ПОЛЕСЬЕ

 

 

В. А. Московии ИЗ ПОЛЕССКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ (опыт типологического сравнения семантического поля цветообозначений в полесских говорах с говорами других славянских и контактирующих с ними языков)

 

 

 

1. ПОСТАНОВКА ЗАДАЧ

 

В настоящей статье представлена попытка разрешения следующих задач:

1)        разработать методику типологического сравнения семантических полей цветообозначений различных говоров;

2)        провести на основе этой методики типологическое сравнение нескольких групп говоров;

3)        определить некоторые закономерности семантического варьирования отдельных лексем на территории рассматриваемого лингвогеографического ареала;

4)        изучить вопрос о проницаемости разных слоев исследуемой лексики при языковом контакте.

Эти задачи разрешаются в основном на материале белорусских и украинских говоров полесского и карпатского ареалов с привлечением по мере необходимости материала говоров других языков этих ареалов

 

2. ФОРМА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ МАТЕРИАЛА

 

При непосредственной записи фиксировался номер образца цвета и соответствующее ему название. В целях типологии семантического поля разных говоров удобно представить этот материал в форме таблицы (см. табл. 1). По вертикали и горизонтали размещаются семь цветовых компонентов: 1) красный, 2) желтый, 3) зеленый, 4) синий, 5) белый, 6) черный, 7) серый. Каждый из компонентов имеет три модификатора: а) светлый, Ь) средней светлоты, с) темный. Все названия говора размещаются внутри таблицы. Например, название фиолетового цвета попадет в квадрат с координатами: 4а, Ь, с, X lb, название коричневого цвета — в квадрат la, Ь, с X 7Ь и т. д.

 

В таблице отмечаются лишь слова общей подсистемы. Слова специализированных подсистем указываются только в виде индекса, поскольку они терминологичны и типологически ирреле- вантны.

 

Если особых лексем, не совпадающих с лексемами общей подсистемы, в говоре более семи, система получает индекс ОР — очень разветвленная, если их более четырех — Р — разветвленная, менее четырех — HP — неразветвленная  .

 

Помимо индекса разветвленности, указывающего на количество особых лексем в специализированных подсистемах, желательно отразить при типологической характеристике черту, обратную разветвленности — меру использования лексем общей подсистемы в специализированных подсистемах. Назовем эту черту шириной дистрибуции. Выделяются лексемы, лексическая дистрибуция которых от говора к говору варьирует в пределах выражения одного и того же цвета. Каждая из этих лексем характеризуется своей амплитудой колебания лексической дистрибуции. Место лексемы данного говора в сетке — максимальной амплитуде дистрибуций служит характеристикой ширины дистрибуции. Строятся три сетки амплитуд — для лексем сивый, рудый, гнедой. Для этого фиксируются все их дистрибуции в рассматриваемых говорах. Каждая из этих дистрибуций занимает одну из клеток сетки. Затем материал каждого говора в отдельности накладывается на сетку, и по конфигурации лексем на сетке мы судим о ширине дистрибуции лексемы. Если во всех трех сетках дистрибуция лексем широкая, т. е. одна и та же лексема занимает клетки и общей, и специализированной подсистемы, то семантическому полю данного говора приписывается индекс ТТТД — широкая дистрибуция; широкой дистрибуции в двух сетках соответствует индекс СД — средняя дистрибуция; в одной сетке или при отсутствии широкой дистрибуции во всех трех сетках — УД — узкая дистрибуция  .

Материал специализированных подсистем — названия мастей животных, цвета лица и волос человека — не отражается в форме таблиц и сеток. Это в основном терминология, не имеющая первостепенного значения для типологической характеристики семантического поля. Малоинтересная в этом отношении, она, однако, заставляет взглянуть на семантическое поле цвета с нивой точки зрения — с точки зрения меры общности этой лексики в говорах географически близких и далеких. Она обращает внимание и на проблему проницаемости лексики при языковом контакте в свете взаимоотношения языка и культуры. Лексемы специализированных подсистем приводятся в виде списков.

 

3. ОПИСАНИЕ ОБЩИХ ПОДСИСТЕМ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ В РАССМАТРИВАЕМЫХ НАМИ ГОВОРАХ

 

Украинско-белорусские говоры Полесья

 

I.          Дер. Орехово Малоритского района Брестской обл. 1 чыр- вбный, 2 жбутый, 3 зыл'оный, 4а н'ебёсный, 4Ь, с сыний, 5 бй- лый, 6 чорный, 7 сывый, lb, с X 4Ь лохачбвый, la X 4Ь сыр'ён'- евый, 1 X 7Ь рыжый, lb X 6а бурачковый, lbx 5а огон'кбвый, lb X lb вышн'овый, la,b X 5b ружбвый, 2b X lb помаранчовый, 2b X 6b цыгловый.

II.        Дер. Здитово Березовского района Брестской обл. 1 чыр вбный, 2 жбутый, 3 зыл'оный, 4а голуббвый, 4Ь, с сыний, 5 бй- лый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь сырён'евый, 1 X 7Ь т'маный, lb X 6а бурачковый, la,b X 5b розовый, lb X lb вышн'овый, 2b X 7b цыгл'аный, 2b X 5b киловый.

III.       Дер. Спорово Березовского района Брестской обл. 1 чыр- вбвый, 2 жбутый, 3 зыл'оный, 4а голуббвый, 4b, с сыний 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь сырён'евый, la X 7Ь рыжый, 1Ь,сХ 7Ь т'маный, lb X 6а бурачковый, la,bX 5b розовый, lb X ^вышн'овый, 2b X 6b цыгловый.

IV.       Дер. Симоновичи Дрогичинского района Брестской обл. Запись Ф. Д. Климчука. 1 чырвоный, 2 жбвтый, 3 зыл'оный, 4а голубый, 4Ь,с сыный, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4b jaro- довый, 1 X 7Ь рыжый, lb X 6а бурачковый, la,b X 5b розовый, lb X lb вышн'овый, 2b X 6b кырпйчный, 4b X 4b волошкбвый lb X lc черн'авый.

V.        Дер. Борычевичи Пинского района Брестской обл. 1 чырвоный, 2 жбутый, 3 зыл'оный, 4а н'ебёсный, 4Ь, с сыний, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, 1 X 4Ь бэзбвый, 1 X 7Ь т'маный, lb X 6а бурачковый, la,b X 5b розовый, lb X lb вышн'овый, 2bX 6b цы- гл^'аный, 4b X 4b волопшовый, 2b X 7b половый.

