ПОЛЕСЬЕ

 

 

Лексика, диалекты и микротопонимы Полесья

 

 

 

Обращаясь к статьям, помещенным в настоящем сборнике, отметим, что в основном к тем же выводам на материале только одной семантической группы названий одежды и обуви пришла А. С. Соколовская, применившая формулу Ю. Тарнацкого, а также формулу и метод сравнения Я. Чекановского и Ю. И. Левина. Статья А. С. Соколовской является кратким рефератом ее большой неопубликованной работы по полесским названиям одежды и обуви.

 

 В этой работе описываются все зафиксированные в говорах лексемы и семантические сдвиги в пределах семантических микроструктур (перестановка лексем, «прибытие», «выбытие» лексем и т. п.), которые могут быть в общем выявлены и читателем в результате внимательного знакомства со словарем полесских названий одежды и обуви того же автора, публикуемом одновременно в сборнике «Лексика Полесья».

 

 А. С. Соколовская знакомит нас с итогами статистических подсчетов и дает возможность сравнить данные, полученные путем применения трех упомянутых формул и методов. Несомненный интерес представляют подсчеты по формуле Ю. И. Левина, где учитываются не только схождения и расхождения на лексемном уровне, но и различные семантические процессы, т. е. дается не чисто синхронная, а синхронно-диахронная, или синхронно-динамическая характеристика фактов. Однако именно эти подсчеты следует признать в известной мере условными или проблематичными, так как пока остается спорным, систему какого говора, конкретно какие пары семем (микроструктуры) следует брать за исходные и достаточно ли объективны основания, по которым приписываются те или иные «веса» операций.

 

Попытка исчислений на основе сравнения не отдельных семем- ных пар, а целых семантических полей цвета по той же формуле Ю. И. Левина предпринята В. А. Московичем в публикуемой статье «Из полесской терминологии цветообозначений». При этом автор уделил внимание не только полесскому, но и карпатско- украинскому ареалу, а также контактирующим с ним русским, румыно-молдавским, цыганским и идиш говорам и привел для сравнения отдельные системы говоров болгарского, польского, сербскохорватского, албанского, гагаузского языков. Таким образом, полесская система обозначений оказалась представленной на широком фоне славянских и неславянских диалектов. Весьма ценно описание названий мастей животных и их кличек по масти, а также вытекающие из него лингво-географические выводы автора, согласно которым в Полесье «исконная славянская лексика представлена в наиболее чистом, свободном от иноязычного влияния виде» и объединена изолексами с другими славянскими территориями, в том числе и с южнославянской (правда, ряд по- лесско-южнославянских изолекс прерывается в районе Буковины и части Закарпатья)  . Несомненный интерес могут представить и общетеоретические наблюдения и выводы В. А. Московича, в первую очередь о соотношении основных систем и специализированных подсистем в говорах и о перестройках семантических полей в зонах языковых контактов.

 

Статья Л. Т. Выгонной «К системному описанию полесских названий земельных угодий», написанная на основе части словаря земледельческой терминологии, публикуемого в сборнике «Лексика Полесья», показывает возможность интерпретации материала в виде серии семантических микрополей. Микрополя строятся на основе ряда семантических дифференциальных признаков, для которых устанавливается определенная иерархическая последовательность. Последнее весьма существенно для общей теории семантических полей.

 

Рыболовецкие термины и названия полесских рыб приводятся в работе А. А. Кривицкого «Из словаря полесских рыболовов». Ее дополнением послужит статья того же автора «Из наблюдений над названиями рыб в одном говоре Полесья», которая будет опубликована в сборнике в честь К. К. Крапивы.

 

Описательно-этнографический характер носит статья В. JI. Ве- ренича и А. А. Кривицкого о лексике горшечников с. Городное, бывшего еще во времена Киевской Руси укрепленным городищем. Городное — старинный полесский гончарный центр, сохранивший архаический и достаточно примитивный способ производства глиняной посуды. Дополнением к ней явится интересная работа Г. А. Цыхуна, посвященная названиям полесской посуды, бочек, кадок и домашней кухонной утвари, которая по техническим причинам не попала в настоящий сборник и будет опубликована отдельно.

