ПОЛЕСЬЕ

 

 

М. И. Лекомцева, С. М. Толстая - ФОНОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ПОЛЕССКИМ ДИАЛЕКТАМ

 

 

 

1. Предлагаемая работа не претендует на исчерпывающее описание фонологии диалектов Белорусского Полесья, она ограничивается лишь указанием на некоторые явления или фрагменты фонологических систем, заслуживающие внимания с типологической точки зрения.

 

Полесье привлекательно, во-первых, как специфически организованный диалектный комплекс, развивший максимум логических возможностей исходной системы, причем современные диалекты Полесья находятся в разном отношении к этой исходной системе, отстоят от нее на разном расстоянии и отмечены различными структурными инновациями. Го-вторых, Полесье дает представление об особенностях функционирования диалектов в условиях, которые в настоящее время следует признать достаточно архаическими, если учесть интенсивный процесс нивелировки современных диалектов.

 

Включение диалектного материала в типологические исследования, несомненно давно назревшее, сталкивается, однако, с некоторыми методологическими трудностями, связанными, в частности, с характером диалектной нормы и с необходимостью реконструирования диалектной системы из множества идиолектных систем.

 

Наблюдения над языковой ситуацией в Полесье не подтверждают того весьма распространенного мнения, что диалект лишен, в противоположность литературному языку, нормы и стилевой дифференциации. Поскольку диалект как средство общения функционирует в условиях междиалектной интерференции и в определенном соотношении сосуществует с литературным языком (в данном случае — с белорусским и русским), постольку диалектная норма становится необходимым фактором, соблюдающим внутреннее единство и относительную устойчивость диалекта и регулирующим его отношения с другими языковыми системами. Диалектная норма проявляется не в том, что некоторые элементы рассматриваются как запрещенные, а в том, что они осознаются как принадлежащие иной системе (соседнего диалекта или литературного языка), причем такое разграничение вполне отчетливо в сознании говорящих на диалекте.

 

Для диалектной нормы вообще характерна малая категоричность и малая стабильность, с чем несомненно связано и большее расхождение идиолектных норм. Степень этого расхождения и категоричность нормы, кроме того, зависит от различной проницаемости разных уровней языка для инородных элементов. Что касается произносительных норм, то они допускают значительную вариативность относительно фонетической шкалы, например, в диалекте Лк.: кот — кут — куит — кут 'кот 5 или п'еч' — пёч' — п'йеч' 'печь в диалекте Ом.: урызал, урэзал, р'ёзал'и, р'ё- зал'и, р'йжэ, р'йежэ; причем такие параллели не всегда могут быть возведены к фонетике соседних диалектов. Во многих случаях фонетические варианты лексикализованы, например, взрывное г в словах: газ, газнйк, саган, г(в)бзди, гёнсор, гарнэц, геркотыты, иногда также нога, черга, швйгер или аканье на фоне сплошного оканья: асйна, харошб.

 

Понятие стиля в применении к диалекту может быть конкретизировано ссылкой на тот факт, что говорящие на диалекте, как правило, не смешивают элементы фольклорного и бытового языков (ср. разговорной форме канака соответствует в фольклоре уутоу- ка: сплына-je уутоука по Дунй]'у — из свадебной песни, Хр.), представляющих довольно близкий аналог книжному и разговорному стилям литературного языка. Разговорный стиль диалекта, кроме того, располагает некоторым активным запасом архаических параллелей к современным элементам (прежде всего лексическим). Язык же фольклора, обслуживающий целый комплекс диалектов и выполняющий, таким образом, роль междиалектного (или наддиалектного) «литературного» образования, может быть сопоставлен с некоторыми литературными языками, общими для целого культурно-исторического комплекса (латынь, церковнославянский и т. п.).

 

2. В Полесье мы встречаемся с тем известным фактом, что фонологическое разнообразие диалектной области обеспечивается прежде всего за счет разнообразия вокалических систем.

тогда как консонантизм оказывается достаточно стабильным. Однако в области вокализма диалектные различия не сводятся к инвентарным й даже к дистрибутивным (в элементарном смысле сочетаемости фонем) различиям, а ощутимы лишь, если оставаться в пределах синхронных отношений, на уровне 1) вокалической структуры целого слова, 2) лексической (или словарной) мощности отдельных элементов фонологической системы .

Вокалический инвентарь насчитывает от пяти до семи членов. Суммарная система полученная объединением элементов, входящих в различные позиционные подсистемы разных диалектов, включает следующие звуковые типы:

и ы у у ие ыэ уо уо уи § 6

е о а

Фонетическая реализация этих элементов отличается значительной вариативностью даже в пределах одного говора:

ё, о — закрытые напряженные гласные, занимают область от среднего подъема почти до верхнего, иногда слабо дифтонги- зируясь и выделяя элементы верхнего подъема в начале и в конце произнесения;

е, о — открытые ненапряженные гласные; варианты их располагаются по подъему от среднего до нижнего;

а — варианты а располагаются по нижнему подъему от переднего до заднего ряда;

и, ы — имеют сближающиеся между собой варианты; у — передний лабиализованный гласный верхнего подъема (о в международной фонетической транскрипции); ие, ыэ, уо, уо, уи — дифтонги  .

