Кизил-Коба - Красные пещеры

 

 

Кизилкобинские памятники Крыма

 

 

ффф1

 

В 1914 г. в Красных пещерах Кизилкобинского урочища был выявлен первый памятник и собран первый десяток фрагментов сосудов новой, ранее неведомой культуры, названной кизилкобинской. С находок в Красных пещерах началась новая глава в древнейшей истории Крыма, и не только Крыма. Как мы уже видели, круг вопросов, связанных с кизилкобинской культурой, выходит далеко за пределы полуострова.

Сейчас кизилкобинских памятников известно несколько сот, а обломков посуды несколько тысяч. Может возникнуть вопрос: раз их так много, надо ли выявлять новые памятники, стоит ли их раскапывать и собирать новые тысячи обломков битой посуды?

Безусловно, стоит. Обработка массового материала позволяет избежать ошибочных научных выводов, которые не исключаются при изучении отдельных памятников, предметов или их признаков.

А теперь воспользуемся данными, которыми редко оперируют археологи.

Статистика - удел нового времени. Седая древность не оставила нам таких сведений. Однако читатель уже мог убедиться, что наука более или менее успешно преодолевает и этот барьер: речь шла о заселенности Крыма в энеолите. А как было позднее? Что знаем мы о временах кизилкобинских?

Чтобы получить такую информацию, мы подсчитали количество зерновых ям и их емкость на всех кизилкобинских поселениях, больших и малых, установили примерную площадь пахотной земли и возможный урожай зерновых. Впрочем, в расчет взяты не только ямы и пашни - проанализирован весь археологический материал, относящийся к кизилкобинской культуре. А это в свою очередь дало возможность определить - ориентировочно - численность населения, его плотность.

Но прежде чем сообщить итоговые цифры, к которым мы пришли, и сделать выводы, коротко ознакомим читателя с самим процессом подсчета, его методикой. Частности и детали оставляем в стороне - только самое главное.

Итак, археологические материалы как хозяйственно-бытового, так и культового характера подтверждают, что основу хозяйства кизилкобинцев составляли скотоводство и - главная отрасль - земледелие. Помимо серпов, жатвенных ножей и зернотерок, о занятии земледелием свидетельствуют многочисленные ямы-зернохранилища (о них подробно рассказано в предыдущей главе). Многочисленные обмеры, реконструкции и расчеты более чем 50 подобных зернохранилищ показали, что средние их размеры составляют: глубина 1 м, диаметр по горлу 0,7 м, по дну - 1,3 м, объем около 0,83 м3. Вместимость подобной ямы - примерно 650 кг пшеницы либо 500 кг ячменя. Если эти данные перенести на 100 ям поселения Уч-Баш, то окажется, что в них одновременно могло храниться не менее 65 тонн пшеницы, а в двух ямах Трудолюбовского хутора - 1,3 тонны зерна. В 29 ямах-зернохранилищах Симферопольского поселения, средний объем которых 1,25 м3, вмещалось пшеницы 28,5 тонны, ячменя - 22 тонны.

Средняя урожайность зерновых в VII-VI вв. до н. э. в предгорном Крыму составляла не более 600 кг с одного гектара пашни, т. е. сам-пять: собирали с ноля в пять раз больше, чем засевали. Поэтому для получения, скажем, 65 тонн зерна, которое хранилось в ста ямах поселения Уч-Баш, необходимо обработать не менее 108 гектаров земли. Аналогичный подсчет легко произвести и по другим поселениям.

Какова была общая площадь пахотных земель у кизилкобинцев? По нашим подсчетам, гектаров 700, с этой площади можно было получить около 400 тонн зерна или несколько более.

При урожайности, сам-пять на один гектар посевов уходило примерно 120 кг зерна. Значит, из 65 тонн учбашского зернохранилища около 13 тонн составляли посевной фонд, а на питание оставалось 52. Исходя из минимальной годовой потребности в хлебе на одного человека (190 кг, или 0,5 кг в день), нетрудно подсчитать, сколько человек могли прокормить запасы, хранившиеся в учбашских или иных зерновых ямах.

Проверим, как предложенная реконструкция небольшого земледельческого кизилкобинского хозяйства согласуется с другими археологическими данными. Речь пойдет о двух ранее охарактеризованных Трудолюбовских хуторах. Напомним: каждый из них состоял из одного жилища (3x4 м), двух зерновых ям (общим объемом 1,7 м3) и примыкающих участков земли (площадью 1,85 и 1,95 гектара), пригодных для выращивания зерновых культур. Согласно расчетам, в каждом из жилищ могло проживать не более пяти-шести человек, а две зерновые ямы вмещали до 1,2 тонны зерна. Для получения такого урожая потребовалась бы посевная площадь 2,2 гектара (налицо 1,85 и 1,95). На годовое пропитание шести человек необходимо 1200 кг (налицо 1000 кг, поскольку около 200 - посевной фонд). Из этого примера видно, что фактический археологический материал и средние палеоэкономические выкладки довольно хорошо согласуются между собой.

