ПОЛЕСЬЕ

 

 

Прародина славян в Беларуси? Ясельда и Принять, граница расселения балтов и славян

 

 

 

Итак, как видим, нет никаких оснований для утверждений о слабой заселенности Полесья в древности и о перерыве в его заселении, длившемся якобы с конца неолитического времени вплоть до первых веков нашей эры.

 

Не соответствует действительности и представление о Полесье как о каком-то непроходимом в древности барьере, разделившем балтов и славян и нарушившем тем самым их первоначальное единство. Как уже отмечалось, Полесье довольно густо было заселено и обитаемо начиная уже с мезолита. Причем районы Полесья, занятые различными культурами, а следовательно, и различными этническими элементами, в том числе славянами и балтами, непосредственно соприкасались друг с другом. Никаких пустых, никем не заселенных пространств между ними не было.

 

В физико-географическом отношении Полесье резко отличается от соседних областей Европы. Казалось, что это должно было бы обусловливать и однообразие культурно-исторических и хозяйственных укладов, возникавших там в древности. Более того, учитывая труднодоступность и известную замкнутость Полесья, можно было бы ожидать также большой стабильности этих укладов и, следовательно, длительного существования и медленного изменения во времени археологических культур, известных нам на этой территории. Одним словом, общая картина исторического развития Полесья должна была бы быть примерно такая же, во всяком случае не менее устойчивая, чем та, которую мы наблюдаем в более северных, сходных по физико-географическим условиям лесных районах Восточной Европы и, в частности, в соседних районах Белоруссии.

 

В действительности, однако, все обстояло иначе. Одинаковая в общем картина для всего Полесья наблюдается только в древнейший период его истории. Позже, начиная примерно с середины неолитического времени и вплоть до средневековья, Полесье резко делилось на две самостоятельные культурно-исторические области: западную и восточную ( 1).

 

Границей между ними на протяжении многих столетий являлась линия, идущая примерно по рекам Ясельде, Припяти (на участке от устья Ясельды до устья Горыни) и Горыни, Большая часть этой археологической границы почти в деталях совпадает с границей расселения балтов и славян в древности, установленной по языковым данным. Позже Ясельда и Принять стали границей между украинцами и белорусами.

 

Обратимся к фактам. Примерно до середины III тысячелетия до н. э. Полесье в археологическом отношении было единым, так как на всей его территории были распространены памятники одной культуры —гребенчатой керамики ( 2). Заметим, кстати, что в это время, как и в предшествующий период, Полесье составляло юго-восточную окраину большой культурно-исторической области, охватывавшей повисленско-прибалтийские районы Европы. Племена культуры гребенчатой керамики, как известно, некоторыми исследователями рассматриваются как какая- то крупная этническая группировка, существовавшая на этой территории с мезолитической эпохи, и даже отождествляют ее с балто-славянской языковой общностью (Д. А. Телегин). Если последняя не мифическое понятие, то перед нами завершающий этап ее существования. Последний, поскольку позже мы уже не встречаем археологических культур, общих для областей, занятых исторически известными балтами и славянами. И это, кстати сказать, более чем наглядно видно на примере Полесья, занимающего как раз пограничную между балтами и славянами территорию.

 

Начиная с середины III тысячелетия до н. э. положение меняется. В районах Полесья к западу от Ясельды и Горыни появляются памятники культуры воронковидных кубков, а затем — шаровидных амфор, основной район распространения которых находился к западу от Полесья (см.  2). В восточных районах Полесья за Ясельдой и Горынью эти культуры неизвестны вовсе, хотя особая, волынская группа одной из них — культуры шаровидных амфор в районах к югу от Полесья — доходит почти до Днепра. Мы ничего не знаем об этнической принадлежности носителей этих культур, однако нельзя не отметить то обстоятельство, что в Полесье, да и в других местах, исключая небольшой район в низовьях Вислы, они не переходят южной границы максимального распространения балтийских племен, установленной по языковым данным. Отсюда следует, что культуры эти явно не балтийские.