 

Топонимика Полесья, хранящая ценные сведения по истории края, способная дать новый материал для решения этногенетичес- ких проблем восточных славян и всего славянства в целом, еще ждет своего собирателя, систематизатора и исследователя. Достаточно полно и последовательно собрана только гидронимика и то лишь ее часть, хотя и основная, относящаяся к Днепровскому бассейну зв. Материал П. JI. Маштакова позволил В. Н. Топорову и О. Н. Трубачеву восстановить в общих чертах древнюю этни- ческо-диалектную дифференциацию Верхнего Поднепровья: географию балтийских, иранских, волжско- и западнофинских гидронимов, словообразовательные типы и ареалы славянских названий рек 37. Несомненно, более полная картина создалась бы в результате привлечения микротопонимики — названий многочисленных озер, болот, урочищ и т. п. Поэтому сбор материала по топонимике Полесья, создание картотеки, а затем и топонимического атласа — задача очень важная. Пока же лингвистам приходится довольствоваться данными, собранными не лингвистами и не для лингвистических целей, а для целей географическо-статистических. Тем не менее их обработка вкупе с материалами исторических актов может дать любопытные результаты, как видно из одного фрагмента полесской топонимики, из рассмотрения ареалов суффиксов -ичи, -овичи, -иничи и -овцы, -инцы, предложенного В. А. Никоновым в статье «Две волны в топонимии Полесья».

 

С проблемой изучения микротопонимики Полесья тесно связана задача собирания и анализа полесских географических терминов, географических апеллятивов, служащих базой для формирования многих местных топонимов. Полесские географические термины и их связь с аналогичными терминами других славянских диалектных Зон исследуются в отдельной монографии Н. И. Толстого «Славянская географическая терминология (семасиологические этюды)». В свое время эта важная для решения ряда этно- и лингвогейетических проблем сфера полесской лексики была рассмотрена в упомянутой выше работе К. Мошинского  . В последнее время появились словари-исследования по сербскохорватской, Словенской и польской географической терминологии . Включенный в настоящий сборник словарь Т. А. Марусенко «Материалы к словарю украинских географических апеллятивов (названия рельефа)» восполняет существенный пробел в изучении восточнославянских оронимов и помогает установить связь полесской географической терминологии с терминологией карпато-ук- раинской и общеукраинской. Ценность «Материалов» Т. А. Марусенко не только в том, что в них собрана лексика из многочисленных, в том числе и очень редких,украинских словарей,— «Материалы» предоставляют в распоряжение исследователя новые данные, зафиксированные анкетным методом в 191 пункте Украины. Это позволяет в ряде случаев уточнить географию слов и уяснить их семантическую эволюцию, точнее определить их отношение к географическим терминам соседних славянских диалектных территорий.

 

Лингвистическое исследование полесских диалектов, как и почти всех других славянских диалектных зон, начиналось с описания отдельных фонетических особенностей, значительно реже отдельных фонетических систем. Отрывочные сведения по полесской фонетике можно найти в старых этнографических описаниях и в ряде общих и частных диалектологических штудий  . Из последних монографических исследований полесских говоров на территории БССР с довольно подробным описанием фонетического строя можно отметить лишь работы И. И. Зенько по пружанским говорам  , Д. С. Телентюк по лунинецким говорам   и Н. Т. Войтович и Т. В. Назаровой по ельским говорам  .

 

 Наиболее полные сведения по фонетике всей полесской территории мы черпаем из тех же атласов белорусского и украинского языка и регионального атласа Т. В. Назаровой. Публикуемая в этом сборнике статья М. И. Лекомцевой и С. М. Толстой «Фонологический комментарий к полесским диалектам», не претендующая на полноту фонологического описания полесских диалектов на территории БССР, предлагает краткий обзор и интерпретацию типологически существенных черт полесской фонологии, прежде всего в области вокализма. Полесский материал позволяет дополнить и в некоторой степени корректировать существовавшее до сих пор представление об организации систем безударного вокализма в окающих говорах.