 

Фонологический состав вокализма определяется с учетом, во- первых, того, что дифтонги и напряженные гласные фонологически не противопоставлены, а находятся в отношении либо свободного варьирования, либо дополнительного распределения, во- вторых, с учетом фонологического статуса и и ы. По сравнению с привычной постановкой вопроса об этих фонемах, в данном случае дело облегчается одним дополнительным обстоятельством, свидетельствующим в пользу отнесения различий между ними к палатальности — непалатальности предшествующего согласного: ыиине свободны по отношению к открытости слога и ударению, и стремится ограничиться ударными позициями и — еще более последовательно — закрытым ударным слогом (хлиу — хлыва), то же распределение палатальности наблюдается и в других парах, где отношение независимого (согласный) и зависимого (гласный) члена кажется бесспорным (ж 'аба — жабами). Таким образцом, обязательные элементы фонологической системы: а — о —у — е — и, которыми в большинстве диалектов ограничивается вокалический фонемный инвентарь; дополнительные элементы, присущие меньшему числу диалектов:

б, ё, уо, иё,

к которым можно свести все многообразие напряженных гласных и дифтонгов, приведенных выше.

 

3. Наиболее регулярные позиционные ограничения в области вокализма связаны в полесских диалектах с тремя признаками: 1) с ударением, 2) с лабиальностью предшествующего согласного, 3) с палатальностью предшествующего согласного, причем эти признаки действуют как изолированно, так и в сочетании друг с другом. Рассмотрим их последовательно (применительно к диалектам с 5-членной системой вокализма).

1)У дарение. Безударный (в некоторых случаях только предударный) вокализм противопоставлен в большинстве полесских диалектов, причем как акающих, так и окающих, ударному вокализму по ряду признаков, редуцирующих безударную систему на один или два элемента сравнительно с ударной. Этими подверженными редукции элементами являются чаще всего гласные среднего подъема о же, устраняемые в безударных позициях в пользу гласных крайних (верхнего и нижнего) подъемов, так что наиболее типичны такие соотношения:

I. Ударн. Безударн. II. Ударн. Безударн. III. Ударн. Безударн. а \         а            а          а          а

о / а     оч        о          о

У У     У/        У         У         У

ее        ее        е\

ы ы      ы         ы         ыу

Кроме этих трех безусловно доминирующих типов в полесских диалектах представлены, однако значительно реже и обычно непоследовательно, противоположные системы, в которых элиминируются гласные верхнего или нижнего подъема в пользу средних гласных:

IV. Ударн. Безударн. V. Ударн. Безударн. VI. Ударн. Безударн.

а\         а          а          а          а

> 0

О /       04        о          о

У         У         У/ °     У         У

ее        со        о\

> е

ы         ы         ы         ы         и /

 

Схема I, как видим, соответствует простейшему механизму аканья. Полесское аканье, распространенное в сравнительно небольшой зоне по обе стороны от Припяти, само по себе не нуждается в особой трактовке, отличной от известных трактовок этого явления, однако проблема аканья требует обращения к другим сходным явлениям безударного вокализма, и в этом отношении полесские диалекты представляют весьма благоприятный материал.

Схема IV отражает явление, обратное аканью и развивающееся на стыке акающих и окающих диалектов, вероятно, как гиперизм оканья, воспринятого акающими диалектами.

Многочисленные примеры замены этимологического а через о (т. е. нейтрализации среднего и нижнего подъемов) в предударном и заударном положении дает диалект с. Конотоп (Кн.) близ Наров- ли: спос 'ибо, ноч }ау, дола, спола, кожу, Нотаига, накожу, зов ^идо- вал J и, зопол 'йл 'и, нозад, но рук 'и 'на руки н 'икок 'их, н 'ухот \ ]ёхот плакот \ слухо]т 'е, по]йхола, сахор, пр 'йкозк 'и и т. д.

