Путеводитель по Крыму

 

 

Ходжа Сала - Эски Кермен. Монастырь Челтер Мармара

 

 

 

От села пройдите на запад грунтовой дорогой южнее водохранилища к ущелью Ураус Дере. По нему идёт асфальтированная дорога из с. Танкового (Биюк Сюрень) в Терновку (Шули) и далее в Чернореченское (Чоргунь).

Параллельно асфальтированной дороге проходит грунтовая, по ней мы и продолжим свой путь.

Идём на юг ущельем, где-то здесь была .стена, перегораживающая ущелье в самом узком месте, о её существовании упоминает путешествовавший по этим местам в 1834 г. инженер Вассал. Постепенно ущелье расширяется, и через 45 мин. от Ходжа Салы мы выходим к широкой долине Адым Чокрак, ограничивающей Мангуп с юга. До неё около 3 км от водохранилища. Выходим на асфальтированную дорогу.

Пройдя около полукилометра к югу, дорога принимает западное направление и выходит на невысокий перевал Шули или Сала Богаз (так его называл Паллас). С перевала влево от шоссе шлагбаум, площадка для отдыха (воды нет), указатели обходов б и 7 Терновского лесничества. На восток от места отдыха по гребню Айтодорского отрога уходит лесная дорога. Здесь же начинается и дорога, идущая к руч. Ай-Тодор и водохранилищу.


От перевала по шоссе идём ещё километра полтора до грунтовой дороги у посадок сосны. По этой дороге уходим на север к верховьям оврага. Дорога идёт через поляны, а затем через лес зигзагообразно поднимается по полю у перевала Кафка Богаз.


От поля вправо уходит чуть заметная тропка в густом лесу под обрывами. До пещерного монастыря Шулдан около 500 м на восток. В ближайшем гроте ранее здесь был источник (сейчас он выходит ниже по склону). В следующем гроте видны следы обвала. Часть склона с имевшимися в нём пещерами обрушилась. В углу как бы повисли остатки ступеней каменной лестницы. Следуя вдоль скалы, попадаем к естественным и искусственным пещерам и по ступеням выходим на второй ярус, как бы на балкон, с которого открывается великолепный вид на с. Терновка и долину реки Ай-Тодор. Слева - небольшая церквушка, высеченная в скале. В ней были две подпорные колонны, видна полукруглая скамья у апсиды, где есть небольшая купель. Рядом большая зерновая яма. Основание Шулдана, вероятнее всего, можно отнести к VIII в. Погиб монастырь, скорее всего, в 1299 г. при набеге Ногая.


К Шулдану можно выйти и другим путём. Из ущ. Пелагос, не доходя метров 250 до грунтовой дороги, идущей в Адым Чокракскую долину (на дороге у асфальтированного шоссе шлагбаум), на запад. Круто вверх от шоссе уходит не чётко читаемая тропка. Подъём идёт по мергелистому склону среди низкорослых зарослей грабинника восточного и дуба скального и пушистого. Выше начинаются террасы. Тропка приводит к обрывам г. Шулдан. Вдоль них, на запад, до монастыря.


От монастыря возвращаемся к полю и перевальной седловине. От перевала тропа идёт в ущелье Кафка Дере (А 310°). В верховьях ущелья небольшие водоёмы и родник. От перевала до озера (точнее до небольшого ставка) метров 700 (10 мин.). Места для удобной стоянки маловато, но нижний источник в устье несколько лет назад иссяк. Поэтому на ночлег лучше остановиться здесь, у беседки, установленной работниками Куйбышевского лесхоза.

Тем более, что рядом уже разожжён костёр, у которого расположилась группа школьников. Они нас гостеприимно приглашают к костру. Быстро темнеет. Искорки, вспыхивая, тут же исчезают в черноте неба, чуть слышно журчание ручейка, и видны отблески костра на почти неподвижной глади озерца. Так как пришли довольно поздно, при свете костра ставим палатку, разбираем рюкзаки и одновременно слушаем перебор гитарных струн и звонкий голос белокурой девчонки, старательно выводящей старую, но такую знакомую и милую сердцу мелодию: А на нашем озере лилии цветут... Я пойду на озеро, лилий там нарву И тебе, любимая, я их подарю... Поёт и озорно поглядывает на вихрастого мальчишку, который слился воедино с песней и не замечает озорного затаённого взгляда. Как нельзя кстати к этой обстановке пришлась эта песенка. Подсели и мы к костру.