 

В начале эпохи бронзы в Полесье были распространены памятники двух близких культур, входящих в группу культур шнуровой керамики:стщижовская в западных районах и среднеднепровская— в восточных ( 3). И опять-таки границей между ними является все та же линия, идущая примерно по Ясельде, Припяти и Горыни. Поскольку основные районы распространения ЭТИХ культур выходили за рамки Полесья, последнее, таким образом, находилось на стыке между ними.

 

Аналогичная же картина наблюдается и позже, когда в западных районах Полесья появляются памятники тшцинецкой культуры, а в восточных — сосницкой ( 4). И на этот раз Полесье находится на стыке между двумя разными культурами, а границей между ними является все та же линия, идущая вдоль Ясельды, Припяти и Горыни.

 

Деление Полесья на две самостоятельные культурно-исторические области — западную и восточную — еще более четко прослеживается в конце эпохи бронзы и в начале железного века. В конце эпохи бронзы, например, в восточных районах Полесья продолжали, по-видимому, еще существовать памятники сосницкой культуры в их позднем, лебедивском варианте. В западных районах Полесья в это время появляются памятники лужицкой культуры, а на самой южной, пограничной с Волынью окраине этих районов — близкие к лужицким и родственные с ними памятники высоцкой культуры ( 5). И те и другие продолжали существовать там еще и в начале железного века, затем их место заняли памятники поморской культуры (см.  5), причем территория распространения последних почти до деталей совпадает с территорией распространения памятников лужицкой культуры, с которыми поморские памятники связаны и генетически. Имеются все основания считать эти памятники славянскими. В восточных же районах Полесья в начале железного века распространяются памятники совершенно иного типа — мило- градские, а на самой северо-восточной окраине этих районов — родственные им памятники культуры штрихованной керамики (см.  5,  6). Обе культуры принадлежали древним балтийским племенам. Это как очевидный факт признано всеми по отношению к культуре шгрихованнойкерамиюа'и почти всеми — по отношению к культуре милдарраДской. Как видим, и в это время наблюдается все та же"привычная уже для Полесья картина: западные его районы составляют восточную окраину среднеевропейских культур, восточные — являются окраиной культур приднепровских. Граница между ними, как и раньше, проходит по той же линии Ясельда — Припять — Горынь.

 

Примерно в конце II в. до н. э. на всей территории Полесья к югу от Ясельды и Припяти появляются памятники зарубинецкой культуры ( 6). Культура эта генетически связана с поморской и по сути дела является ее развитием в новых условиях. В восточных районах Полесья, там, где до этого не было памятников поморской культуры, зарубинецкая культура как бы наслаивается на чуждую ей милоградскую культуру, что в конечном итоге приводит к постепенному исчезновению последней. Со времен неолита, точнее после неолитической культуры гребенчатой керамики, зарубинецкая культура была первой культурой, объединившей на время западные районы и южную часть восточных районов Полесья в одно целое. Неизвестно, к чему бы это привело впоследствии, если бы во второй половине II в. н. э. с северо-запада в Полесье не вторглись готы и другие родственные им германские племена. Довольно быстро они заняли западные районы Полесья, затем, продвигаясь к Черному морю, на время осели на Волыни и Подолии (см.  6). В восточные районы Полесья готы, судя по всему, не заходили. Неизвестно там пока что и других памятников этого времени. Лишь на самой северо-восточной окраине Полесья, в бассейне Случи и Птичи, по-видимому, продолжали еще функционировать памятники балтийских племен— поселения культуры штрихованной керамики.

