради того, чтобы продвинуться вперёд на пути поиска Истины.

 

Куда ведёт путь волшебной лозы

Иными словами, беря в руки жезл, Маг берёт а руки самого себя.

Ф. Эльдемуров, «Магия Шутов и шутки Магов»

Алхимик Средневековья, занимаясь естественнонаучными опытами, проходил Посвящение.

 

Мастер кендо — японского искусства фехтования на мечах — идучи на верную смерть, стремился победить прежде всего не противника, но собственную слабость.

 

Нет смысла делать что-то, если ты при этом не «делаешь» самого себя,

Жаль тех, кто стремится обрести магические способности, дабы с их помощью добиться славы, денег и власти. Горе тем, кто учит, что всё это и есть цель магии. Способности появляются (вернее, проявляются) тогда, когда что-то меняется в нас самих и мы начинаем понимать: они всегда в нас были, ничего «сверхъестественного» не произошло. Слава выставляет на всеобщее обозрение и чаще мешает, нежели помогает, затмевая блеском ярких огней действительно важное; деньги в могилу не унесёшь; а власть... Истинная власть — не та, что над толпой, а та, что над собою.

 

Овладевая каким бы то ни было магическим искусством, мы обречены порой ужасаться, открывая в себе пугающие чёрные бездны; удивляться, осознавая, какие удивительные способности в нас таятся; просто жить, заново создавая себя, строя себя собственными руками. Мы становимся миром, а мир становится нами.

 

Как отношение к чему-либо определяет способ взаимодействия с этим чем-то, так и «магическая Сила», проникая в жизнь человека, ставшего или желающего стать подлинным магом, определяет его способ мышления и все поступки. Иными словами, любое умение, будь то умение петь и сочинять песни, готовить еду или (в нашем случае) ходить с лозой, должно стать, да и становится умением воистину магическим. Человек начинает действовать не в обычной, но в магической реальности. Те законы Бытия, которые в повседневной жизни скрыты и кажутся малозначительными (как роль наблюдателя в научном эксперименте), здесь выходят на передний план. Поэтому приходится брать на себя ответственность не только за действие или за слово, но даже за намерение, даже за мимолётную мысль, и даже не за неё саму, но за наше отношение к этой мысли. Человек влияет на реальность уже самим фактом своего пребывания в ней.

 

Сложность в том, что одновременно человек обязательно должен оставаться социально адекватным — мало кому из окружающих есть дело до того, что творится у нас внутри. Каждый из нас ничем не хуже других, но и не лучше. Мы просто разные. Магическая Сила есть в каждом из нас, и она не прощает нам безответственного отношения к ней и к себе самим. Рано или поздно за искажение идеи приходится отвечать. И, поверьте, я знаю это. Знаю на собственном опыте.

Возможно, то, о чём я здесь говорю, покажется вам в какой-то мере созвучным тому, что исповедуют наиболее честные и здравомыслящие представители отдельных направлений New Age, Но совпадение мнимое или оно присутствует лишь в какой-то мере, ибо: «Любите искусство в себе, а не себя в искусстве»...

 

Мне не раз приходилось наблюдать, как люди, начавшие обучаться лозоходству, не могли добиться хороших, стабильных результатов. Вроде бы они обладали недюжинными способностями. Вроде бы лоза, рамка или маятник у них в руках двигались так, как «положено». Но всегда присутствовало нечто, мешавшее им выполнить задачу до конца. Аналогичные трудности они испытывали бы (и, насколько я знаю, испытывали!), пытаясь стать «экстрасенсами», да и вообще овладеть любым из подобных навыков. Они искренне верили в свои возможности, они, в большинстве своём, имели какой-то опыт встреч с паранормальным. Но этот опыт не повлёк за собой изменения взгляда на мир. Они, как свойственно массе наших с нами современников, по-прежнему придавали слишком большое значение вожделенному результату и слишком малое — правильности движения к нему. А ведь, как уже было сказано, именно внутреннее отношение человека к тому, что и как он делает, служит залогом успеха или неуспеха его труда. Если поймать правильный внутренний настрой, который превращает человека с лозой в руках не в простого «оператора биолокации», тем более не в загадочный «биолокатор», но в мага, обязательно рано или поздно всё встанет на свои места, а достижение изначально поставленной цели окажется естественным результатом самоизменения.

 

В лозоходстве, как и в любом другом деле, существуют мастеровые и Мастера. Мастеровой может замечательно искать воду; или замечательно указывать места захоронений; или замечательно определять скрытые повреждения подземных коммуникаций, — иными словами, замечательно, с неизменно или почти неизменно высокими показателями качества работать в рамках одного или двух направлений. Мастеровой талантлив, удачлив. Но в нём самом как будто чего-то недостаёт. Нередко он чувствует это и начинает фантазировать, домысливать несуществующее.

 

У Мастера такой проблемы просто нет. У него иная цель — потому хотя бы, что для него мир состоит не из отдельно взятых фрагментов, но являет собою живую, подвижную Целостность. И Мастер стремится осознать эту целостность и себя в ней не как частность, не как источник противоречия, а как возможность творить. Лозоходство для него действительно этап, а если лозоходство помогает творчеству — тем лучше.

 

Поэтому лозоходец, сталкиваясь с загадками и парадоксами, которые буквально на каждом шагу «подкидывает» ему его занятие, рано или поздно оказывается перед выбором: каким путём идти дальше — путём мастерового или путём Мастера? Мастеровому совсем не требуется осознавать и переосмысливать мир вокруг себя и своё место в нём Для выбравшего путь Мастера эта необходимость становится более чем актуальной.

 

В какой-то момент Мастер понимает, что и рамка, и лоза, и маятник любой конструкции — всего лишь вспомогательные средства, без которых вполне можно обойтись. Если человек един с окружающим его миром, то получить нужную информацию становится возможным безо всяких инструментов. Он начинает просто знать.

 

Инструментарий лозоходца

Ученик спросил мастера дзен Содзана

—        Что на свете самое ценное?

—        Голова дохлой кошки, — ответил учитель.

—        Почему же голова дохлой кошки самое ценное на свете? — пытался выяснить ученик.

—        Потому, что никто не может назвать её цену, — ответил Содзан.

Коан учителя дзен Мудзу, XIII век

 

 

К содержанию книги: Биолокационные методы

 

 Смотрите также:

 

Лозоходство. Кладоискательство. Как найти клад при помощи...

Лозоходство. Явление лозоходства (биолокационного эффекта) известно более четырех тысяч лет. Лозоходством широко

 

Биолокация лозоходство - теория и практика. Как научиться?  Биолокация - что это такое?

 

Как найти клад

Лозоходство. Явление лозоходства (биолокационного эффекта) известно более четырех тысяч лет. Лозоходством ши