Принимая во внимание эти и другие наблюдения и социально-экономические расчеты, в том числе и по могильникам, можно примерно восстановить плотность и численность кизилкобинского населения. По разным группам археологических материалов это составляет от 0,02 до 0,4 человека на 1 км2, а в среднем - 0,21 человек на 1 км2, или 21 человек на 100 км2. Следовательно, судя по известным нам кизилкобинским памятникам горно-лесного региона Крыма, в VIII-IV вв. до н. э. на площади свыше 4 тыс. км2 в среднем проживало не более 2 тыс. человек.

По нынешним понятиям, это немного. Допустим, однако, что нам известно только 50-% крупных поселений, а это маловероятно, учитывая степень изученности этой части Крыма. Но и тогда количество населения не превысит 4 тыс. человек. Напомним: речь идет только о кизилкобинцах. Правда, и в том случае, если учесть, что численность и плотность всего населения на данной территории (включая тавров) несколько выше, вывод останется прежним: этот, ныне густозаселенный, регион был в VIII-IV вв. до н. э. почти безлюден.

Не менее любопытен итог другой попытки определить численность жителей в разнообразных кизилкобинских населенных пунктах. Расчеты почти по ста памятникам показали, что на одном гектаре древнего поселения в среднем размещалось примерно 100-170 человек. На практике это выглядит так: 5-10 человек на обособленном сельском хуторе, 50-80 в деревушке в 200-900 человек в поселении - крупном земледельческо-скотоводческом центре.

Кизилкобинские памятники Крыма (по регионам)

Регионы

Площадь км2

Памятники

всего

укрепления

поселения

деревни

хутора

стоянки

загоны

святилища

погребения

1. Присивашский прибрежный

2885

-

-

-

-

-

-

-

-

-

2. Центральный равнинный

9930

4

-

-

-

-

-

-

-

4

3. Керченский холмисто-грядовой

-

6

-

1

-

-

2

-

-

3

4. Тарханкутский увалистый

2430

16

-

-

-

-

6

-

-

10

5. Предгорно-равнинный

2065

9

-

-

1

-

-

-

-

8

6. Горно-лесной

4260

160

5

25

21

17

16

7

6

63

7. Яйлинский

342

3

-

-

1

-

-

-

2

-

8. Южнобережный

1088

5

-

1

2

1

1

-

-

-

Всего

26000

203

5

27

25

18

25

7

8

88


Археологический материал и статистика говорят о многом. Например, есть все основания думать, что еще до активной древнегреческой колонизации и массового проникновения скифов здесь, в горно-лесной части Крыма, а возможно и на Керченском полуострове, создаются предпосылки для окончательного разложения родоплеменной организации общества. С IV в. до н. э. процесс этот дает себя знать особенно ощутимо.

В чем тут причина? Во-первых, немаловажны возрастающие межплеменные торговые связи, во-вторых, кизилкобинцы и другие местные племена испытывают мощное влияние древнегреческой культуры (отсюда находки античной керамики в поздних культурных слоях), и, наконец, в-третьих, ускоренно идут внутренние процессы - экономические, социальные. В итоге зарождается классовое неравенство, в итоге начинают стираться грани между разноэтничным населением предгорья и горно-лесного Крыма - кизилкобинцами, таврами, скифами. В III в. до н. э. это приводит к образованию так называемого позднескифского, а вернее, очевидно, кизилкобинско-тавроскифского государства. Такова общая картина, характеризующая кизилкобинцев. Их, еще сравнительно недавно "загадочных", "таинственных", мы представляем себе достаточно зримо, хотя многое, конечно, остается неясным и требует дополнительных исследований.

Нарисованная нами картина дает лишь самое общее представление о двух давно исчезнувших племенах - представителях кизилкобинской и таврской культур. Некоторых любопытных деталей, конкретных доводов, примеров, аналогий и проч. мы не касались, так сказать, по независящим причинам (ввиду малого объема очерка), но кое о чем пришлось умолчать по совсем иным соображениям: нет пока твердых данных, материал слишком спорен и неясен, чтобы говорить о нем в небольшой по объему книжке.

 

 

К содержанию книги: Пещеры Кизил-Коба в Крыму

 

 Смотрите также:

 

Таврские могильники. Археологические раскопки тавров в Крыму...

Большое таврское поселение IV—III вв. открыто И. Т. Крутиковой близ Старого Крыма, около села Айвазовка. И здесь пережиточные формы раннетаврской (кизил-кобинской)...

 

Грот Чокурча. Стоянки древних людей Заскальное и Белогорск

В нем содержались предметы I тысячелетия н. э. и в самом низу остатки кизил-кобинской культуры.