Волхвы и колдуны у славян

 

 

Ведуны, ведьмы, колдуны, волхвы, волшебники – что значит колдовать и ворожить

 

 

 

Народные предания ставят ведуна и ведьму в весьма близкое и несомненное сродство с теми мифическими существами, которыми фантазия издревле населяла воздушные области. Но есть и существенное между ними различие: все стихийные духи более или менее удалены от человека, более или менее представляются ему в таинственной недоступности; напротив, ведуны и ведьмы живут между людьми и с виду ничем не отличаются от обыкновенных смертных, кроме небольшого, тщательно скрываемого хвостика. Простолюдин ищет их в собственной среде; он даже укажет на известных лиц своей деревни как на ведуна или ведьму и посоветует их остерегаться. Еще недавно почти всякая местность имела своего колдуна, и на Украине до сих пор убеждены, что нет деревни, в которой не было бы ведьмы. К ним прибегают в нужде, просят их помощи и советов; на них же обращается и ответственность за все общественные и частные бедствия.

 

Ведун и ведьма (ведунья, вещица – от корня вед, вещ) означают вещих людей, наделенных духом предвидения и пророчества, поэтическим даром и искусством целить болезни. Названия эти совершенно тождественны со словами «знахарь» и «знахарка», указывающими на то же высшее ведение[62 - Нем. hexe Я. Гримм объясняет скандинавским hagr – dexter, artifi ciosus; следовательно, hexe – то же, что лат. saga, т. е. хитрая, мудрая (вещая) жена.]. Областные говоры, летописи и другие старинные памятники предлагают несколько синонимов для обозначения ведуна и ведуньи, называют их колдунами, чародеями, кудесниками и волхвами, вещими женками, колдуньями, чаровницами, бабами-кудесницами и волхвитками.

 

Чары– это те суеверные, таинственные обряды, какие совершаются, с одной стороны, для отклонения различных напастей, для изгнания нечистой силы, врачевания болезней, водворения семейного счастия и довольства, а с другой – для того, чтобы наслать на своих врагов всевозможные беды и предать их во власть злобных, мучительных демонов.

 

Чаровник, чародеец[63 - Слово, встречающееся в Святославовом Изборнике и у митрополита Кирилла.] – тот, кто умеет совершать подобные обряды, кому ведомы и доступны заклятия, свойства трав, корений и различных снадобий; очарованный – заклятый, заколдованный, сделавшийся жертвою волшебных чар. Кудесник, по объяснению Памвы Берынды, чаровник; в Рязанской губернии окудник – колдун; кудесить – колдовать, ворожить, кудеса – в Новгородской и Вологодской губерниях: святочные игрища и гадания, а в Тульской – чара, совершаемая колдуном с целию умилостивить разгневанного домового и состоящая в обрядовом заклании петуха (остаток древней жертвы пенатам). Стоглав замечает, что когда соперники выходят на судебный поединок, «и в те поры волхвы и чародейники от бесовских научений пособие им творят, кудесы бьют».

 

В основе приведенных слов лежит корень куд (чуд); старочеш. c?diti – очищать, zuatocudna – вода, то есть очистительная, cudar – судья (по связи древнего суда с религиозными очистительными обрядами). Профессор Срезневский указывает, что глагол кудити употребляется чехами в смысле заговаривать; у нас прокуда – хитрый, лукавый человек[64 - Прокудливая берёза = чтимая язычниками.]. Корень чуд вполне совпадает по значению с див (светить, сиять); как от последнего образовались слова «диво», «дивный», «дивиться», так от первого – «чудо» (множ. чудеса = кудеса), «чудный», «чудесный» (в Новгородской губернии– кудесный), «чудиться», как с словом «кудеса» соединяется понятие о чародействе, так тот же самый смысл присваивают древние памятники и речению дивы. В Святославовом Изборнике (1073 г.) читаем: «… да не будеть влхвуяй влшьбы, или вражай и чяродсиць, или баяй[65 - От баяти – заговаривать.] и дивы творяй и тробьный влхв»; Кормчая книга запрещает творить коби[66 - Кобь – в старинных рукописях: волшебство, а в совр. языке (в Пермск. губ.): худое дело, зло.] и дивы. Сверх того, дивами издревле назывались облачные духи – великаны и лешие (дивии люди и дивожены); согласно с этим, и словам «чудо», «чудовище» давалось и дается значение исполина, владыки небесных источников и лесов.