Окающие диалекты Полесья лишь в редких случаях воплощают элементарный тип оканья, не налагающий ограничений на состав безударного вокализма сравнительно с ударным. Как правило, безударный вокализм окающих диалектов испытывает весьма сильные ограничения, сопоставимые с аканьем (если понимать его в широком смысле — как некоторый общий принцип организации вокализма). В первую очередь следует отметить так называемое у к а н ь е, т. е. устранение в безударном положении о в пользу у (нейтрализация верхнего и среднего подъемов, тогда как при аканье — нижнего и среднего). Уканье в его максимальном объеме (сильное уканье) характеризует все безударные позиции за исключением конечного (открытого) слога. Ниже приводится материал диалекта Св. с сильным уканьем: сул 'оно, бул 'ёзна, буруда,на^путпулку, пулутпнб, пулувына, /ауудн }йк, хвущна, пу^д'ё- рыву, ур 'йхи 'орехи \ увад 'овод руббтпа, пудлбуа, ву/на, пуд снупамы, уус }ана 'овсяная \ уулува, хурбшууо, рузуувбр, вурут- нйк, зузул 'а, ублйва, саму Л от, вузэлы 'возили \ бу/ёлыс 'а 'боялись пурус >е 'поросенок пурус 'л }ё, бууато, буб }ё, 'бобы рустэ 'растет уулуб ¥/ 'голубой кура 'кора \ сту/ёлы 'стояли прэмурузок, на^м 'адувцж т. д. Слабые варианты уканья ограничиваются предударными слогами, из них в большей степени подвержены уканью позиции после губных согласных, затем — после задненёбных и в меньшей степени — после остальных согласных и в абсолютном начале.

 

Цифры обозначают степень обязательности уканья в данной позиции от высшей (1) до низшей (7), при этом все семь позиций реализуются только в случае сильного уканья, слабые же варианты уканья могут затрагивать либо 1—4, либо 1,2, либо 1 позиции. Распространенность разных типов уканья в полесских диалектах находится в обратной зависимости от силы, т. е. чаще всего встречается слабое уканье, затрагивающее лишь предударные позиции после губных. Внутри одного диалекта сила уканья может колебаться от идиолекта к идиолекту и даже иногда может быть непостоянной у одного и того же лица.

 

Среди приведенных выше схем вокализма V схема обратна схеме II, подобно тому как связаны I с IV и Ш с VI схемы. В действительности, однако, не известны диалекты, которые последовательно воплощали бы тип V, но спорадически такого рода нейтрализация (верхнего и среднего подъема) в безударном положении встречается, ср. крошына (Св ,),чоуун (Лк.), кокоруза (Ол.), на ^постах 'на кустах' (Лк.), радоуа (Лк.), на^соду 'на суду 5 (Кн.), росйлка (Сп.), мотн >а 'обман ' (Сп.), бо]'ашник 'буяшник, куст ягод, называемых буяками 5 (Дк.), уромньщ 'и (Зд.), подбу 'пудов ' (Зд.), томан (Ор.), Совброу (Ор.), Копалэ 'Купалы > (Ор.), кокушка (Рд.), бодынок (Лк.), мошчыны 'мужчины ' (Лк.), конйца 'куница ' (Лк.), шчоры (Си.), чожй]э 'чужие 3 (Ор.), кроуав 'ина (Гл.), орожй] 'урожай' (Зс.), кол^турнще (Кн.).

 

Аналогично организована подсистема нелабиализованных безударных гласных (к, е), которые также могут 1) различать верхний и средний подъем в одних диалектах, 2) нейтрализовать их в пользу верхнего — в других и 3) в пользу нижнего — в третьих. В последних двух типах неразличения, как и в сфере лабиализованных гласных, играет роль положение безударного слога относительно ударного, однако здесь имеет место противоположная зависимость: заударные слоги в большей степени, чем предударные, подвержены нейтрализации, тогда как в случае лабиализованных гласных — наоборот. Второй тип (схема III) иллюстрируется материалом диалекта Сп.: сылб, бырй, дэрывом, ныма, умыр- ла, лыжытвыдрб, двынасатжэрыб 'ja, тгтпэр, шыптпун, нычбуы и т. д. Третий тип (схема VI) представлен в диалекте Ол. и Св.: сыд^йтэ (инф.), кбсэ (им. мн.), бурудатэ (им. мн.), рузмбтэвала, зробэлэ, покэнулэ, поставэу, ббртнэк, купэна, сэрота, вымэтэ, возэмо, ходылэ, зэмб/у, збэвалэ,купл 'алэ, звэча/но, вэбрэскывало, пос- тавэлэ, вэпэсал, вушэ 'уши шла 'пила розвэвалас 'а, повэубрыва- ло, прэдэрй]уца, мэну/е, спэвалэ, запэсалэ, прыхбдэлэ, покрэвэлэс 'а 'покривились сэджу 'сижу \ лэтвэн 'литвин уулэца 'улица эуул >ха 'иволга Вообще генерализация среднего подъема за счет верхнего (или нижнего) в безударных позициях носит, видимо, не самостоятельный характер, а подчинена сходным явлениям ударенного вокализма, о чем будет сказано дальше.

 

В целом роль признака ударения в полесских диалектах может быть охарактеризована тем, что он упорядочивает распределёниё подъемов гласного между ударной и безударной позицией так, что средний подъем устраняется из безударных позиций, а крайние (верхний и нижний), наоборот, утверждаются в нял. При этом полесским диалектам чужды ассимилятивные или де. оьмилятив- ные отношения ударных и безударных гласных.

