Кизил-Коба

 

 

Необходимый post scriptum

 

 

ффф1

 

Культурами кизилкобинцев и тавров завершается эпоха родоплеменного строя в Крыму.

Материалов, которые отражали бы историю использования человеком Красных пещер с IV в. до н. э. по II в. н. э., мы не знаем. То же надо сказать и о Долгоруковской яйле. С определенной долей осторожности к этому времени можно отнести несколько укрепленных поселений в северной части плато и, очевидно, могильник из прямоугольных оград. Инвентарь поселений и могильника - в основном лепная неорнаментированная, часто лощеная керамика, расколотые кости животных, редко - обломки каменных зернотерок, античных амфор. Возможно, к этому же времени относятся и некоторые развалины стен и оград на отрогах яйлы. Не приходится сомневаться, что Долгоруковская яйла по-прежнему использовалась главным образом как пастбище.

Обильнее в Кизилкобинском урочище материал, отражающий жизнь его обитателей в III-IV вв. н. э.

Находки предметов скифо-сарматского облика отмечены еще в 1914 г. В Харанлых-Кобе выявлены тогда прослойки золы, обожженные кости животных, многочисленные обломки посуды черного цвета, горшки "бомбообразной" формы, глиняные пряслица и пуговицы. Раскопки, проведенные в наши дни (1960-1961 гг.), показали, что пещера интенсивно использовалась человеком. Подтверждением тому - количество находок, их разнообразие: 327 обломков амфор, обломки 8 глиняных горшков, двух лепных масок, 11 краснолаковых "римских" чашек и 2 гончарных кувшина. Большинство амфор было расставлено в пещере, как в кладовой, - вдоль стенки (рис. 25).

В Иель-Кобе археологам пришлось довольствоваться керамикой победнее. Здесь преобладали обломки лепных горшков, мисок и ковшиков позднескифского облика.

На раскопанных участках обеих пещер отсутствовали какие-либо признаки жилья - копоть, зола, угли, осколки костей, следы подтесок или вырубок на стенах. Из этого можно заключить: в то время пещеры служили человеку для хозяйственных целей - в качестве кладовых.

Аналогичный позднескифский материал обнаружен был в сырой, холодной, часто обводняемой привходовой части Харанлых-Кобы. Для хранилища это место явно не подходит. Похоже, что в III-IV вв. н. э. пещера продолжала служить святилищем.

Как уже знает читатель, раскопки проводились и на Туфовой площадке. О землянке и зерновых ямах VII-VI вв. до н. э. мы уже говорили. Интересны строительные остатки III-IV вв. н. э. Это основание стен довольно крупного и вполне благоустроенного помещения. Внутренняя поверхность стен была покрыта желтовато-белой, гладкой, как слоновая кость, штукатуркой из извести с мелко нарубленными растительными волокнами. На уровне пола она подведена красной краской - наподобие декоративного плинтуса. Внутри помещения выявлены остатки полов двух строительных периодов. Они были сделаны из мелкой каменной крошки, смешанной с толченой керамикой и известковым раствором, и выкрашены темно-красной охрой. В земляной подсыпке между полами найдены обломки лепной и гончарной посуды, краснолаковых чаш, амфор, стеклянных сосудов II-IV вв. н. э., а также кости животных, угли, железные гвозди.

Как полагает О. И. Домбровский, здание могло принадлежать владельцу пещерных кладовых. Очень может быть, что в Кизилкобинском урочище в позднеантичное время, в смутную эпоху "великого переселения народов", находилась богатая усадьба предводителя местной знати. Установлено, что не позже чем в III в. у входа в пещеру началась разработка туфа 9.

Именно в это время (III-IV вв. н. э.) прекратило существование скифское государство и местное население под натиском кочевников ушло в горы. Здесь они строят небольшие родовые укрепления и убежища. Думается, к той поре и относятся два расположенных поблизости укрепленных дозорных пункта: они стоят на высоких, далеко вдающихся в долину отрогах Долгоруковской яйлы, по обеим сторонам Кизилкобинского урочища. Схожие комплексы - небольшое укрепление и крохотный "родовой поселок" - известны археологам и в других местах Салгирской долины: у сёл Дружного, Новоивановки, Доброго, Лозового и других.

