Крым

 

 

Кокуш-Кая. Пролювиальные террасы Восточного Крыма

 

 

 

Но продолжим путь с Кокуш-Каи на запад. Короткий, в несколько десятков метров спуск приводит к мощному утесу, на котором, почти горизонтально распластав ствол и крону, растет удивительной формы сосна. Увидевшие дерево люди, не сговариваясь между собой, называют ее сосной-самолетом, или дельтапланом ( 62).

 

От сосны начинается спуск по крутой каменистой ложбине оврага Сухого. Путь нелегкий, но безопасный и не требует навыков скалолазания. Ложбина впадает в глубокое сумрачное ущелье. Спускаемся по сухому порожистому скалистому дну; на склонах густой, трудно проходимый лес. В сушь в русле нет и капли воды, кругом царит тишина. Но можно себе представить, какой здесь грохот после ливней, какие глыбы ворочает бурный поток воды.

 

Как только стены ущелья станут ниже и раздвинутся в стороны, перейдем на левый склон с не очень густым лесом. Продолжаем спуск между деревьями и кустарниками, быстро теряя высоту. Деревья попадаются все реже, Эчкидаг остается позади, и мы выходим на обширную плоскую возвышенность, явно наклоненную к морю. С боков и со стороны моря терраса обрезана крутыми уступами и напоминает гигантский стол. Не удивительно, что эту поверхность назвали Большим столом. Кстати, в других участках подножья Эчкидага встречаются такого же рода поверхности, лежащие на иных трех уровнях высоты.

 

Спускаемся по Большому столу к его дальней, левой, оконечности. Тропы нет, но идти приятно и легко по совершенно гладкой поверхности, покрытой невысокой травой. Но встречаются и участки, вовсе не покрытые почвой, и тогда видна щебенка известняков, покрывающая верхнюю часть террасы.

 

Подойдем к левому нижнему углу террасы. Под нами крутые ребристые склоны, узкая полоска пляжа и море. Нужно выбрать безопасный спуск. Так и манит угловой гребешок с хорошо утоптанной тропинкой к небольшому выступу. Дальнейший путь не виден, а он не безопасен: глинистый гребешок тонкий, как лезвие ножа, а грунт ненадежный и время от времени осыпается. Поэтому спустимся по следующему гребню с левой стороны террасы.

 

В обрыве террасы великолепно видно, что ее верхняя часть сложена суглинистой массой со щебенкой песчаников и известняков, местами попадаются и глыбы. Характерны угловатая форма и несортированность обломков. Действительно, вместе встречаются глинистые частицы, песчинки, щебенка и глыбы. Эти особенности определенно свидетельствуют о том, что наносы Большого стола оставлены не древней рекой или морем: ведь обломочный материал не окатан и не сортирован по размеру.

 

Такие наносы оставляют струи дождевых и талых вод, временные потоки, и называют их пролювием (от латинского «пролюо» — промываю).

 

Первый исследователь пролювиальных террас Восточного Крыма Н. И. Андрусов назвал их континентальными. Но название не совсем безупречное: ведь на континенте возникают еще речные, морские и другие террасы.

 

В последнее время выяснилось, что в пролювии Больших столов встречается инородный каменный материал. В 70 — 80 годы XX в. археолог А. А. Щепинский обнаружил на террасах обработанные морские гальки крепких вулканических пород Карадага. Это расколотые гальки порфиритов, андезитов, трассов и других горных пород Карадага длиной 8 — 10 см. Сколы очень древние, матовые или тускло блестят, а необработанная часть галек покрыта патиной с лишайниками. Рядом с галечными орудиями находили сколки, обломки и чешуйки камня — отходы древнейших в Крыму и на Украине «мастерских» для изготовления простейших каменных орудий. Так была открыта эчкидагская археологическая культура человека раннего палеолита в виде открытых стоянок бродячих охотников с галечными орудиями. Возраст стоянок не менее 100 — 150 тыс. лет.

 

Цоколь террасы — смятые в складки пласты верхнеюрских глин с пластами коричневых сидеритов. Стекавшие после ливней струйки воды энергично размывали глины и выработали в них небольшие крутостенные ущелья. Глинистые склоны изборождены Острыми гребешками, в свою очередь расчлененными на пирамиды. Такие специфические и непривычные для глаза формы рельефа называют «кающиеся монахи». Когда видишь их в профиль, они действительно похожи на божьих слуг, смиренно опустивших головы.

 

Беспощадный размыв глин создал рельеф дурных земель, или «бедленд» ( 63). Голую и бесплодную землю избегают звери и птицы. Нет и растительности, если не считать совершенно нетребовательных каперсов, стелющихся по земле длинными и колючими стеблями.

Спуск с Большого стола заканчивается на просторном пляже Лисьей бухты. Пройдем еще с полкилометра вдоль берега в сторону Карадага, выйдем на уже знакомый путь и возвратимся в Курортное.

 

 

К содержанию книги: Крым

 

 Смотрите также:

 

Финальный палеолит Крыма – Шан-Коба

К такой точке зрения склоняемся и мы, хотя до недавнего времени Ф. п. Крыма рассматривался большинством исследователей как ранний мезолит.
В восточной части крымского Предгорья, близ массива Ак-Кая, недавно открыты стоянки Вишенное II и Биюк-Карасу I-IV...

 

Скифы. Скифская эпоха в Крыму

В Восточном Крыму типичные скифские захоронения противопоставляются погребениям в каменных ящиках как принадлежащие разным
К IV - началу III в. до н. э. относится уникальный комплексный скифский памятник - курганный могильник аристократии на грядах Ак-Кая и...