 

2) Лабиальность. Этот признак согласного активно воздействует, во-первых, на лабиальные гласные, повышая их подъем, во-вторых, на высокие гласные, сообщая им лабиальность, т. е. после лабиального

 

О стимулирующем воздействии лабиальности предшествующего согласного на уканье говорилось выше; здесь же будет отмечено второе явление, свойственное диалектам Восточного Полесья (к востоку от линии Горынь — Лань), — запрещение сочетаний лабиализованного согласного с нелабиализованным гласным верхнего подъема независимо от ударения. Ср. материал Гц. и Бд.: худобу (им. мн.), бабу (им. мн.), муло 'мыло ', урибу (им. мн.), ву/дут, привукну 'привыкну ' и т. д. Преимущественно с лабиализацией предшествующего согласного связана и нейтрализация в безударном положении подъемов (нижнего и среднего) у нелабиализованных гласных а и е: валос ', проман 'ау, варстбу 'вёрст5, памашает^е, у ^ пат'ох 'впятером', побас >ёдоват\ с 'eeapnojy, сварнул, барбза, вал 'йка, пудман '«то, май ¥, паск 'ц, Прйпат ', барут ', варх 'и, мат >ёл 'ица, паравас 'блка, памаш 'ён 'uje, вачэр- нйца, мадвэдица, прыпакй)'е, базрука 'безрукая ', сарад 'йна, nyj- дам, запрашй]'ет, кучар, помоуам 'поможем ', крас 5jau 'е 'крестьяне ', пастап 7ёнъ, ураха 'греха ' род . ед., коран ', зарновым, на- важно, вэрас, саб 'е и т. д.

 

3) Палатальность. Признак палатальности предшествующего согласного в полесских диалектах в малой степени участвует в формировании безударного вокализма и не накладывает существенных ограничений на его состав, если не считать яканья и еканья некоторых диалектов восточного Полесья. В ударной же позиции после палатального и / во многих диалектах регулярно нейтрализуется противопоставление а и е в пользу е 4: /ёуоды, ч 'ее 'час ', ]ёлова, т 7ёунут, д 'еуч >ёта, св 'ёто, п/ётница, поправ- л 'ётыс 'а, пэрэв/ёзу/еш, за/еждж 'ejym, n/ёты, конопл 'ёны, заул 'е- ду/ем, сымн ¥ (им. ед.), бо/ёлыс 'а, /ёчны, в/ёжа 'вяжет', /ёблоко, уз }ёу 'взял ', /ёт 'ол 'дятел ', уор 'ёчы, скл 7ёнка, бл 'ёшка, подр 'ёд, з 'ет ', дэрэул 'ёна, вс }ёкы, /ёсын ' 'ясень ', ур >ёдка, щёны (Ол. Ор.);

так что соотношение ударной и безударной позиции (jeyoda — jayodu 'йк, jecuu — ]асэнэна) передается тем же распределением подъемов (средний — нижний), что и в безударном вокализме после твердых согласных.

 

4.         Системы вокализма, содержащие более пяти членов, отличаются от пятичленных только составом ударного вокализма, тогда как в безударном положении дополнительное противопоставление по напряженности в серии средних гласных (о, е — б, ё, или уо, ие) нейтрализуется, устраняется в пользу ненапряженных (resp. недифтонгизированных) гласных. Ср. соотношение ударного и безударного вокализма в диалектах центрального Полесья Гр., Ом. и Хр.:

Под ударением В безударном положении

и у       и у

ё, ие о,уо

е о       е о

а          а

 

5.         Наиболее яркие диалектные различия на территории Полесья относятся к фактам диахронической фонологии. Именно в диахроническом плане они получают наиболее адэкватную и экономную интерпретацию, тогда как при строгом синхронном описании они могут остаться незамеченными. Речь идет о фонологических процессах, очевидно самых младших в истории отдельных диалектов или групп диалектов, приведших к их существенному расхождению относительно диахронической оси, но не нарушивших грубых парадигматических и синтагматических характеристик фонологических систем этих диалектов. К этим процессам принадлежат переход е ->-а, переход ы - -е, а также различная рефлексация правосточнославянского о в новых закрытых слогах (о, i, ы, у, уо, уи), различная рефлексация *ё и т. п. На первый взгляд, рефлексы таких явлений на синхронном уровне ощутимы лишь при количественных оценках объема или мощности отдельных элементов системы или при формулировании правил фонологического и фонетического перевода с одного диалекта на другой (возможного ввиду идентичности словаря). Однако состояние диалектной статистики не позволяет пока рассчитывать на серьезные результаты. Все же во многих случаях явления подобного рода, отключенные от актуальных фонологических закономерностей, получают отражение на следующей, морфонологической ступени анализа, где фиксируются специфические правила чередований, например, а — нуль (дан 5 — дн 'е) или и — а (мид — маду).