Руководитель похода рассказывал новичкам об одном из походов по Тянь-Шаню. Раскрыв рты, ребятишки с восхищением слушали рассказ о дальних суровых горах. И только один загадочно улыбался, думая о чём-то своём. Он тоже был в этом походе. «Последний из Могикан», как его называли. Единственный оставшийся из тех, кому посчастливилось побывать в дальних походах: остальные уже окончили школу. Увы, неизвестно, смогут ли сходить в дальние походы на Кавказ или Урал эти ребятишки. Не их вина, что родились поздновато и не застали былого величия страны и заботы о детях. Ведь раньше в период каникул в горах находились сотни групп. Теперь, к сожалению, единицы. Как обкрадываем мы детей, отлучая их от общения с природой. Совсем недавно походы были обязательны при сдаче норм на значок ГТО, теперь же только отдельные учителя-энтузиасты выходят с ребятами в походы, тратя на это личное время и свои, и без того скудные, средства.


Окончен рассказ, некоторое время ребята ещё не могут вернуться из сказочной и суровой страны под названием Тянь-Шань. Закипел котелок с чаем, и все с наслаждением прихлёбывают этот божественный эликсир из лесных трав. Вскоре послышался кашель. На огонёк подошёл чабан (пастух) Селим. Его отара расположилась на нижних полянах. Посидел, помолчал, сделал глоток чая и потом начал свой неторопливый рассказ: «Давно это было... Стояла неподалёку отсюда, в балке Пхе Йолга, небольшая деревушка. Жил в ней человек по имени Ильяс. И был он по характеру таким человеком, о котором мечтают все жёны: работящим и очень добрым. Жену его звали Фатима. Жили они вдвоём, дети подросли и разъехались. Ругать ей, кроме мужа, было некого, и поэтому с утра до вечера она ругала только мужа, и тому жилось не очень сладко. Но Ильяс никогда не пререкался с женой и только лишь молча вздыхал.


Неправильно думать, что если у человека мягкий характер и он от природы добр, и на ругань никогда не ответит руганью, то на нём, как говорится, можно воду возить и он никогда не рассердится, и его можно ругать безнаказанно...


Однажды жарким летним днём они пошли на поляны за озером собирать джерамбай. Фатима, как обычно, ругала мужа, и когда они шли среди лугов, не успокоилась даже при виде голубого озера, в котором отражалось небо и белые лёгкие облака. Как всегда, Ильяс слушал жену молча. Но потом вдруг поднял голову и сказал:

- Ну почему ты меня всё пилишь и пилишь? Я уже дошёл до того, что жизни своей не рад. Иногда мне в голову приходят мысли: чем так жить, лучше броситься в озеро и утонуть.
Женщина, никогда до этого не слышавшая от мужа ни одного слова против, вспыхнула гневом:

- Да топись, если тебе хочется. Но даже чтобы утопиться, надо иметь мужество, а у тебя его не было и не будет. Да и никому ты не нужен, что есть ты, что нет тебя.
Ильяс не стал больше её слушать и бросился в озеро. Фатиму даже это не остановило, только голос её стал ещё злее и пронзительнее. Давно уже сомкнулась вода над Ильясом, а Фатима всё продолжала кричать с жаром. Но потом замолчала: чего говорить, если тебя некому слушать? Фатима, с интересом оглядываясь вокруг, вдруг ощутила непривычное беспокойство. Беспокойство переросло в тревогу. Фатима заметалась по берегу. Кого звать на помощь? Да и что скажут люди: муж утопился оттого, что она сильно его бранила. Нет, только не это. Да и что скажет Ибрагим?

Этого Ибрагима, высокого мужчину с горячими и немного нахальными глазами, Фатима выделяла особо. Вот и сегодня, когда они рвали траву, мимо прошёл Ибрагим, заулыбался, увидев Фатиму, и посмотрел на неё так, что Фатима почувствовала, как жаром и истомой наполнилось её тело...

Украдкой посмотрела она на своего мужа и сравнила его с Ибрагимом. От этого сравнения на её язык стали сами навертываться особенно язвительные и обидные слова. И вот теперь Ильяс утопился. Она поняла, что его уже не вернуть, и горько заплакала.
Что теперь её ждёт? Прежде всего, одиночество. Как она вернётся домой, где никого нет? Кого она будет ждать? А Ибрагим?
Но мысли о нём её почему-то не взволновали. Вот так трагично и неожиданно перевернулась жизнь Фатимы в один миг.