VI.       Дер. Шестовичи Петриковского района Гомельской обл. 1 чырвбны, 2 жбутый, 3 зыл'оный, 4а голубой, 4Ь,с сыний, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь сыр'ён'евый, 1 X 7Ь карыч- ный, lb X 6а бурачковый, la,b X 5b розовый, lb х lb вышн'б-

вый, 2b X 6b кирпйчный, 2b X la оранжевый, 4b X 4b васыл'- ковый, 4b x 6b карандашйновый, 7b х 7a чмарый. 

 

Украинские говоры на территории Прикарнатья и Карпат

 

VII.      С. Залисся Чортковского района Тернопольской обл. 1 чырвбный, 2 жбвгый, 3 зыл'оный, 4а н'еб'ёсный, 4Ь, с сыний, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь гранатовый, 1 X 7Ь бронзовый, lb X 6а бурачковый, la,b X 5Ь ружовый, lb X lb вышнэвый, 2b X 1а помаранчбвый, 7b X 5Ь попел'авый, 2b х 6Ь цэгл'аный.

VIII.    С. Шуро-Копиивка Тульчинского района Винницкой обл.6 1 чырвбный, 2 жбвтый, 3 зэлэный, 4а голубый, 4Ь,с сыний, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь фиолэтовый, 1 X 7Ь рудый, lb X 6а бурачковый, la,b x5b ружовый, lb X lb вышнэвый, 2b X la помаранчбвый, 4b x 4b васил'ковый.

IX.       С. Яремча, Яремченского района Ивано-Франковской обл. 1 чырвбный, 2 жбутый, 3 зэлэный, 4а сыний, 4Ь,с голубый, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь филэтовый, 1 X 7Ь кавовый, lb X 6а бурачковый, la,b х 5Ь ружэвый, 2b х 1а помаранч- кбвый, lb X lb вышнэвый, 2b х 5b нэлайный, 4b х 5b нэб'ас'- кый.

X.        С. Луги Раховского района Закарпатской обл. 1 чырвбный /чэрвэный, 2 жбутый, 4 зылэный, 4а ^асный, 4Ь,с голубый, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, 3b X 5Ь травный, lb,с X 4Ь лиловый, 1 X 7Ь бруматкый / кавовый, lb х 6а бурачный, la,b х 5Ь ружовый, 2b X 1а наранджэвый, 7b X 5Ь каминный, 2b X 6Ь тыглбвый, 2b X 5Ь дурна, 4b X 5Ь ныббвый, lb X lb вышнэвый.

XI.       С. Испас Вижницкого района Черновицкой обл. 1 чыр- лэный, 2 жбутый, 3 зылэный, 4а сыний, 4Ь,с голубый, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь лилщбвый, 1 X 7Ь кафовый, lbx 6а бурачковый, la,b х 5Ь ружэвый, lb х lb вышнэвый / жарый, 2b X 1а помаранчбвый, 2Ь х 5Ь цытроновый, 2b х 6Ь цыгловый, 4b X 5Ь нэбэеный, 2а X 1а кукурудз'бвый / курудз'аный, 2b X 6а палэный, За X 5Ь травяный, la X 4Ь багровый, 2b X 5 кремовый 7.

 

 Почти без изменений система цветообозначений говора дер. Шестовичи повторяете и в говорах украинского Восточного Полесья. Это показали результаты ответов на вопросник, разосланный по нашей просьбе преподавателем Житомирского педагогического института Н. В. Никончуком ^контрольные пункты: Житомирская обл.— с. Гошив Овручского района', с. Старая Нотельня Попельнянского района; с. Стриева Новоград- Волынского района; с. Слипчыци Черняховского района; Киевская обл.— с. Пинчуки Васильковского района).

 

В течение 1968—1964 гг. мы провели сплошное обследование говоров Черновицкой обл., охватив около 90 населенных пунктов. В украинских говорах Буковины существуют две систелш названий цвета, имеюи{их много общего. Гуцульские и буксщипскис говоры.

 

XII.      С. Волчинец Глубокского района Черновицкой обл. 1 чырвоный, 2 жбутый, 3 зылэный, 4а сыний, 4Ь,с голубый, 5 бй- лый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4b лилщбвый, 1 X 7Ь бурый, lb X 6а бурачкбвый, lb х 6Ь бурдовый / багровый, 2а X 1а куруз'- аный, 2b X 6а прыкрый, 2b X 5Ь ламбвый, lb X lb пычэный, lb X 5с дывизщбвый, 7Ь х 6а зшшзн'авый, 7b X 5Ь сйрый.

 

XIII.    С. Иванкивци Кицманского района Черновицкой обл. 1 чырвоный, 2 жоутый, 3 зылэный, 4а сыний, 4Ь,с голубый, 5 бй- лый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь лилщбвый, 1 X 7Ь кафбвый, За X 5Ь трав^аный, За X 2а салатовый, 2а X 1а куруз'аный, 2b X 1а памаранчбвый, lb X lb вышнэвый / прыкрый 2b X 6а палэный / горэный, 2b X 5с кремовый, 4b X 5Ь н'еб'бский, 4b X 6а гранатовый, 1 X 7а бронзовый, lb X 6а бурачкбвый, 2с X 2с багровый, 7а X 6а бурый.

XIV.    С. Грозинцы Хотинского района Черновицкой обл. 1 чырлэный, 2 жоутый, 3 зылэный, 4а голуббвый, 4Ь,с сыний, 5 бйлый, 6 чорный, 7 сывый, lb,с X 4Ь лилщакбвый, 1 х 7Ь ко- ришковый / кафбвый, 2b X 1а сконтщбвый, За X 5Ь травный, За X 5а капуст'аный, la,b X 5b розовый, 2а X 1а кукуруз'а- ный, lb X lb вышнэвый, lb X 6b бурачкбвый, la X 4b багровый, 2a X la гарбузбвый, 2c X 2c жарый, 4b X 4b каминцэвый.