 

Упомянутый выше переход е вообще известный в диалектологической литературе по Белоруссии и Украине ь, однако, не описан в его наиболее полном варианте, зафиксированном в ряде полесских диалектов (Ор., Кр.), где он не имеет регулярных ограничений. Ср. траба, звйрху, вал 'лю, дан ', ужа 'уже ман 'чы, пан' 'пень ', набо 'небо ', змарз, мэдвадына, дараво 'дерево5, бара- зына, шча 'еще варх 'верх', двары, молода/, бар'эу, овачка, слоначник, зарн'ат 'зёрен', рйд'ка, тапла]'а, вэчарэтэ, чэтвар, дав/ат? 'девять', дас>атп> 'десять5, врамн'е 'время', овйс, далако, одажа, да 'где ', парши] 'первый ', mpandam ' 'треплют ', за замл'у, облатпа]у, р 'йбра, dapyafym', вузан'кы 'узенький \ рвамо, паравасло 'перевясло тапар'ика 'теперь ', жман'а, тар- ница 'терка', трамо 'трём' 1 мн., сйрцэ, урачка, мэнй 'мне', вачэр, малй]'ки; бэра 'берет', ида 'идет ', роста, мэтй, клада, неса, цвета 'цветет ', капал 'уш, парабрбсыус 'а, буда 3 ед. от гл. 'быть ', сбнца им. ед., высохна 3 мн., рагиыгпн'ак'й, кланйна 'клен', сала 'сёла ', мальщ ' 'мелет ', лахшэ, шйпча 'шепчет ', попыта/та 2 мн. повелит., царква, трасут 'тресут ', трат 'а 'третья ', сало 'село ', жыва 3 ед., красны/ 'крестный', знй]'ета 2 мн., смарт ', пола 'поле ', баз 'сирень ', старн 'е 'стерня ', стажка, урабл 'а 'гребля ', поварныта 'повернете ', сарп, жнац, кравац 'швец ', упадаш, ваяла 'везла '. Этот процесс существенно изменил словарное распределение и мощность фонемы а, сравнительно с диалектами, где такого процесса не было, но мощность фонемы е резко не изменилась из-за сопутствующего перехода ы —»- е (известного, правда, и другим диалектам, не знавшим перехода е -+а). Ср. пэшут', робэтэ (инф.), прыбэр, машэныэ, чэсты 'чистый ', дэрка, кормэты, рэс'т'а 'листья', ббртнэк, з^вэсбкэмв, нашлэ, лохачэ, бруснэцэ им. мн,,малэна, орабэна, зэмно, энэ] 'иней', дэм 'дым ', сэрэ/ 'сырой ', сэпл 5am 'сыпят ', вэвбзэлэ, жэу 'жил ', вэпэсау 'выписал', кэда 'кидает', вушэ 'уши', у ^мау аз энэ, копэцэ 'копны ', нэз 'ко 'низко нэтк Зи, тэхо, простэт ' 'простит ', бэл 'бил ', столэ 'столы ', ]'азэк и т. д.

 

6. Вокализм начала слова в большинстве полесских диалектов существенно ограничен. К явлениям начала слова здесь относятся: 1) протетические согласные в, /, у, в некоторых случаях свободно варьирующие; 2) отпадение начального гласного; 3) мена начального гласного в связи с разной устойчивостью различных гласных в этой позиции; 4) отпадение этимологических в, /, у, воспринятых как протезы, в том числе и перед сонантами р, л в; 5) добавление начального гласного, обычно наиболее устойчивого.

 