Кто будет косить сено и кормить скот? Кто заготовит в лесу дрова? Кто пожалеет вдовую женщину в морозные зимние дни? Кто теперь утром разведёт огонь и вскипятит чай? Ведь раньше это делал Ильяс. А она, ещё сидя на постели, принималась выговаривать мужу, что он что-то не сделал или сделал не так. Вот как она, оказывается, хорошо жила. Гораздо лучше многих и Шогих женщин. А теперь всё это кончилось, и во Всём виновата она сама.

Долго ещё рыдала она на берегу озера. И вот поднялась, чтобы идти и рассказать всё людям. В последний раз окинув взглядом озеро, она вдруг увидела чудо: дрогнула неподвижная поверхность воды, и с лёгким всплеском появилась голова Ильяса, он с улыбкой смотрел на Фатиму. Просто водяной джин сжалился над женщиной, пожалел её и вернул мужа.

Когда он вышел, Фатима схватила его за руки и потащила подальше от воды, опасаясь, что муж снова прыгнет в озеро. Потом снова разрыдалась, но теперь уже от радости и, обняв мужа, чего раньше никогда не делала, сказала:
- Я так испугалась, что ты утонул.
Потом хотела отругать мужа, но вовремя спохватилась и обняла его с ещё большей нежностью.
Когда они собрались уходить, к ним подошёл Ибрагим.
- Вы что, уже уходите? - спросил он и пристально посмотрел на Фатиму.
- Да,- ответил Ильяс и предложил пойти вместе.

Но Ибрагим ответил, что ему надо посмотреть расставленные ловушки на зайцев и, одновременно передавая своё ружьё Ильясу, предложил ему пойти поохотиться на куропаток. Фатима сразу догадалась, что задумал Ибрагим, и решительно вмешалась в разговор мужчин, опережая ответ мужа:
- Нет, куропаток нам сегодня не надо, и сейчас мы пойдём домой.
Ибрагим с удивлением посмотрел на Фатиму, но ничего не сказал и пошагал дальше. Фатима с мужем вернулись домой. И вскоре Бог дал им ещё детей, и они зажили счастливо и богато, а их усадьба осталась в лесном ущелье до сих пор - просто сильно разрушилась.

- Вот такую историю рассказывает народ об Ильясе и Фатиме. Чего здесь больше: правды или выдумки, кто теперь знает,- закончил на этом свой рассказ пастух Селим. В действительности, в 2-х километрах к северо-западу в балке Пхе Йолга у продолговатого водораздела сохранились остатки относительно зажиточной средневековой усадьбы, где у крутолобой замшелой скалы сохранились две искусственно вырубленные пещеры, которые служили нижним этажом постройки, возведённой из камня. «Глубокие гнёзда от балок и стропил на склонах, под склонами оврага, остатки каменных строений, выемки камня на краях обрывов говорят о том, что это была довольно большая усадьба с хозяйственными помещениями, следы тарапана (виноградодавильни) и заросли одичалого винограда свидетельствуют о виноградарской направленности этого хозяйства... Судя по габаритам многочисленных прискальных навесов и стойл, у хозяев было довольно большое стадо мелкого рогатого скота» (Домбровский О. И., Махнева В. А. Столица Феодоритов.- С. 24).

Утром продолжим наш поход.

Вначале вернёмся к перевалу. Можно свернуть вправо на краю второй поляны и выйти на ту же тропу, сократив немного путь. От перевала идём вверх по тропе на запад. Она приведёт на южный склон г. Эли Бурун и по тропе, ведущей по террасе до грота Э-5 (надпись краской), выведет через 20 мин. к ЛЭП и дороге на перевале Бильдер.


Немного северо-восточней дороги в балке Бильдерак находится небольшой родник. В этом месте археологом Репниковым была обнаружена целая ирригационная сеть: водосборники, накопители, подземный гончарный водовод, ведущий к Эски Кермену. Более подробно (Репников И. И. «Ирригационные сооружения округи Эски Кермена». Материалы Эски Керменской экспедиции 1931-1933 гг.- С. 43).