XV.     С. Сокиряны Сокирянского района Черновицкой обл. 1 чырвоный, 2 жоутый, 3 зылэный, 4а голубый, 4Ь,с сыний, 5 бйлый, 6 чорный, 6 сйрый, lb,с X 4Ь бузковый / лилщовый, 1 X 7Ь кофэйный, lb X 6а бурачкбвый, la,b х 5Ь рожэвый, lb X lb вышнэвый / жарый, 2b X 1а оранжовый, 2b х 5Ь солом']аный, lb X 6а скумпщбвый.

 

Русские говоры

 

XVI.    С. Белая Криница Глубокского района Черновицкой оба.

XVII.   Дер. Савальня Кирсановского района Тамбовской обл.

Румын о-м олдавские говоры

XVIII.  С. Острица Черновицкого района Черновицкой обл.

XIX.    С. Мольница Герцаевского района Черновицкой обл.

XX.     С. Станилешти Новоселицкого района Черновицкой обл.

XXI.    Г. Сороки Сорокского района Молдавской ССР.

Путильского, Вижницкого, Сторожинецкого, Вашкоеецкого, Заставнянского, Кицманского и Садгорского районов характеризуются одной системой названий цвета; северобессарабские говоры Хотинского, Кельменецкого и Сокирянского районов — другой.

 

Изоглосса, разделяющая ареалы этих систем, совпадает с административной границей Садгорского и Хотинского районов (бывшая — 181Z—1918 гг.— государственная гранича России и Австро-Венгрии). Это позволяет допустить, что отличительные признаки обеих систем развились именно в период государственного разделения и являются следствием частичного прекращения контактов говоров в это время.

Мы приводим здесь в целях экономии места лишь наиболее характерные системы цветообозначений гуцульских и северобессарабских говоров.

 

Говоры идиш

 

XXII.   С. Лугины Олевского района Житомирской обл.

XXIII.  Г. Борщев Борщевского района Тернопольской обл.

XXIV. С. Вильховец Каменец-Подольского района Хмельницкой обл.

XXV.  С. Яруга Могилев-Подольского района Винницкой обл. XXVI С. Вистерничены Молдавской ССР.

XXVIII. Г. Болград Болградского района Одесской обл.

XXVIII.           Г. Хуш Ясской обл. Социалистической республики Румынии.

XXIX. Г. Черновцы УССР.

Болгарский говор

XXX.  Г. Болград Одесской обл.

Албанский говор

XXXI. С. Каракурт Болградского района Одесской обл.

Гагаузский говор

XXXII.            С. Кубей Болградского района Одесской обл.

Польские говоры

XXXIII.           Говоры Малополыпи.

Сербохорватские говоры

XXXIV.          С. Самобор, срез Загреб, Хорватия

Цыганские говоры

XXXV.           Карпатско-цыганский говор

XXXVI.          Говоры северного диалекта.

 

4. ТИПОЛОГИЯ ОБЩИХ ПОДСИСТЕМ ЦВЕТООВОЗНАЧЕНИЙ

 

Проведенное нами унифицированное описание семантических полей цвета в ряде говоров позволяет перейти к оценке типологической близости этих семантических полей.

Для этого необходимо последовательно рассматривать каждую пару говоров, выделять совпадающие и несовпадающие цвето- обозначения и по их соотношению определять меру соответствия семантических полей друг другу.

 

 Формула (1) применима в тех случаях, когда все элементы семантического поля равноценны по значимости. Однако в нашем случае различия двух говоров по одним цветообозначениям более существенны, чем различия по другим. Если в одном говоре для обозначения синего цвета употребляется два слова, а в другом — только одно, то это различие намного характернее такой, предположим, черты, как наличие в первом говоре отдельного слова, обозначающего малиновый цвет, и отсутствие подобного слова во втором. Для того чтобы учесть различную значимость цветообозначений, мы приписываем каждому цветообозначению определенный вес. Основным цветообозначениям — компонентам нашей таблицы припишем вес 2. Так как все остальные цветообозначения кодируются в таблице как сочетание двух основных, выразим их вес величиной вдвое меньшей —1.

 

5. ШИРИНА ДИСТРИБУЦИИ И РАЗВЕТВЛЕННОСТЬ СИСТЕМ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ РАССМАТРИВАЕМЫХ ГОВОРОВ

 

Для характеристики ширины дистрибуции цветообозначений рассматриваемых говоров материал каждого' из них накладывается на три сетки — амплитуды лексических дистрибуций лексем рудый, сивый и гнедой:

            а б       в                      г

1) сивый         вообше о волосах «серый»  0          глазах о коне

            а          б                      в

2) рудый        вообще

«темно-красный»     0          волосах          о собаке

            а          б                     

3) гнедой       вообще «коричневый»         0          коне   

 

При изложении мы не будем каждый раз рисовать эти сетки, а опишем факты, относящиеся к первой сетке, под номерами 1а, б, в, г, ко второй — 2а, б, в и к третьей — За, б.

 

Разветвленность семантического поля цвета выясняется при перечислении особых лексем следующих специализированных подсистем; лицо, глаза, волосы, коровы, кони, свиньи, собаки, овцы, птица. Наряду с прилагательными цвета указываются и соответствующие существительные — клички животных  .

I. 1) а) сывый б) сывый        в) сывый г) сывый

2)        а) рыжый б) рыжый в) рудый

3)        а) рыжый б) гныдый

Лицо: гныдый, румяный, бл'ёдный; волосы: русый, гныдый, рыжый; коровы: полова — Половуха, Гныдгда, Лэ- cja, Гныд'^а, пэр'й'ста — Пэрйща («латкй бйлого на ний»), друж- кбва — Дружкб («корова перепасана попэрэк бйлым»), бура; к о- н и: п'бстры — Пэстравка, р'абый («била латка и чырвона»), бурый, половый, каштановый, булановый; собаки: рудый («то рудый, то т'йл'ки собаку называ^ут' рудый»); свиньи: жырый.

 

Индексы системы: УД, ОР.

II. 1) а) сывый б) сывый       в) с'йрый г) сывый

2)        а) рыЖый б) рыжый в) рудый

3)        а) рыжый б) каштановый

Лицо: бл'ёдный, румяный; волосы: русый, pycjaBbift, рыжый; коровы: пасковата, 40pH0pja6a, каштановата, дэришо- вата («бысыва, мйшана, чырвоносыва»), полова, г'ныда, Жучка — «чбрна», Малына — «чырвона з бйлым», Збр'ка — «чорна з бйлым», Чырва «красна з лысынкою», Pja6Ka, Kpacynja. Кони: гны- дый («сывый»), буланый, каштановатый, мышак («сам сывый, а спына qopHaja»), мышасты, рудый; собаки: рудый.