Примеры: 1. вбуныво (Шестовичи), вурбл 'орел ' (Св.), до^eynpaj- ны, вэчэн' 'очень ' (Лк.), вуружа/ (Лк.), вус'т'е (Сп.) вужы (Зд.), вучытыл ' (Сп.), вудочк'и (Др.), з вам'ёрык'и (Ор.), выспа соспа ' (Ор.), Вбл'а 'Оля '(Ор.), з вухамы (Ор.), вбзэро (Св.), вбутуш 'Ол- туш 5 (Op.), вужын'н'ик (Св.), вэхо (Лп.), вбструу (Св.); joymyiu 'Олтуш 5 (Ол.), jympsn 'к 'а (Ол.),/цва (Серые), /<?н 'ы/'иней ' (Св.); уол ухбвы (Ол.), уул 'л 'ик 'улей 5 (Ол.), уулыца (Ор.), уйнчи/ (Рд.), убзэро (Ор.), уолй] 'масло' (Ор.), уэва 'ива 5 (Ор.), убстра (Сп.), уэршы 'ерши 5 (Сп.), уодын 'один 5 (Зд.), у уз 'ером (Сп.), уондоракы 'юбки — андараки 5 (Ккр.), уонучы (Ккр.), уараб >йна (Ляхови- чи), уистбрща (Лк.). 2. J1'л 'е 'Илья 5 (Св.), ружи/е 'оружие 5 (Св.), длэуа 'оттепель ' (Св.), лимйн 'алюминий' (Св.), ублка 'иголка' (Сп.), марыканцы 'американцы' (Лк.), ур0нбма 'агронома ' (Лк.), колот 'околот ' (Св.), раштант 'арестант ' (Св.), уурк 'и 'огурцы ' (Сп.), кушёрка 'акушерка' (Ол.), улйца (Гл.), л'ёшына 'ольха' (Дк.), cmopuja 'история' (Ол.), уорбт 'огород', уорбднэна 'овощи' (Ор.), кроп 'кипяток' (Св.), нуча 'онуча' (Ом.), вэч^ичк^й 'овечки' (Гр.); 3. анд >ук (Ол.), аначы (Лк.), антир }ёсно (Ол.); 4. ладышка 'гладышка ' (Ол.) э/ёц 'яиц ' (Сп.), ихтпар >иу 'гектаров ' (Зд.) озмэцца 'возьмется ' (Зд.), дов >ёц 'вдовец ' (Зд.), орно- cmaj (Зд.), орабухы 'воробьи' (Зд.), рабушчык 'воробей' (Св.), рибут' 'гребут ' (Сп.), рэбыл 'никы 'гребцы ' (Сп.), ачмён ' (Сп.), олйна 'ветка ' (Зс.), рубка 'печь ' (Сп.), рбшы 'гроши ' (Др.), уво- рот 'выворот' (Гл.), у]шла 'вышла' (Гл.), рибй 'грибы' (Гр.), рэб]6нка 'гребенка ' (Гр.); 5. изм 'ёшаны (Ол.), орабэна 'рябина ' (Ол.), ардибл 'радиола ' (Лк.), амшарйна (Гц.).

 

7. В области консонантизма, в целом достаточно стабильного, в полесских диалектах обращают на себя внимание следующие факты, связанные прежде всего со специфическим проявлением ряда фонологических противопоставлений.

 

1) Звонкость — глухость. На значительной территории 7 противопоставление глухих и звонких согласных осуществляется во всех позициях, в том числе и перед паузой и перед согласными, однако в последних двух случаях представлен вариант, занимающий на шкале звонкости промежуточное положение между соответствующим звонким и глухим. Этот средний вариант может распространяться иногда и на другие позиции, тогда его неустойчивость приводит к свободному варьированию глухости — звонкости: нбз 'am — нос >ат 3 мн. (Ол.), долекатно ~ долегатно (Ол.), слыжала— слышала, ов }ёдж 'и ~ ов >ёч (Ол.), грае >йвы — крас ~'йвы (Ол.), г л hjje <— кл 'г//е (Ол.), болуакэ— по- л *акэ (Ор.); рубажэчка (Св.), габйэна 'кабина' (Св.), if ^ бед раках 'в батраках ' (Св.), болтарска губэрн 'м/а(Лк.), по чэртаку (Лк.), скипитару (Ол.), дуубука 'духовка ' (Зд.), побоуоръыо 'погорело, повыгорело ' (Сп.), ховбрыт ' (Сп.), лоток 'лодок ' род. мн. (Сп.) умурно (Сп.), у маказын 'и (Сп.), холодны 'голодный ' (Сп.), хузка (Св.), аутббузом (Гл.), пазв'иско 'пастбище ' (Лк.), у Радошэ (Рд.), хвое >т 'омы 'гвоздями ' (Зс.); а также, возможно, и формы: д'ётуш- ка 'дедушка ' (Ол.), жолуток (Ол.), флака 'флага ' род. ед. (Ол.),

' См. «Дыялекталаггчны атлас беларускай моей». Miner;, 1963, карты № 45, 46, у лбшат'и (Св.), если исключить здесь морфологическое выравнивание основы.

 