 

В конце IV в. н. э., после разгрома готов в Причерноморье, прекращает свое существование готско-гепидская культура и на Полесье. Некоторое время вслед за этим Полесье, во всяком случае его районы, занятые до прихода готов памятниками зарубинец- кой культуры, было не заселено. Лишь во второй половине VI в. н. э. эти места заселяются вновь. В это время на всей территории Полесья к югу от Ясельды и Припяти, т. е. там, где в свое время была распространена зарубинецкая культура, появляются памятники пражского типа — первые достоверно славянские памятники вообще ( 7). Подобно памятникам зарубинецкой культуры, они, таким образом, снова объединяют западные районы и южную часть восточных районов Полесья в одно целое. Однако, в отличие от зарубинецких, памятники пражского типа в дальнейшем не исчезают бесследно. Они совершенно отчетливо увязываются с более поздними славянскими памятниками VIII — X вв., а через них — и с древнерусскими памятниками последующего периода. Памятники пражского типа характерны для всех славянских племен того времени. На территории Полесья они вместе с подобными же памятниками соседних с Полесьем районов Волыни составляют восточную окраину территории, занятой славянами в то время.

 

Применительно к Полесью и Волыни памятники пражского типа вероятнее всего принадлежали дулебам.

 

После аварского нашествия, когда связи между отдельными племенами ослабли, одинаковые до этого на всей территории Полесья к югу от Ясельды и Припяти памятники пражского типа распадаются на две различные группы: западную — собственно ду- лебскую, и восточную — древлянскую. На западе, у дулебов, в конечном итоге это приводит к появлению могильников с парными курганами и поселений типа Головно, на востоке, за Горынью, появляются памятники типа Хотомель, Бабка и т. д., принадлежавшие древлянам (см.  7). Нельзя не отметить при этом то обстоятельство, что как те, так и другие, равным образом как и предшествующие им памятники пражского типа, на севере не распространяются далее линии, идущей вдоль Ясельды и Припяти. Иными словами, судя по тем материалам, которыми мы сейчас располагаем, славяне в это время, т. е. в VI—VIII вв. н. э., в Полесье еще не переходят южной границы расселения древнебалтийских племен, установленной К. Буга по языковым данным применительно ко времени около 500 г. н. э. Когда это произошло впоследствии, мы не знаем. Во всяком случае в V—VIII вв. н. э. балты еще занимали те же самые места к северу от Припяти, на которых раньше жили их непосредственные предки — племена культуры штрихованной керамики. Доказательство этому — могильник на хуторе Виртки.

 

В самом начале X в. дулебы вместе с другими славянскими племенами, в том числе и со своими восточными соседями древлянами, находившимися тогда уже в составе Киевского государства, участвуют в походе Олега на Царьград. После этого имя их исчезает со страниц наших летописей, уступив место другому наименованию — волыняне. В X—XIII вв. волыняне занимали в Полесье ту же самую территорию к западу от Ясельды и Горыни, что и дулебы в предшествовавший период ( 8). На северозападной окраине этой территории, пограничной с балтами, вместе с волынянами одновременно проживала и какая-то группа ятвягов, оставившая нам каменные курганы (см.  8). Группа эта небольшая и, судя по всему, сильно славянизированная. На западе волыняне граничили с мазовшанами, причем археологическая граница между ними примерно совпадает с языковой границей между поляками и украинцами, установленной К. Ничем для более позднего времени.

 

В восточных районах Полесья, за Горыньто к югу от Припяти, на старых местах продолжали жить в X—XIII вв. и древляне (см.  8). Археологическая граница между ними и волынянами проходила примерно по Горыни и совпадала с границей между современными западнополесскими, т. е. собственно Волынскими, и среднеполесскими говорами украинского языка. На севере граница расселения древлян проходила по Припяти, обходя с юга небольшую территорию в районе Мозыря, и в свою очередь полностью совпадала с языковой границей между украинцами и белорусами. Раньше эта граница, как уже отмечалось, отделяла славян от балтов. С X в. н. э. в районах к северу от Припяти, занятых до этого балтами, мы находим уже памятники славянских племен дреговичей (см.  8.). На западе в районе Полесья дреговичи граничили с волынянами, причем граница между ними, судя по археологическим материалам, проходила примерно по Ясельде. Некоторые исследователи, правда, в область, занимаемую дреговичами, включают и более западные районы Полесья, вплоть до Буга, т. е. до границы с мазовшанами. Но для этого нет решительно никаких оснований. Эти районы, по крайней мере начиная уже с VIII в. н. э., были заняты волынянами, о чем свидетельствует распространение там могильников с парными курганами и поселений того же типа, что и более южные, волынские.

