Крым

 

 

ГЕРАКЛЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ

 

 

 

Этот своеобразный геологический и геоморфологический район Крымского полуострова находится на его крайнем юго-западе. Гераклейский полуостров на западе омывается Черным морем, на севере и северо-востоке его ограничивает долина реки Черной, с востока и юго-востока Балаклавские высоты.

 

В древнем мире полуостров был территорией города-государства Херсонеса Таврического, основанного в V в. до н. э. греками, выходцами из города Гераклеи в Малой Азии. Отсюда и название полуострова. Главный его город — Севастополь.

 

Геологическое строение полуострова сложное: ведь он располагается в своего рода «геологическом узле». Действительно, здесь начинаются Внутренняя и Внешняя гряды, у его края зарождается Южный берег, на западе Черное море с земной корой иного строения, а с севера, из Равнинного Крыма, протягиваются ракушечные известняки, прикрывшие словно броней Гераклейский полуостров.

 

Вот почему геология этой части Крыма своеобразна, и здесь встречаются такие геологические памятники, которых нет в других местах. Например, валуны гранитов в окрестностях Балаклавы.

 

Инкерманский камень

 

Так строители и архитекторы называют своеобразный известняк из Инкермана на окраине Севастополя, легко поддающиейся обработке и с античного времени широко использовавшийся для строительства. А к интересующим нас скалам на правом берегу реки Черной при впадении ее в Северную бухту можно добраться катером от Графской пристани до причала Малый Инкерман, автобусом или электричкой до станции Инкерман.

 

На правобережье речки Черной над железной дорогой поднялась обрывистая Монастырская скала с искусственными пещерами в несколько ярусов. Под обрывом территория мужского монастыря, и поэтому осмотрим известняки в соседней к востоку Загайтанской скале Внутренней гряды.

 

Обрыв скалы впечатляет не только огромной высотой под 50 метров, но и однородностью. В гигантской каменной стене нет выступов, карнизов и желобов. У известняков очень своеобразный внешний вид. Это однородные крепкие белые с кремовым оттенком или чуть розоватые горные породы с грубошероховатой поверхностью излома. Много мелких пор, но они плохо заметны. Невооруженным глазом, а еще лучше через лупу, видны обломки мшанок1, членики криноидей2, раковины моллюсков, трубочки серпул3 и другие органические остатки, соединенные тонкозернистой известковой массой. Это типичные органогенно-детритусовые известняки (латинское «детритус» переводится как перетертый, имея в виду обломки раковин).

 

Органогенно-детритусовые известняки образовались в мелководье моря позднемеловой эпохи из «морского луга». Это были заросли мшанок и криноидей, приросших к каменному дну. Торчащие над морским дном колониальные организмы словно щетки задерживали серпул, морских ежей и моллюсков, малоподвижных обитателей морского дна. Во время штормов волны частично разрушали «морской луг» и перетирали раковины в детритус. Так возникли органогенно-детритусовые илы, впоследствии упрочнившиеся и превратившиеся в известняки. В конечном счете из морского луга образовался биостром (в переводе с греческого — органическая подстилка), начальная форма рифа.

 

Чтобы оценить строительные и архитектурные возможности мшан- ковых известняков, приведем некоторые данные. Удельный вес от 1,6 до 2,0 г/см3, пористость 30 — 39% и прочность на сжатие 4 — 15 МПа. Строительный камень с такими свойствами легко обрабатывать и вырезать блоки различного размера, вплоть до монолитов. Его можно скоблить ножом, отесывать, при помощи лома или кайла выоивать канавки и отверстия.

 

Естественно, что мшанковые известняки Внутренней гряды широко использовало население пещерных городов. Ценили камень за то, что его можно добывать на территории своего городища или невдалеке от него, за прочность и вместе с тем мягкость, однородность и постоянство свойств, монолитность, теплоизоляционные свойства, долговечность, декоративность и способность сохранять кромку в отесанных изделиях.

 

О долговечности строительного камня можно судить по морозостойкости. А она зависит от особенностей пор горной породы. В камне с изолированными порами в зимнее время намораживаются корочки льда. Замерзающая вода увеличивается в объеме на 9%, и лед с большой силой давит на камень. Многократное замерзание и размораживание вызывает отслаивание и дробление камня.