2)        Палатальность. В полесских диалектах мощность противопоставления по палатальности весьма невелика, прежде всего за счет позиций перед е, и, где в одних диалектах выступают почти исключительно твердые, в других — полумягкие согласные, в третьих наблюдается свободное варьирование твердых и мягких (или полумягких): с 'йено — сы'эно, с 'йно — сьто (Гр.), в 'ед- ро — вэдрб — вадро (Хр.). В позиции перед гласными заднего ряда, как правило, отсутствует палатальность в группах: 1) р, 2) губных, 3) заднеязычных согласных. Показательно, что именно в этих группах, и, кажется, только в них, развиваются этимологически и позиционно не мотивированные палатальности: р >ёба 'рыба 5 (Св.), р 'ука (Св.), ровэр 'а им. мн. (Лк.), дохтор 'а им. мн. (Лк.), р >уу 'ров ' (Лк.), пор 'а (Лк.), р }ама (Лк.), костр 'а род. ед. (Лк.), дробей (Лк.); м'е 'мы'(Св.), м'ёши 'мыши' (Св.), баб'ё им. мн. (Св.), баб 'уу род. мн. (Св.), м 'иш 'мышь 5 (Зд.), рук ' род. мн. (Св.), р >ик ' 'год' (Св.), крук5 'круг' (Св.). В группе шипящих распределение палатального и непалатального вариантов может зависеть от ударения: ж'аба — жабами, ж'ати, ш'апка (Ор.). В Хр. у одних информантов в ударном слоге ч мягкое, а в безударном — твердое: ч >асто — зачастщу, пч }бли — у^пчолй, ч >от — чотыр'и, чоснбк, тон 'ч 'е/ — зачэп 'йт\ ч Збрны] — чэрн >йци, ч }ула — чужу]у, в'ёчур, ч'бвэн — чоун 'и, ч 'исты — боуатчи, хоч' — хбчэш, ноч ' ночка; у других информантов, наоборот, в ударном слоге ч твердое, а в безударном — мягкое: чбрни/ — л }йч 'ица, испэчбш — ч 'епэц. Спорадически встречается свободное варьирование твердых и мягких шипящих: широка ш'ирбка (Зд.), ш'ербн — шэрбн (Зс.).

 

3)        Аффрикативность. Свистящие и шипящие аффрикаты ц(ц '), дз(д'з'), ч(ч'), дж(д^ж>) в ряде диалектов вступают в отношение свободного варьирования со своими фрикативными коррелятами с(с '), з(з '), ш, ж. Ср. цатана (Ол.), концэрвы (Ол.), п 'ёнци/а (Сп.), аванцом (Зд.), оц }ёчка 'осечка ' (Ол.) — рижэс 'рыжец ' (Ол.), хлбпэс (Зд.); дзнйэмо (Ор.), мадзат ' (Св.), подзи- чэ]ут ' (Ол.), дзвамо (Лк.) дза/ца (Лк.), бдз >еро (Ол.), ходз 'айн (Op.); 4os 'шоссе' (Сп.) — штыри 'четыре' (Лк.); д'ж 'арылы 'жарили' (Ол.), саджа (Лк.), удроджй/ 'урожай' (Гр.) ходжу 'хожу ' (Гр.) и т. п. Аффриката дз, кроме того, может выступать на месте смычного д; дзобрб (Ол.), трудзодн 'и (Ол.), дзалы (Ол.), ходзылы (Ор.), л 'удзэ (Ол.), дзрбва (Ор.).

 

В приведенных фактах полесского консонантизма можно видеть отражение того своеобразного состояния системы, при котором кардинальные консонантные противопоставления: по глухости — звонкости, по палатальности и по прерывности, имеют тенденцию к нивелированию, причем в наиболее независимых позициях

 

4)        То же нивелирование противопоставления характерно в ряде случаев для свистящих и шипящих аффрикат и проявляется в фактах цоканья: улэцэк (Ор.), рукаещкы (Ор.), по цьгм (Рд.), п Зиц 'печь 5 (Рд.), ц 'асы (Лк.), вэц >ур (Сп.), уроцыско (Сп.), ]ацм 'йн ' (Сп.), цолов >йк (Сп.), с одной стороны, ичэпам'и 'цепами' (Св.), хл }йпча 'хлебца ', род. ед. (Лк.), танч 5yjym (Лк.) — с другой.

Свистящий палатальный с* довольно часто имеет шепелявый характер: мэс"у, с"еку, спв'иёжа (Хр.), с"ербн (Зс.), с"an 'миг (Сп.) и др., однако это обычно не нарушает его фонологической противопоставленности шипящим: мэс"у—машу (Хр.).

 

5)        Весьма неустойчивое положение в консонантизме полесских диалектов занимает /. Об этом свидетельствуют многочисленные взаимные замены / — н ', / — л ', / — д ', не затрагивающие лишь интервокальных позиций и конца слова, ср. сэмн'у 'семью ' (Ор.), ]ёмцы 'немцы' (Ол.), cmapajKyjy 'старенькую' (Ор.), улы/аны 'глиняный ' (Сп.), кул 'mypjej 'культурней ' (Ор.); здоровл'е (Гр.) кул'бышэу 'Куйбышев ' (Op.), jycmpo 'зеркало' (Ол.); зд 'йла 'съела' (Ор., Сп.), jaKyjy 'благодарю' (Лк.), jed 'дед' (Св.), ]'ёт 'ол 'дятел ' (Ол.). Варьирование / — н '(к) особенно характерно для позиции после губных: жэрэб]а — жэрэбн }ёто, рум]'а- нок — румн 'anaja, спом]'ану — памнэты, м]асны — мн'ёсо, м]'а- к'йна — мн'ак'йна и т. д.