 

Таким образом, язык ясно свидетельствует о древнейшей связи чародеев и кудесников с тученосными демонами – великанами и лешими; связь эта подтверждается и сканд. troll, которое служит общим названием и для тех, и для других. Слово «колдун» в коренном его значении доселе остается неразъясненным. По мнению г. Срезневского, колдуном (славянский корень клъд – колб или калд – клуб – куд) в старое время называли того, кто совершал жертвенные приношения; в хорутанском наречии калдовати– приносить жертву, калдо ванц – жрец, калдовница и калдовише – жертвенник.

 

В словаре Даля колдовать истолковано как ворожить, гадать, творить чары («чем он колдует? снадобьями, наговорами»). Наконец, волхв – название, известное из древних рукописей и доныне уцелевшее в лубочных сказках и областных говорах: у Нестора слова «волхв» и «кудесник» употребляются как однозначащие, в переводе Евангелия: «се волсви от восток приидоше во Иерусалим» (Матф. II, 1); в троянской истории о Колхасе сказано: «влхов и кобник хитр», в Вологодской губернии волхат (волхит) – колдун, волхатка (волхвитка) – ворожея, в Новгородской волх– колдун, угадчик, прорицатель, в Калужской валхвить – предугадывать, предузнавать, малорус, волшити – хитрить; производные волшебный, волшебство пользуются гражданством и в литературной речи; у болгар волхв, вохв– прорицатель, волшина– брань, хорв. вухвец, вуховец – python и вухвица – pythonissa, у Вацерада: phytones, sagapetae = wlchwec, wlchwico.

 

Сверх дара прорицаний волхвам приписывается и врачебное искусство. Рядом с мужскою формою «волхв» встречаем женскую «влхва», которой в скандинавском соответствует v?lva (valva, v?la, vala) – колдунья, пророчица – и притом, по свидетельству древней Эдды (см. Voluspa), существо вполне мифическое. Г. Буслаев сближает с этими речениями и фин. volho, velho – колдун; «как сканд. volva, – говорит он, – является в сжатой форме vola, так и фин. v?lho, velho – колдун; «как сканд. v?lva, – говорит он, – является в сжатой форме v?la, так и фин. v?lho изменяется в v?llo. По свойству славянского языка гласный звук перед плавным переходит по другую сторону плавного, например helm – шлем; потому v?lva, v?lho является в Остромировом Евангелии в древнеславянской форме влхв, а русский язык ставит гласный звук и перед плавным и после, например шелом: следовательно, волхв или волхов (у Нестора: волсви), собственно, русская форма». Корень для слова «волхв» г. Буслаев указывает в санскр. валг – светить, блистать, подобно тому, как жрец происходит от жреть, гореть[67 - Связь колдовства с жертвоприношениями подтверждается и свидетельствами немецкого языка: fornaeskja – колдовство и f?rm – жертва; zoupar, др. – верхненем. zеpar, англосакс. teafor и tifer роднят оба эти понятия.] и старинное поучительное слово принимает имена «волхв» и «жрец» за тождественные по значению.

 

 

К содержанию книги: Волхвы, колдуны упыри в религии древних славян

 

 Смотрите также:

 

Жреческое сословие Древней Руси. Волхвы

упырей-вампиров и вредоносных навий. Все виды работ с металлом в древности были связаны со.
древних славян, то, кроме универсальных волхвов, -- "облакогонителей", руководителей языческих обрядов и.

 

Волхвы. Кудесники. Колдовство и чародейство на Руси  Упыри и Берегини, русалки, Род и Рожаница - боги и духи славян

 

Волхвы, чаровники. Жертвоприношения и жертвы в язычестве

Колдуны выступали в летописях под двумя названиями: волхв и кудесник
К содержанию книги: Религия славян и ее упадок - 6-12 века.
Рис. 1. Распространение культовых мест и святилищ славян (см.: Русанова И.П., Тимощук Б.А. Языческие святилища древних славян.

 

Последние добавления:

 

Православная инквизиция в России     Происхождение христианства   путешествие по Крыму    Нечистая, неведомая и крестная сила    Топонимика Беларуси