 

Статья Т. В. Назаровой «Некоторые особенности вокализма украинских правобережнополесских говоров», основанная в большей части на собственных наблюдениях автора, подводит итог многолетним дискуссиям о полесских дифтонгах и дает их характеристику в связи с общим описанием диалектных вокалических систем. Учет географического аспекта повышает ценность этой исключительно строгой по отношению к материалу работы. Благодаря многочисленным трудам Т. В. Назаровой юго-восточное украинское Полесье района Нижней Припяти оказывается наиболее изученной в фонетическом и морфологическом отношении частью Полесья.

 

Тем не менее еще предстоит сделать описание фонологических систем Полесья в целом и их типологическую классификацию. В. В. Мартынов справедливо отметил важность изучения этого диалектного уровня наряду с анализом семантических микроструктур и топонимического материала для решения ряда этно- и лингвогенетических проблем Полесья 44.

 

Наконец проблематика современной диалектологии, обращенная не только к синхронному описанию и классификации говоров, к определению изоглосс и ареалов, но и к задачам исторического изучения языка, а тем самым косвенно и к этногенетическим проблемам, не может обойти стороной общие вопросы исторической диалектологии, так же как и вопросы истории отдельных диалектов. Современная рутенистика еще далека, вероятно, от возможности создания истории полесских диалектов, которая была подобна хотя бы «Очеркам истории украинских закарпатских говоров» Ивана Панкевича 4Б.

 

 Памятники письменности, возникшие на территории Полесья, неоднородны по своему составу и языку. Общий белорусско-украинский язык, принятый в канцеляриях и культурно-религиозных центрах Западной Руси, будучи книжно- литературным языком, обычно нивелировал особенности живой речи писцов, что сильно затрудняет точное определение их диалектной принадлежности. Эта принадлежность часто легче определяется при анализе языка грамот (которые к тому же почти всегда датированы и локализованы), труднее — при анализе языка полемической, эпистолярной и дидактическо-богословской литературы.

 

В связи с этим особую ценность имеют памятники, писанные арабским письмом, передающие почти с точностью транскрипции живую народную речь. Описанию этих, к сожалению еще почти совсем не введенных в научный лингвистический обиход, рукописей, главным образом так называемых ай-китабов, посвящена статья А. К. Антоновича «Краткий обзор белорусских текстов, писанных арабским письмом». А. К. Антонович дает описание 21 рукописи XVII—XX вв. (к XX в. относится только одна рукопись, свидетельствующая о длительности арабской письменной традиции), часть из которых он сам впервые изыскал. Несколько рукописей по языку и другим данным можно отнести к Полесью и к прилегающим к нему диалектным зонам. Особый интерес представляет один из старейших китабов — Казанский китаб 1648 г.,хорошо отражающий восточнополесские диалектные особенности.

 

* * *

Естественно, что статьи, представленные в настоящем сборнике, не охватывают, а тем более и не решают всей проблематики, связанной с лингвистическим изучением Полесья. Тем не менее они вместе с отдельными тематическими словарями, помещенными в сборнике «Лексика Полесья», вводят в научный обиход новый материал и обращают внимание на некоторые возможности его ин-j терпретации. В целом их следует рассматривать как итог первого; предварительного этапа работы полесских лингвистических экспе-j диций, которые будут продолжены и в будущем и которые ставят] своей конечной задачей создание атласа полесских говоров и большого областного полесского словаря.

 

 

 

К содержанию книги: ПОЛЕСЬЕ. ЛИНГВИСТИКА. АРХЕОЛОГИЯ. ТОПОНИМИКА

 

 Смотрите также:

 

Поездка в Полесье

Ресеты, увидал я впервые Полесье. Длинными сплошными уступами разбегались. передо мною синеющие громады хвойного леса; кой-где лишь пестрели зелеными.

 

Культуры и типы памятников полесско-лесостепной области.  Ранненеолитические сосуды в низовье Припяти и Полесье

 

Мезолит в Белоруссии. Мезолитические стоянки - Горки, Журавель...

Западное Полесье отделено от Восточного болотистой полосой междуречья Цны, Смерди, Ствиги и Горыни.