 

Мы не знаем пока что, когда именно и при каких обстоятельствах дреговичи появились на землях балтов к северу от Припяти. Однако уже теперь можно утверждать, что пришли они туда с юга, из земли древлян. Об этом свидетельствует не только большое сходство между памятниками дреговичей и древлян, но и тот факт, что самые ранние в Полесье дреговичские курганы находятся на южном берегу Припяти, в районе Мозыря. Можно также полагать, что переход дреговичей через Припять, применительно к Полесью во всяком случае, произошел не ранее VIII в. н. э., поскольку ранних славянских памятников пражского типа в районах к северу от Припяти не имеется. Исключение составляет лишь поселение у г. Петрикова, но оно находится на самом берегу Припяти.

 

К началу II тысячелетия н. э., таким образом, Полесье наконец полностью стало славянским, т. е. одноэгничным. В это же время исчезает и резкое деление Полесья на две различные историко-культурные области — западную и восточную. Уже само по себе это обстоятельство более чем убедительно свидетельствует о том, что указанное деление было обусловлено лишь различием этнической принадлежности обитателей этих областей. Физико- географическими особенностями Полесья, как уже отмечалось, оно не вызывалось.

 

Деление Полесья на две различные по этнической принадлежности области исключает также возможность локализации в Полесье прародины славян, поскольку последней должна соответствовать единая этническая общность. Мы не знаем, к сожалению, кем именно были обитатели Полесья в глубокой древности. Ясно лишь, что в культурно-историческом отношении западная область Полесья входила в сферу среднеевропейских культур, восточная — в сферу культур приднепровско-балтийских. И только начиная примерно с середины эпохи бронзы этническая картина заселения Полесья становится для нас более или менее понятной. Имеются все основания полагать, что западная его область с момента появления там памятников лужицкой культуры была заселена славянами, а восточная — древнебалтийскими племенами. Поскольку основная территория расселения тех и других в то время находилась за пределами Полесья, последнее следует рассматривать как пограничную между ними зону.

 

Что же касается локализации прародины славян, то, исходя из археологических материалов и сопоставления карт распространения различных культур, начиная с неолита и вплоть до средневековья, учитывая также установленный лингвистами более поздний характер славянской гидронимики Полесья и Приднепровья по сравнению с Повисленьем и, наконец, принимая во внимание свидетельства самых ранних письменных источников о славянах, можно совершенно определенно утверждать, что прародина эта находилась где-то западнее Полесья, во всяком случае к западу от неоднократно уже упоминавшейся линии, идущей по Ясельде и Горыни и делившей Полесье в древности на две различные области.

 

Итак, судя по археологическим данным, следует признать, что только западные районы Полесья в древности входили в область формирования славянской этнической общности. При этом, находясь на периферии этой общности, они не имели решающего значения в процессе этногенеза славян. Поэтому я совершенно согласен с теми из лингвистов, которые рассматривают западные районы Полесья в качестве своеобразного моста, по которому происходило дравнейшее переселение славян с запада на восток, из Повисленья в Приднепровье  .

 

 

 

К содержанию книги: ПОЛЕСЬЕ. ЛИНГВИСТИКА. АРХЕОЛОГИЯ. ТОПОНИМИКА

 

 Смотрите также:

 

 названия славянских племен - кривичи, поляне. Древляне.

Землей волынян являлось Полесье к западу от Ясель- ды и Горыни.
К северу от древлян лежала земля дреговичей.
Курганы дреговичей с погребениями на горизонте делятся на две группы.

 

Дреговичи – предметы дреговичской культуры из курганов  Дулебы, культура типа Луки-Райковецкой - дулебы — бужане...

Этнографические особенности одежды волынян, древлян, полян и дреговичей, бесспорно, общие.

Древляне - племена восточных славян. Раскопки древлянских...

Учитывая это, границу между древлянами н дреговичами нужно провести южнее Припяти.
Каменные покровы и камеппые «ядра» обычны в курганах ятвягов или их