Идём вниз по дороге до пересечения с тропой. Наш пУть продолжается на запад по тропе вдоль обрыва до края леса, где влево вниз уходит тропа к водонапорной башне и остаткам теплиц, западнее с. Терновка. Тропа, идущая правее, приведёт к монастырю Челтер Мармара. До него от Бильдера 20-25 мин. пути.


Можно воспользоваться другой тропой, которая идёт по гребню над обрывом, по ней 20 мин. до сквозного грота длиной 25 м, выводящего на скальный уступ. Левее, в соседней небольшой пещере, возможно, была маленькая церквушка. Вырубленные в скале ступени приводят к подножию обрыва. Через 50 метров вправо ещё одна тропка на плато, также с вырубленными в скалах ступенями. От нее до монастыря 75 метров.


В Челтере более полусотни пещер, расположенных в несколько ярусов. Довольно крутой подъём приводит к нижней галерее пещер, затем выше тропа выведет к большому помещению с пятью колоннами, высеченными из цельной скалы. Западная часть помещения, вероятно, была огромной виноградодавильней, а восточная, по-видимому, выполняла роль небольшого храма. Вдоль края скалы несколько больших зерновых ям. Из этой пещеры тропа выводит по скале к пещерам верхних ярусов. В нише виден высеченный в скале крест. Огромный зал главного храма с колоннами, вырубленными в монолите, оставляет неизгладимое впечатление так же, как и вид, открывающийся от него в сторону Балаклавы.


Возникновение Челтера относят к VI-IX вв. Как и другие монастыри и поселения юго-западной Таврики, он погиб во время татаро-монгольского нашествия в 1299 г.
Но вернёмся к развилке: впереди ещё неблизкий путь. От развилки вверх по расщелине уходит крутая тропка. Выводит она к перекрёстку троп на краю обрывов. Нам идти на север по просеке через лес. До поля в верховьях балки Джан Кызы чуть более 1 километра. Спуск до можжевелового редколесья и поля занимает 15-20 мин. Чуть ниже поля тропинка соединяется с тропой.,, ведущей к южным воротам Эски Кермена. В 200 метрах к северо-востоку храм Трёх всадников. Он высечен в глыбе, отвалившейся от основного массива, имеет два входа и окно. Над вырубленной в скале могилой остатки фрески с изображением трёх всадников с Георгием Победоносцем посередине. Выполнена фреска, предположительно, в XII—XIII вв. Но пострадала она, к сожалению, не столько от времени, сколько от современных варваров.


Эски Кермен - «первоклассная для своего времени крепость... Отвесные стены практически неприступны, а там, где в скалах есть расщелины, возвышались боевые стены с башнями...»


Эски Кермен был крупным центром торговли и ремесла. В черте города археологи обнаружили руины застроенных по плану улиц, зданий, храмов...


Основой экономики города было сельское хозяйство. В плодородных долинах занимались виноградарством, садоводством, огородничеством.


Мощная оборонительная система, развитая по тому времени экономика, выгодное местоположение сделали Эски Кермен важным центром юго-западного Крыма {Якушева Е. М., Нижура А. М. «Пещерные города Крыма».- Симферополь: Таврия, 1972).
Основан Эски Кермен в начале VI в., вероятнее всего, сармато-аланами, смешавшимися с местным населением. Сильно пострадал в конце VIII в. от разгрома хазар, но продолжал ещё существовать до 1299 г., до окончательного его разгрома его ордами Ногая.
Сделало своё дело и время. Руины города поросли лесом, почти окончательно скрывшим под своим пологом остатки некогда величественной крепости, включавшей в свой оборонительный комплекс до 400 искусственных пещер.


От ворот пройдём на север вдоль восточных обрывов. В начале пути встретим церковь, чуть поодаль казематы. На скалистом мысе видны отверстия зерновых ям. Далее к северу - остатки жилых домов, а у кромки восточного обрыва - осадный колодец, вырубленный в толще скалы. Шестью маршами круто вниз уходят 95 ступеней, приводящих в 10-метровую галерею, куда просачивалась с потолка вода. Воды, по оценке археологов, накапливалось до 70-75 кубометров. Во время одной из осад снизу был сделан пролом, и колодец утратил своё значение. Вниз без надёжной верёвочной страховки спускаться нельзя: ступени разрушены и, кроме того, скользкие. Метрах в 50 от колодца к северу - остатки стены, за ней пустырь, поросший кустарником. Через него выходим на северную кромку обрывов к дозорному комплексу. С запада среди деревьев есть лестница, за ней - две пещеры. Лестница приводит к площадке. Оконечность мыса состоит из нескольких изолированных друг от друга скал. Ранее они соединялись перекидными мостиками.