 

6)        В тех системах, где / после согласных отсутствует или присутствует только на стыке префикса и корня, можно говорить о наличии г е м и н а т. Большая их часть соответствует в других диалектах (или идиолектах) сочетаниям согласный / : вес 'ёл '/е (Хр.) — вес >ёл ''л 'е (Гр.), з 'ёл '/е — з 'ёл >л 'е (Гр.), кут >ja — кут'- т>а (Гр.), кор 'ей '/е (Хр.) — кор >ён >н >е (Гр.), руж]б (Ом.) — ружжб (Ол.), пород }йл >ja (Ом.) — пород }йл }л 'а (Гр.), з 'juc'm ' (Хр.) — з 'з 'мспгы (Гр.).

Но геминаты могут соответствовать и другим сочетаниям: л }л }анэ (Гр.) — л 'к 'акэ (Хр.), пэрэд^крэшш?йна]'ем (Ол.) — крэш- чэнЧе (Хр.), нэшчас'с'е (Ол.) — шч }ас >т 'е (Гр.), трунно — трудно (Хр.).

В диалекте Гр. обнаруживается связь геминат с ударением: они появляются в позиции непосредственного контакта с ударной гласной: л }л 'анэ, з 'з 'исты, корэн 'к 'е, з 5ёл \'л 'е и т. д., обязательно перед гласной.

В интервокальной позиции встречается немотивированное удвоение согласных: ённы] (Ор.) 'иней ', уул }л }uf (Ор.) 'улей 5.

 

7)        Не затрагивая вопросов слоговой структуры слова в полесских диалектах, хотелось бы отметить лишь одно явление, отражающее, видимо, неустойчивый слоговой статус сонорных л и особенно р, — редукцию их вокального окружения: разбру 'разберу ' (Ол.), дръна 'дерна5 (Хр.), тарелок 'тарелок5 (Ол.), бърут 'берут' (Св.), бурдб/у 'бородою' (Св.), врабушка (Св.), кломэтроу (Св.), дрэв 'йна (Шестовичи), ур0нбма 'агронома ' (Лк.), дэрво (Лк.), брчыт 'фырчит ' (Лк.), стърн 'е 'стерня ' (Кр.), дрнб 'дерн 5 (Кр.), зрно (Кр.), смрд 'йт 'пахнет ' (Хр.), прш 'первый ' (Хр.), дрво (Хр.), кржов (Хр.), крст, крстй (Хр.), тврд'ен^к'и

О         О         О         О         4

(Хр.), выврочыва]ут' (Сп.), парбок 'парубок' (Зд.), уосподра 'хозяина ' (Зд.), прыбрваты 'вспахивать ' (Сп.), стерла 'стрела' (Бд.), браскл >ёт 'бересклет ' (Бд.), а также обратную этому дополнительную вокализацию: наравыцца (Ол.), паратызаны (Зд.), зарън 'йца (Бд.) и др.

 

8)        Просодические системы большинства полесских диалектов характеризуются динамическим ударением, подкрепленным противопоставлением систем ударного и безударного вокализма, а иногда и различием в консонантизме ударных и безударных слогов.

В диалекте Ом., по крайней мере у некоторых информантов, ударные слоги выделяются едва заметно.

 

Противопоставления долгих и кратких гласных не наблюдается, хотя обычно напряженные гласные и дифтонги — долгие, остальные — краткие.

Из особенностей интонации следует отметить своеобразную восходящую фразовую интонацию в диалекте Сп., обычный конец фразы с понижающейся интонацией, после которой идет «ну?» с резко повышающейся интонацией. Это же «ну?» служит утвердительным ответом на вопрос (Хр.).

 

Очень интересны модели речитатива, на который переходят в волнующих ситуациях, типы музыкальной интонации жалобы, причитания, почти ритуально построенной ругани, сообщения волнующих новостей. Однако все эти вопросы еще ждут своего экспериментального исследования.

 

 

 

К содержанию книги: ПОЛЕСЬЕ. ЛИНГВИСТИКА. АРХЕОЛОГИЯ. ТОПОНИМИКА

 

 Смотрите также:

 

Современный русский язык. Лексика. Фразеология. Морфология

Понятие об общенародной и необщенародной лексике. Диалектная (областна) лексика. Отражение диалектной лексики в словарях. Использование диалектной лексики.

 

Диалектная областна лексика. Диалектизмы фразеологические... Фонетические процессы. Диэрeзы. Языковедение. Эпентезы.

 

Чередования и внутренняя флексия. Фонетические...

I. Фонетические, когда изменение звучания обусловлено позицией и чередуются варианты или вариации одной и той же фонемы, без изменения состава фонем в морфемах
Это бывает в диалектах, просторечии и в детской речи: пеку – пекешъ, бежишь – бежи, сон – сона и т. п.