Археологи тщательно исследовали засыпь жилища. Оказалось, что в строительном мусоре есть отдельные вещи (осколки оконного стекла, серебряное зеркальце), которые можно отнести к VI-VIII вв. н. э. Это дает основание полагать, что разрушена усадьба в эпоху раннего средневековья.

С тех пор жизнь в Кизилкобинском урочище замирает. Нет следов интенсивной жизни и на Долгоруковском Плато. Но это вовсе не значит, что урочище и яйла были забыты и человек там не появлялся. Находки - железные наконечники стрел, развалы небольших каменных кошар - говорят о другом. Есть и еще одно доказательство: в 1971 г. писатель и краевед В. П. Терехов нашел в верховьях Зуи, на границе леса и яйлы, обломок половецкой каменной бабы (X-XII вв. н. э.). Не остается никаких сомнений: человек приходил сюда. И в средние века, и в предшествующие эпохи охотнее и чаще других бывали здесь скотоводы (рис. 25).

Рис. 25. Долгоруковская яйла и Красные пещеры в средневековое время.

половецкая каменная баба

1 - половецкая "каменная баба". Обломки сосудов из Харанлых-Кобы (первые века нашей эры): 2, 3 - гончарных; 4-7 - лепных. 8 - железный наконечник копья из яйлы; 9-13 - находки из кургана Ени-Сала, раскопанного в 1892 г. (2-7, 9-13 по О.И. Домбровскому).


Путеводитель по Крыму 1883 г. сообщает, что верхняя пещера Кизилкобинского урочища называется Хой-Коба - Баранья, поскольку местные жители используют ее как загон для овец. Любопытно и другое сообщение - В. X. Кондараки. Ссылаясь на "туземцев", он пишет, что для выделки курительных трубок они добывают в пещерах чрезвычайно клейкую глину.

В годы Великой Отечественной войны Долгоруковская яйла - партизанский край. Борьба народных мстителей проходила здесь в исключительно тяжелых условиях, однако советские патриоты, сражаясь с врагом, проявили чудеса героизма, высокий ратный дух. Теме этой посвящены специальные издания 30, 44 и мы отсылаем читателя к одному из них - путеводителю "По следам народного подвига", вышедшему в издательстве "Таврия" в прошлом году.

Итак, наше путешествие по Долгоруковской яйле, Кизилкобинскому урочищу и Красным пещерам завершено. Как мог убедиться читатель, памятники природы, археологии и истории здесь тесно переплетаются между собой. Во всех своих проявлениях интересен этот грандиозный комплекс: и рекордной протяженностью галерей Кизил-Кобы, и красотами подземного мира, и мелодичным журчанием горной речки, и яйлинским разнотравьем, и партизанской славой.

Человек давно облюбовал Красные пещеры и Долгоруковское плато, десятки тысячелетий назад, со времен древнекаменного века. Добрую славу сослужили они и науке: на материалах этого уникального памятника выделена новая историческая культура - кизилкобинская, племена которой обитали не только в Крыму, но и далеко за его пределами.

И потому наш священный долг, наш с вами, дорогой читатель: не забывать, приходя сюда, посещая урочище и пещеры, что природа легко ранима, а памятники не имеют дубликатов в музеях.

 

 

К содержанию книги: Пещеры Кизил-Коба в Крыму

 

 Смотрите также:

 

Таврские могильники. Археологические раскопки тавров в Крыму...

Большое таврское поселение IV—III вв. открыто И. Т. Крутиковой близ Старого Крыма, около села Айвазовка. И здесь пережиточные формы раннетаврской (кизил-кобинской)...

 

Грот Чокурча. Стоянки древних людей Заскальное и Белогорск

В нем содержались предметы I тысячелетия н. э. и в самом низу остатки кизил-кобинской культуры.