 

Индексы: УД, ОР.

III. 1) а) сывый б) сывый, в) с'йрый г) сывый

2)        а) рыжый б) гныдбй в) ш'арый

3)        а) рыжый б) гныдбй

Лицо: бл'ёдный, гныдбй; глаза: сйри, кари; волосы: рус]авый, черщавый, гныдый, ш'арый, пудж'арысты; коровы: пыр'йста, лыса, pa6aja, пудласыста, половца, муроваста (муро- васта — «это похожа на т'йгру, була колыс' в Оксён'и корова, то пасок гныдого, пасок чбрного, пасок гныдбго, пасок чбрного»), Ластовка — «jaK сама чбрна, а чэрыво б'йлэ», Сорока — «jaK лат- кы, б'йлоббка, й б'йлэ по чбрному», Красул]а, Bbinmja — «jaK чырвона», Збр'ка — «на лббови мал'ён'ка латочка», Пырыв^а- зыста, Сваха — «jaK чырыз спыну и чырыз ббкы б'йлый пас, табы ручныком обв'азана», Жука — «jaK чбрна», Гныд^'а, Пыр'йн'а, Б'ёлка —«jaK б'йла»; кони: гныдый, лывый, мышоватый, буланый, гырышоватый («чырвона и по шырстыни б'йла, або чбрна и по шырстыни б'йла»), рубл'астый, пыр'йстый; собаки: Жучык, Жучка — «чорный», Мурза — «бы рудый», Бурык — «бы сывый», Лыска — «з лысынко]у», ПГ'арык — «ш'арый», Рабчык — «пыр'йстый», пуджарыстый, муровастый.

 

Индексы: УД, ОР.

IV. 1) а) сывый б) сывый в) с'йрый г) сывый

2)        а) т'маный б) рыжый в) рыжый

3)        а) т'маный б) гнидый

Лицо: pyMjaHbiH, рудый, бл'йдный; глаза: с'йри, кари; волосы: рыжый, русый; коровы: Kpac^ja — «чырвона», Пэрйста — «бйла чырвона», Лыса — «ус'а чырвона и голова лыса» Жука — «чбрна», Гн'ед^'а — «бы то т'бмночырвбна», Половца — «от сказаты бы нэ вэл'мы муцно бйла то половца», Збр'ка, Гн'ёд- ка, Пудласка — «jaK пахвы бйли, а спына чбрна»; кони: дэры- шоватый — «ани чырвоный, ани половый, такый бы рудый», половый, рубл'оватый, с'йрый — «ани сывый, ани чорный», гныдый, лысый; собаки: рудый — «одна шерстына чбрна, друга жб^та».

Индексы: УД, ОР.

V. 1) а) сывый б) сывый в) с'йрый г) сывый

2)        а) рыжый б) рыжый в) рыжый

3)        а) т'маный б) гныдый

Лицо: pyMjaHbifi, бл'йдный; глаза: с'йри, кари; в о л о- с ы: рыжый, рус]авый, бил]авый, чорщавый; коровы: Жука — «чбрна», Kpacynja — «чырвона», BbimHja — «муцно чырвона», Пэрйста — «чбрна латка, бйла латка», Полова— «ни к чбрну, ни к б'ёлу, жбyтyjy nofl66Hyjy», Гнид^а — «бы чырвона муцно, бы чбрна крохи»; кони: мышоватый, гэрышоватый, каштан, каш- тановатый, буланый, рыжый, пэрйстый, гнидый, с'йрый — «до б'ё- лого подб'ирает'ся», сывый — «будто т'маный сывый», лысый; собаки: Жук — «чорный», Рудык — «бы то сыва в joro шэрст', и такый вун je, как тйгра, такй хвал'ки идут», поджаристый — «звэрху рыжовата полоса, а пудо спудом — жбутый».

Индексы: УД, ОР.

VI. 1) а) сывый б) сывый     в) с'йрый г) сывый

2)        а) червбный б) рыжый в) рудый

3)        а) карычный б) гныдый

Лицо: румяный, бл'йдный; глаза: с'йри; волосы: рыжый, русый; коровы: гн'ида, полова, бура—«jak у мэнй вул бу^, то у н'ого полоса св'ётла, полоса т'омна, то joro звали бурый», голуба, голубка — «на красному бйлые латки», чмари , рыжи, руди; кони: гныдый, буланый, р'абый, чмарый; с о б а- к и: рудый, Шарик, Бурык; свиньи: жэрый, рабый.

Индексы: УД, ОР.

VII. 1) а) сывый         б) сывый        в) сывый г) сывый

            а) бронзовый б) рыжый в) рыжый

            а) бронзовый б) гнидый

Лицо: pyMjaHbift; глаза: кари; волосы: рыжый; к о- р о в ы: краси — «з латками», чбрнокраси, червбнокраси; кони: каштан — «чэрвбный», гнидый — «чэрвбный и чорный, тэмночэр- вбный», шпак — «бйлый з сывым», карый — «чорный», бурый — «жб^та мает'», буланый.

Индексы: УД, ОР

VIII. 1) а) сивый б) сивый    в) сирый г) сивый

2)        а) рудый б) рыжый в) рудый

3)        а) рудый б) гнидый

Лицо: pyMjaHbm, бронзовый; глаза: кари, ейри; в о л о- с ы: рыжый; коровы: руда, раба, полова, лыса, пэрйета; к о- н и: гнидый, карый, шпак — «сывый кин'», буланый, пэрйстый, рабый, каштан; собаки: Жук — «чорна», Сирко — «сыва», Шарик.

Индексы: УД, ОР.

IX. 1) а) сывый          б) сывый в) сывый г) сывый

2)        а) чырвоный б) рудый в) рудый

3)        а) кавовый б) крйсый

Лицо: pyMjaHbifi; волосы: рудый; коровы: краси — «червони», лыси, чолави — «жоУта и бйлэ лыцэ», ласи — «червбна, били nojacii Maj'e», багри — «чбрни», мйн'ка— «бйла», плэшкава — «бйла, жбути латкы Maje»; кони: каштаны; собаки: рудый.

Индексы: УД, ОР.