 

Но в мшанковых известняках поры сообщаются между собой, и при замерзании и размораживании складывается иная ситуация. Вода под давлением ледяной корки выдавливается в соседние поры, и камень не сжимается. В итоге мшанковый известняк морозостойкий и долговечный, а здания и сооружения из инкерманского камня сохранились в течение многих веков.

 

Однородность, монолитность и мягкость инкерманских известняков позволили в древности добывать его без особых ухищрений. Заготовку камня в горном массиве вырубали узким заступом, а затем отрывали ог подошвы металлическими клиньями. Вырубленный блок пододвигали к краю уступа каменоломни и, придерживая канатами, спускали по направляющим бревнам.

 

Уникальные строительные и архитектурные свойства мшанковых известняков в полосе от Севастополя до междуречья Альма — Бодрак под Симферополем предопределили появление в этом участке Внутренней гряды средневековых пещерных городов и монастырей. Можно сказать так: где нет мшанковых известняков, нет и пещерных городов.

 

Строители пещерных ансамблей прекрасно знали, что толща мшанковых известняков, несмотря на видимую однородность, в действительности состоит из горизонтов с разными строительными свойствами. Пещеры высекали только в однородных и чистых известняках. А расположенные выше или ниже мергелистые известняки (с примесью глинистого материала) или с крупными стяжениями кристаллов кальцита («комковатые известняки») были менее надежными и труднее обрабатывались. В таких горизонтах известняков пещеры не высекали.

 

Несколько слов о руинах крепости Каламита на Монастырской скале. На плоской каменистой вершине куэсты владетели княжества Феодоро со столицей на горе Мангуп в 1427 г. построили мощную крепость с оборонительной стеной и пятью боевыми башнями для защиты своего торгового порта в устье реки Черной. Крепость находилась у южного края обширного Каламитского залива между нынешним Севастополем и Евпаторией, и, возможно, это обстоятельство определило ее название. По другой версии, оно связано с греческим словом каламос, обозначающим камыш (вероятно, по его зарослям в устье Черной). В 1475 г. крепость Каламита была захвачена турками и переименована в Инкерман. Новая страница истории открывается в 1774 г., когда по Кучук-Карнаджийскому мирному договору Турция вывела свои войска из Крыма и крепость Каламита утратила свое военное значение и стала постепенно разрушаться.

 

 

 

К содержанию книги: Крым

 

 Смотрите также:

 

Камни-Корабли, гора Опук. мшанковые рифы Керченского...

Несколько увесистых ударов молотком — и возглас Андрусова: «Меотический известняк
—Хотя мы, палеонтологи, и выделили ископаемую мшанку, в третичное время образовавшую знаменитые мшанковые рифы Керченского полуострова, в особый вид Мет-

 

Пиленые стеновые камни и блоки изготовляются из следующих...

Характеристики этих известняков основных карьеров Бодракского и Инкерманского месторождений приведены в табл. 2-1.
Переход от строительства из штучного камня к крупноблочному (особенно из блоков мшанкового известняка) показал, что стоимость...

 

Эоценовая эпоха, эоцен – какая погода температура во времена...

Особенно распространены разнообразные органогенные известняки (коралловые, нуммулитовые, форамини- феровые, мшанковые, гастроиодовые, пелециподовые, брахиоподо
Последние известны на Кубе, в Алжире, Египте и на Аравийском полуострове.

 

Апшеронский век в геологии. В Каспийской области в апшеронский...

Так было в апшеронский век. Геологи, исследуя строение северо-западной части Керченского полуострова в районе сел.
Для ширвано-апшерон-ского направления характерны постройки из камня; для нахичеванского — из кирпича.

 

Мыс Фиолент. Святилище Богини тавров в Крыму

Страбон подчеркнул полуостровной характер Гераклейского или Херсонесского полуострова, с востока отделяемого
Среди обломков, которые я тщательно осмотрел, я не увидел ни следа мрамора, ни фрагмента колонны или какого-либо украшения, даже из простого известняка.