Более подробно об Эски Кермене можно узнать из специальной и краеведческой литературы. Чтобы продолжить наше путешествие, нужно у западного обрыва найти чуть заметную в зарослях тропку, уводящую нас очень круто вниз к балке Джурла, до которой около 200 м. По дороге, идущей по балке, вниз в северном направлении, затем влево 100 м до грота с источником. От грота до скальной стенки и далее вверх по трещине около 10 м. Крутизна до 50°. Подъем облегчает повешенный кем-то трос. Поднявшись, оказываемся у башни с воротами. Это Кыз Куле - девичья башня. Вероятно, здесь ранее находился замок, основанный в X-XI вв. Перед башней вырубленный в скале ров и дорога с колеями.

Внутри крепости остатки часовни. Крепость погибла от пожара в XIV в. По всей видимости, Кыз Куле - часть общего пещерного комплекса Черкез Кермен, находящегося в западных обрывах этого скалистого мыса. К нему спускаемся по ступеням, вырубленным в скале, в 50 м южнее башня. Ступени приведут к небольшому обрыву, по выступам которого спускаемся в ущелье. В обрывах видны многочисленные пещеры бывшего пещерного города Черкез Кермен. Довольно полное описание этого города даёт в своих «Очерках Крыма» Е. В. Марков. Если вы решили завершить маршрут здесь, то можно уйти в Холмовку или с. Красный Мак.

Спускаетесь дорогой по ущелью Черкез Кермен (А 20°) на север. Ущелье и близлежащие бывшие колхозные земли в районе Эски и Черкез Кермена взяты в аренду казачьей общиной Бельбекской долины. Атаман общины Гарькавенко М. А. из с. Холмовка планирует заложить в этих местах сады. Кроме того, казаки берут под охрану памятники истории в этом районе, чтобы предотвратить их полное разрушение. Планируется закрыть решётками входы в храмы Трёх Всадников и Донаторов, где в последнее время «чёрные археологи» начали снимать со стен уникальные фрески, и установить полное патрулирование территории. Помимо этого, казацкая община начала развивать зелёный туризм в окрестных сёлах.

Выйдя из ущелья, попадаем на бетонную дорогу, идущую от карьера. По дороге до Холмовки 5 км. Из Холмовки в Бахчисарай через с. Красный Мак ходит автобус. Можно пройти на запад 3,5 км и через '' с. Фронтовое (Биюк Отаркой) выйти к ж/д платформе 1509 км, откуда электричкой уехать в сторону Симферополя или Севастополя.

 

 

К содержанию книги: Николай Викторович ЗАКАЛДАЕВ. Пешие маршруты по тропам Крыма

 

 Смотрите также:

 

Челтер-Мармара - пещерный монастырь

В монастыре Челтер-Мармара могло жить до 50 человек, в том числе около 20 в двухместных кельях братского корпуса.
Кыз-кермен. Шулдан, челтер-мармара, бакла. Инкерман, катакомбы и крипты.

 

ШУЛДАН, ЧЕЛТЕР-МАРМАРА, БАКЛА в Крыму

ЧЕЛТЕР-МАРМАРА. За Терновкой, также к северу от дороги, издали угадывается по «черным дырам» в отвесной скале значительный по размерам монастырь Челтер.

 

Чилтер-Коба - пещерный монастырь на мысе Ай-Тодор

Эски-Кермен. Кыз-кермен. Шулдан, челтер-мармара, бакла. Инкерман, катакомбы и крипты.

 

Пещерные церкви Крыма

Эти сооружения открыты главным образом в монастырях при средневековых городах Мангуп (7), Эски-Кермен (6), Чуфут Кале (1), Бакла (1), при крепости Тепе-Кермен (3), в монастырских комплексах Инкермана (29) и Качи Кальона (6), в монастырях Челтер Мармара (4), Шулдан (2)...

 

Горный Крым. Крымские пещеры и пещерные города, засыпанные...

Пещерные храмы и церкви на городище Эски-Кермен.
Шулдан, челтер-мармара, бакла. Инкерман, катакомбы и крипты.
Сейчас в это трудно поверить, но в 1983 году мне никто не мог показать, где находятся знаменитые ныне монастыри Челтер и Шулдан!