X. 1) а) сывый           б) сывый        в) сывый г) сывый

2)        а) тыглбвый б) рыжый в) рыжый

3)        а) кавбвый     б) чырвоный

Лицо: румяный; волосы: рыжый; коровы: таркати, таантыфона — «красни, nmjy вэлыку Majyr'»; со баки: рыжи, 1>укула}йсти; овцы: ла^йста — «чбрна», голуба — «сыва», ва- кишйста — «Maje паскы на лыцй», букула}йста — «на лыцй чбрна», бразэста — «лыцэ бйлэ».

Индексы: УД, ОР.

XI. 1) а) сывый          б) сывый        в) сйрый г) сывый

2)        а) бурачкбвый б) рудый      в) рудый

3)        а) кафбвый    б) чырвоный

Лицо: румяный; волосы: руз}авый, чырлэный; к о р о- в ы: флорйка — «капкы бйлого, капкы чбрного», Ружана — «цвиты Maje jaK ружа», Мйна, Мйн'ка — «бйла», Бал^а — «бйла», тар- ката (тарблиста), Tap6лja, Лыса, Билаща, Голубаща,'Жовтаща  , Приана — «сыва», Олачаща — «сыва корова з бйлыми паска- ми»  ; кон и: Дэрэш — «кин',ани чырлэный, ани сывый», Цыган — «чорный», Шымыл' — «бйлый», Фукс — «таркатый, бйлый з чырл 'ным».

Индексы: УД, ОР.

XII. 1) а) сывый б) сывый в) с'йрый г) сывый

2)        а) багровый г) рыжый в) рыжый

3)        а) бурый         б) чырвоный

Лицо: pyMjaHbm; волосы: бл'бндый; коровы: таркати, тароли — «били з чырвбным», цымэнтал'ни — «бйли», Бал^а, Ружана, Флорйка, Лыса, Малынка — «ни жо^ц'ава, ни чырвона TaKaja»; кони: буланый, фукс, чым'ёл'е — «ани бйлый, ани сывый», буби — «кин' чырвоный тэмный».

Индексы:. УД, ОР.

XIII. 1) а) сывый       б) сывый в) с'йрый г) сывый

2)        а) чырвоный б) рыжый в) рудый

3)        а) кафбвый б) гнидый

Лицо: pyMjaHbifi, бронзовый; глаза: кари, с'йри; в о л о- с ы: рыжый, pycjaBbifi; коровы: таркати, сымэнтал'ни — «и нэ бйли, и нэ жбути», Бал^а, Ружана, Флорйка, Kpac^ija — «чыр, вбна», Калынка — «тэмночырвбна», Tapoflja — «чырвона з бйлым»

Ласина, Мйн'ка; кони: булани, таркати, Гнидй, каштанови, буби, лыси, Цыган, Дэрэш, Лыс'ко, Чинил', Сура, Каштанка; с о- б а к и: Мур'ек, Цыган, Бббчик, Мушка, Тэркуш, Фйфи, Гарик, Лыс'ко; овцы: Малынка, Сывэн', Зйрка, Гал'ка, Чула; п т и- ц а: куры — .Русалка, Булаща, Малына, Жбутобр^ушка.

Индексы: УД, ОР.

XIV. 1) а) сывый 6) сывый  в) с'йрый г) сывый

2)        а) рыжый б) рыжый в) рудый

3)        а) рыщый б) гнидый

Лицо: рум^аный; глаза: кари, сйри; коровы: Балета, Ружана, Флорйка, Красна, Калынка, Tapoflja, Мйн'ка; кони: гнидый, фукс, шымыл', буланый, каштановый.

Ийдексы УД, ОР.

XV. 1) а) сирый        б) сывый        в) сирый г) сирый

2)        а) чырвбный, б) ршкий в) рудый

3)        а) кафовый б) гнидый

Лицо: румяный; глаза: кари; волосы: русый, рыжий; коровы: р^ба, полова, пэриста, мура, гнида; кони: буланый, гнидой, каштановый, рыжый.

 

6. СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ПОДСИСТЕМЫ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ.

ИХ СВЯЗЬ С ОБЩЕЙ ПОДСИСТЕМОЙ

Сопоставление индексов ширины дистрибуции и разветвлен- ности семантического поля цвета в разных говорах позволяет сделать следующие выводы:

1.         Каждая генетически родственная группа говоров характеризуется определенным соотношением ширины дистрибуции и разветвленности: все славянские говоры отличаются сильной разветвленностью при узкой дистрибуции, румынские — сильной разветвленностью при средней дистрибуции.

2.         При языковом контакте жесткое соотношение между уровнем разветвленности и шириной дистрибуции, свойственное данной группе родственных говоров, нарушается. До контакта со славянскими говорами говоры идиш, вероятно, характеризовались широкой дистрибуцией при неразветвленности. Это состояние сохранилось в говорах XXVIII и XXIX, находящихся вне сферы влияния славянских языков, и в говоре XXIII, испытывавшем это влияние. Остальные говоры идиш в той или иной мере сблизились со славянскими говорами: в говорах XXII и XXV узкая дистрибуция и разветвленность, в говоре XXIV — узкая дистрибуция и неразветвленность, в говорах XXVI и XXVII — средняя дистрибуция и разветвленность.

3.         Между шириной дистрибуции и разветвленностью существует, вероятно, обратно пропорциональная зависимость: при узкой дистрибуции наблюдается сильная разветвленность (славянские говоры), при широкой — неразветвленность (некоторые говоры идиш), при средней — разветвленность (албанский, гагаузский и другие говоры). Эта зависимость нарушается при языковом контакте, причем разветвленность оказывается более динамичным свойством, чем ширина дистрибуции (ср. среднюю дистрибуцию при сильной разветвленности в цыганских говорах), но и менее устойчивым (ср. узкую дистрибуцию при разветвленности в говорах идиш XXII и XXV и узкую дистрибуцию при неразвет- вленности — в говоре XXIV).

4.         Разветвленность является более изменчивой переменной, так как ее характер тесно связан с типом культуры носителей говора. Говоры городских жителей отличаются неразветвленностью (говоры идиш XXIII, XXVIII, XXIX), говоры сельских — разветвленностью и сильной разветвленностью (остальные говоры идиш, за исключением говора XXIV, где тип хозяйства городской). Ширина дистрибуции независима от типа культуры  .

5.         Разветвленность связана с типом культуры еще и в том отношении, что она проявляется только в тех специализированных подсистемах, которые развиты в связи с наличием соответствующей отрасли хозяйства. Наиболее яркий пример — сильная разветвленность цыганских говоров в области коневодства и отсутствие специфической лексики в других подсистемах. В славянских говорах Полесья имеются особые слова для обозначения масти свиней в связи с развитием свиноводства, но отсутствует терминология овцеводства. Противоположное явление наблюдается в славянских говорах Закарпатья, где овцеводство играет в хозяйстве первостепенную роль.

 

7. О ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ В СЕМАНТИЧЕСКИХ ПЕРЕХОДАХ

Генетически родственные говоры, несмотря на географическую удаленность друг от друга, обнаруживают тенденцию к сохранению одного и того же типа плана содержания. Так обстоит со славянскими и румынскими говорами. Только интенсивное воздействие окружающих языков с несколько иным построением плана содержания может способствовать изменению первоначального типа. Это видно на примере говоров идиш XXIV и XXV. Тем не менее тенденция к сохранению типа плана содержания заметна и здесь — все остальные говоры идиш обнаруживают общие черты их первоначального типа.

При чрезвычайной устойчивости структуры плана содержания план выражения оказывается очень подвижным. Украинский и сербохорватский говоры, типологически эквивалентные друг

ДРУГУ, различаются однако лексемами, заполняющими типологическую рещетку. Таким образом, одни и те же лексемы в разных говорах связаны с различными точками плана содержания.

Возникает задача определения закономерностей семантического развития одной и той же лексемы в группе генетически родственных говоров, территориально удаленных друг от друга. Разрешение этой задачи должно проводиться в три этапа: 1) выделение списка лексем, изменяющих свои значения; 2) классификация полученного материала; 3) интерпретация материала.

Следует заметить, что цветообозначения как группа лексики отличаются особым непостоянством и расплывчатостью значений, что заставляет составителей этимологических словарей отказываться от поисков закономерностей изменения значений этих слов. Обычно считают, что здесь «все переходит во все». Этот факт заставляет с большой осторожностью делать выводы по имеющемуся у нас материалу. Кроме того, по этой причине целесообразно ограничиться лишь кругом одной группы говоров, привлекая остальные лишь как типологические параллели. Поскольку славянский материал представлен в нашей работе шире, чем материал остальных языков, изберем его в качестве основного.

Выделим сильные и слабые звенья системы цветообозначений. Сильными назовем звенья, сохраняющиеся по всей славянской территории, слабыми — обнаруживающие в разных говорах замены другими лексемами. Общеславянскими лексемами, не изменяющими своих значений, являются названия белого, черного, желтого и зеленого цветов  .

Слабыми звеньями являются названия оттенков вышеперечисленных цветов, а также названия серого, голубого, синего, красного, фиолетового и коричневого цветов и их оттенков. В этой обширной зоне слабых звеньев системы цветообозначений происходят семантические изменения соответствующих лексем. Таким образом, дивергенция славянских говоров заранее ограничена наличием сильных звеньев системы и семантические переходы становятся возможными лишь в определенной зоне слабых звеньев. Можно попытаться определить те основные пути в плане содержания, которые проходят лексемы при семантических изменениях. Движение лексем по этим путям происходит в обоих направлениях. Поэтому, зная конечную точку семантического изменения лексемы и пути ее движения к этой точке, можно восстановить весь ход ее семантического развития  .

Семантические изменения как результат потери или прибавления одного семантического компонента

При составлении типологической таблицы мы исходили из понимания цветообозначений как системы, построенной на принципе сочетания семи основных компонентов. Анализ путей семантических изменений цветообозначений подтверждает правомерность такого подхода. Ряд семантических изменений происходит как потеря цветообозначением одного из компонентов значения. Оставшийся компонент и составляет новое значение лексемы. Сюда отнесем тот случай, когда лексема со значением «коричневый» (т. е. красный -j- серый) приобретает значение «серый»:

укр. рудый 'коричневый 5 (VIII) — рудый 'загорелый 5 (IV, V) — рудый 'серый ' (о полотне) (I—VI)  ;

укр. гныдый — 'коричневый ' (I) — гныдый 'загорелый 5 (тот же говор);

рум. murg 'гнедой 5 (о коне) (пункты 72, 182, 192, 605, 728, 928 и др.) —murg 'серый' (о коне) (пункты 84, 414, 574, 886 и

ДР.)  ;

рум. вйныта 'фиолетово-коричневый 5 (говоры XVIII, XIX, XXI) — вйныта 'серый ' (о корове) (говор XX).

Потеря компонента произошла и в следующих случаях:

укр. б&грый 'темно-красный ' (о корове) (VII) — багрый 'черный ' (о корове) (IX);

рум. roib 'гнедой 5 (о коне) (пункты 64, 130, 791, 876 и др.) — roib 'серый' (о коне) (пункт 723)  ;

рум. castaniu 'каштановый 5 (общерум.) — castaniu 'серый 5 (о коне) (пункт 899)  .

Семантическое изменение может идти и в противоположном направлении — путем приобретения лексемой еще одного компонента значения:

укр. т'маный 'сероватый 5 (III) — т'маный 'коричневый > (т. е. красный + серый) (IV и V);

рум. mgroiu, negru 'серый 5 (о коне) (пункты 105, 284) — neg- roiu, negru 'гнедой 5 (о коне) (пункты 310, 316)  ;

сербохорв. mure 'серый5 (о коне) (пункт 991) — mire, тге 'гнедой 5 (о кЪне) (пункты 36, 37, 47)  ;

турецк. g'oK 'серый > (о коне) — g'oK 'гнедой5 (о коне)  ; джагатайск. boz 'серый 5 — boz 'гнедой 5 (о коне)  . Механизм приобретения лексемами новых семантических компонентов может быть удовлетворительным образом объяснен как результат действия принципа экономии. В говоре I, где т'ма- ный известен только в значении «сероватый», «темноватый» информант уточнил значение слова «бурачковый» следующим образом: это краснот'мэно)е maneje. В результате многократного повторения подобного рода сложных слов один из его компонентов мог быть утрачен, а оставшийся принимал значение прежнего сложного слова. Таким образом осуществлялись следующие семантические переходы:

польск. blady 'бледный5 (общепольское) —blady 'розовый5 (в районе г. Лович) — очевидно как сокращение из bladoczerwo- пу ;

польск. jasny 'светлый 5 (общепольск.) — jasny 'голубой 5 (Ве- ликополыпа, Мазовия, Силезия) — из сокращения jasnomodry  ; укр. ]йсный 'светлый5 (общеукр.) — ]асний 'голубой 5 (X); польск. swiatly 'светлый5 (общепольск.) —swiatly 'голубой5 (Силезия)  ;

польск. bialawy, bialasy 'беловатый5 (общепольск.) bialawy, bialasy 'голубой5 (на границе Польши и Чехословакии)  .

 

Вероятно, подобным же образом возникло и румынское albastru 'синий 5 из alb 'белый >. Процесс этого перехода уже полностью окончен, о чем свидетельствует широкое употребление конструкции alb albastru (XIX) 'голубой цвет, очень яркий 5 (дословно, по внутренней форме^ — 'белый — беловатый5).

 

Смежность беловатых, сероватых и сизоватых оттенков в реальном мире приводит к чрезвычайной легкости семантических переходов между названиями этих цветов. К этой группе переходов можно отнести помимо уже перечисленных следующие:

польск. siwy 'серый5 (общепольск.) — siwy 'синий5 (Мало- польша);

рум. sarg 'желтоватый' (о коне) —sergocoi 'серый 5 (о коне) (пункт 316)  ;

татарск. кйк 'синий', 'зеленый ' — кйк 'желтовато-серый ' (о лошади)  ;

рум. сур 'серый5 болг. сур. 'белый' (о коне) (XXX) ; словенск. siny 'синий' — — siniasty 'серый'41; сербохорв. modar 'синий' —рум. modur 'серый' (о коне) (нункт 2)  ;

сербохорв. sinji 'синий' — sinjast, sinjav 'пепельно-серый' (о сукне)  ;

укр. голубый 'синий' (IX—XIII)-—рум. hulub 'серый' .

 

Все указанные выше примеры можно объяснить как результат утери или приобретения нового семантического компоненту. Трудность восстановления пути семантического развития заключается в данном случае в исчезновении промежуточного звена. Разумеется, переход «синего» в «серый» происходил потому, что первоначальное название обозначало не только чисто синие, но и нейтральные синевато-серые тона. Всегда при семантическом переходе необходимо отыскать то промежуточное звено, в котором присутствуют оба семантических компонента, помогающих объяснить путь семантического измененияЗБ.

 

Многочисленны факты механического присоединения нового семантического компонента при сохранении прежнего. Эти примеры не требуют разъяснений:

словенск. zari 'ярко-красный»  — укр. жйрый 'яркокрасный 5 (с. Шиловцы Новоселицкого района Черновицкой обл.)  — жёрый (о свиньях) 'свиньи в полоску — черную и коричневую вдоль хребта 5 (I, VI)  ;

укр. рудый 'рыжий ' (общеукр.) — рудый 'тигровой масти > (о котах, собаках) (IV, V);

польск, murdzus, murziasty 'корова темной масти 3 39; укр, муругый 'темно-серый 3 (о корове)   — боят.мурга 'вороной   (о коне) (XXX) — укр. муругый 'полосатый   (о животном) (XV)

укр. красый 'красный  (о корове) (IV, V, IX) — красый 'пестрый ' (о корове) (VII).

 

Семантические изменения, не входящие в вышеперечисленные схемы

 

Мы перечислили все основные пути изменения значений названий цвета. Сейчас попытаемся найти объяснение некоторым раритетам, представляющим, однако, несомненный интерес. Рассмотрим следующий случай:

 

Лексема голубый имеет обычно значения «синий», «голубой». Однако в специализированных подсистемах ряда говоров она употребляется в иных значениях:

1)        голуба (о корове) 'серая 3 42;

2)        голуба (об овце) 'серая 3 (X);

3)        голуба (о корове) 'белая 3 43;

4)        голуба (о корове) 'красная с белыми пятнами3 (VI). Первые три употребления лексемы голубый объясняются очень просто как потеря одного из семантических компонентов — «голубовато-серый» —у «серый», «светлый + синий» «белый». Сюда примыкают и те случаи, когда лексемы «зелен» и «син» употребляются в значении «серый» (о конях, овцах)  .

 

Четвертое употребление лексемы голубый не вмещается ни в одну из вышеописанных схем семантических изменений. Тем не минее это употребление не кажется при серьезном разборе вопроса удивительным. Вспомним, что система цветообозначений каждого говора состоит из ряда подсистем: общей и нескольких специализированных, терминологических. Подсистемы относительно независимы и замкнуты. Это и делает возможным использование любой лексемы общей подсистемы в другом значении в рамках специализированной подсистемы. Входя в специализированную подсистему, лексема оказывается под влиянием новых факторов. При четкой дифференциации мастей коров в говоре VI красная

 

Корова оказывается общим названием, слово краснопедтрая неприемлемо в силу принципа экономии, поэтому и открывается возможность слову общей подсистемы голуба]а занять пустую клетку в специализированной подсистеме. Несколько необычное значение лексемы голуба]а в специализированной подсистеме объясняется самой природой специализированных подсистем. Каждая специализированная подсистема цветообозначений наименований мастей животных состоит из двух слоев слов: прилагательных цвета — имен нарицательных и соответствующих им существительных — кличек животных по масти, имен собственных. Клички животных обычно образуются от названий мастей. Эта тенденция настолько последовательна, что даже родовое название собаки в славянских языках ръзъ возводят к корню pbstn, т. е. «пестрый» 45. Клички животных как имена собственные не имеют предметного значения, они не значат, а называют. Поэтому столь част отрыв смысла кличек животных от смысла соответствующих им цветообозначений. В обследованных нами румынских говорах Буковины Ружана обозначает либо красную корову, либо красную корову с белыми пятнами и ассоциируется со словом ружа сроза>, Флор]ана обозначает красную корову с белыми пятнами и связывается со словом флора 'цветы>. В молдавском говоре XXI произошло переосмысление: Флор]ана — это корова, родившаяся либо на троицу (ла флбри), либо в среду, либо в пятницу. Примерно такое же развитие претерпела лексема Флор]йна в румынских говорах Олтении, где она означает корову, родившуюся в троицын день (наскута ла флори). В этих же говорах Ружана обозначает корову, родившуюся в вербную неделю (наскута ла русулй) 4б.

 

Можно предположить, что подобный же путь прошла и лексема голуба. В говоре III засвидетельствована лексема голубка — кличка любой красивой коровы. Эта же лексема отмечена нами и в говоре VI со значением «краснопестрая корова». Вполне вероятно, что носители данного говора считали краснопестрых коров наиболее красивыми и перенесли на них кличку голубка. Впоследствии под влиянием этой клички прилагательное общей подсистемы голубйй стало ассоциироваться с краснопестрой мастью коров и приобрело новое значение в рамках специализированной подсистемы 47.

 

Конкретные пути приобретения словами общей подсистемы новых значений могли варьироваться, но весьма важен основной принцип: лексема приобрела «необычное» значение потому, что переходила в специализированную подсистему, где само распределение элементов диктовало изменение значения.

 

Внимательное изучение всех случаев наличия у одной лексе- мы-цветообозначения двух несовместимых цветовых значений приводит к выводу, что сосуществование этих значений является возможным только из-за их принадлежности к разным подсистемам — общей и специализированной. Изолированность этих подсистем относительно друг друга, а также своеобразная организация каждой из них способствуют психологически нечувствительному для носителей говора одновременному сосуществованию двух разных значений у одной лексемы.

 

Из семантических изменений, выходящих за пределы поля цвета, отметим три наиболее показательных:

1.         Название породы — название цвета: укр. сымэнтал'ска корова 'порода коров, вывезенных из Симменталя» (Швейцария) — укр. сымэнтал'на 'желтоватая корова5 (XI—XV) — рум. цы- менталэ 'желтоватая корова1 (XVIII—XX); польск. rasowy byk 'племенной бык 5 — укр. расовый бык 'бык красной масти 5 (IV, V); рум. svaifaru 'швейцарский5 — рум. svait, svaifaru 'пестрый1 (о коне).

2.         Цвет поверхности предмета (животного) — иное свойство поверхности предмета (животного): сербохорв. rud 'красноватый 5 — rudast 'густой 5 'кудрявый 5 (о шерсти овец); укр. рунистый 'курчавый 5 (о шерсти) (I, III и др.) — укр. рунистый 'зеленый 5 (о жите) (VI).

3.         Название цвета — название политической принадлежности: укр. красный 'красный 5 (VI) —укр. красный 'советский5 (VI); укр. советский 'советский 5 (I) — укр. советский 'яркокрасный 5 (о полотне) (I).

 

Слово в первоначальном значении представляет собой единство лексемы А и семемы Bx, слово в изменившемся значении — единство лексемы А и семемы В2. Изменение значения происходит как установление связи между лексемой А и семемой В2. Если обе семемы Вх и В2 принадлежат к семантическому полю цвета, то они могут связываться с одной и той же лексемой при наличии у них хотя бы одного общего семантического компонента. Семантическое изменение происходит либо путем прибавления к семеме Вх семантического компонента (В2 — Вх), либо путем утери семемой Вх семантического компонента (Вг — Ва). Оба цветовых значения — и прежнее, и новое — могут сохраняться в смысловой структуре слова (А Вх В2) при том условии, что одно из значений относится к общей подсистеме цветообозначений, а второе — к одной из специализированных подсистем.

 

Любое семантическое изменение происходит в результате некоторого опосредствованного, прошедшего через человеческое сознание, сближения соответствующих семемам Вх и В2 предметов или свойств действительности. Если обе семемы принадлежат к одному и тому же семантическому полю, изменение обязательно произойдет путем прибавления или потери семантического компонента, так как семемы семантического поля связаны между собой общими семантическими компонентами. Эта закономерность недействительна в том случае, когда семемы Вх и В2 относятся к разным семантическим полям. Семемы Вх и В2 не имеют при этом общих семантических компонентов, поэтому семантическое изменение приводит к установлению новых связей между двумя семантическими полями. Если связь двух семем, принадлежащих к разным семантическим полям, оказывается универсальной для многих языков, то можно говорить о семантической закономерности. Таковы пары семем «зеленый» — «молодой», «белый» — «хороший», «черный» — «плохой».

 

Системная организация семантического поля накладывает ограничения на свободу семантических переходов. Когда семема В2 уже связана с какой-то лексемой А2, семантическому переходу Вх — В2 через лексему Аг ставится препятствие в виде слова А2В2.

 

В пункте 928, например, обе лексемы murg и roib оказались синонимами, поскольку клетка «серый» оказалась занятой. В пунктах 414, 886, 723 эти-лексемы связаны с разными семемами, так как обе клетки оказались свободны. Один семантический сдвиг может вызвать «цепную реакцию» сдвигов в семантическом поле. В пункте 899 лексема murg заняла клетку «темно-красный», а в пустую клетку — «серый» — попала лексема castaniu, первоначальное значение которой — «каштановый». Семантические изменения, как и фонологические, происходят путем заполнения пустых клеток системы. В пункте 192 лексема murg связана с семемой «серый», а пустая клетка — семема «темно-красный» — была заполнена заимствованием из венгерского языка — лексемой veres. В пункте 872 в незаполненную клетку «серый» устремилась лексема deres. При занятии ею этой клетки осуществился семантический переход «пестрый» — «серый».

 

Вопрос о закономерностях семантических изменений пред ставляет особый интерес для типологии семантики. Изучение nj- тей семантического развития может в ряде случаев послужить основой для построения в целях типологии семантики моделей — эталонов семантических микрополей  . Однако мы здесь не идем по этому пути, так как в рамках нашего семантического поля мо дель — эталон была получена более легким способом. Тем не менее полученный нами материал о закономерностях семантических изменений может быть использован и для построения типологии семантики на иных основах.

 

 

 

К содержанию книги: ПОЛЕСЬЕ. ЛИНГВИСТИКА. АРХЕОЛОГИЯ. ТОПОНИМИКА

 

 Смотрите также:

 

Деревни, сёла, пустоши. Заброшенные городища средневековой...

(Сравн. «село земли» —освоенный комплекс земельных угодий па Севере Новгородской земли).
Разница в названиях сразу же была забыта, лишь только состоялось включение...

 

Деревни, сёла, пустоши. Заброшенные городища средневековой...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Оброк. Налог возник в 1723 году в качестве...

...независимо от количества и качества земельных угодий, сбор этот, предназначавшийся на
В 1810 и 1812 гг. налог был возвышен и, под названием О. подати, стал взиматься в размере...