<<< ИСТОРИЯ РОССИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ. Северная война в 1709-1716 году

  

 

Утрехтский конгресс. Заключение Утрехтского мира в 1713 году. Договор о союзе 1714 года между Россией и Пруссией

 

 

Осада и взятие шведских крепостей в Прибалтике 

 

Осада и взятие шведских крепостей. Взятие Выборга 

 

Осада и взятие Риги

  

Картина Битва под Полтавой

 

 

В этой новой и сложной обстановке, когда создалась опасность выступления против России крупных западноевропейских стран, русское правительство и его послы в Англии, Голландии и других странах стремились уловить признаки охлаждения и взаимного соперничества между теми странами, выступления которых против России приходилось опасаться.

 

Разногласия привели к значительному ухудшению отношений между морскими державами. В дальнейшем Голландия отказалась безропотно следовать английской политике в отношении России и в целом относилась к усилению России и к ее утверждению на Балтийском море далеко не так ревниво, как Англия.

 

Когда военные действия были перенесены в Голштинию, куда русские войска вступили, преследуя шведский корпус Стенбока, английское правительство через своего посла в Гааге пыталось договориться с Генеральными Штатами о совместном отправлении эскадр в Балтийское море, с тем чтобы принудить датского короля к миру или заставить его вывести войска из Голштинии. Эскадра из 15 английских линейных кораблей была подготовлена к отплытию в Балтийское море.

 

Узнав об этом, Петр 1 принял решительные меры и 12 февраля 1713 г. направил русскому посланнику в Лондоне для вручения королеве Анне грамоту, где говорилось, что, помня старую дружбу России и Англии, царь не хочет верить сообщениям, будто Англия намерена оказать шведам помощь в Голштинии. Если же Англия решится вмешаться в эту войну на стороне Швеции, то, как заявлялось в грамоте, Россия и ее союзники окажут Англии сопротивление всеми своими силами .

 

Куракин, направленный в это время для охраны интересов России на открывшийся 29 января 1712 г. Утрехтский конгресс, получил указание говорить с английскими представителями «в твердых терминах». В соответствии с этим Куракин, сообщив английским министрам содержание грамоты, предупредил их, чтобы английское правительство воздержалось от враждебных действий, указывая, что в противном случае будет нанесен ущерб торговле между двумя странами. Куракин, отличавшийся уменьем владеть собой, отмечал, что «в тех наших разговорах с обеих сторон довольно было угроз».

 

Отправленная Петром 1 грамота не была вручена королеве. Потребность в этом миновала, так как английское правительство, убедившись, что Генеральные Штаты его не поддержат, отказалось от намерения послать эскадру в Балтийское море .

 

Отношение Англии к Северной войне в начале 1713 г. было отчетливо сформулировано в заявлении английского посланника в Голландии и одновременно уполномоченного Англии на Утрехтском конгрессе лорда Страффорда Куракину: «Натурально, что Англия никогда не похочет видеть в разорении и безсилии корону шведскую. И подлинное есть намерение ее, Англии, чтобы потенции в севере содержать попрежнемув балянции (равновесии), в чем она, Англия, и резон имеет».

 

Страффорд говорил, что, по его мнению, большая трудность заключается в намерении русского правительства удержать все свои завоевания, в то время как шведский король не хочет ничего уступать. Ливония, по мнению Страффорда, не может быть отнята у Швеции, и, как он надеется, Россия удовольствуется Петербургом.

 

Нарва же, по его словам, одинаково нужна обеим странам . Таким образом, английское правительство желало ограничить приобретения России Петербургом с областью. Как крайний возможный предел русских владений им мыслилась Нарва. Английское правительство уже сознавало, что совсем отодвинуть Россию от Балтики все же не удастся.

 

Однако обладание одним Петербургом не давало России достаточно надежного выхода к морю. Таким выходом мог стать только незамерзающий порт. Английское же правительство готово было допустить Россию к Балтике лишь в той мере, насколько это было выгодно и удобно Англии. Получение русских товаров для доставки в Англию через балтийские порты значительно удешевляло стоимость товаров; также удешевлялась и доставка английских товаров в Россию через балтийские порты на английских кораблях.

 

В то же время английский посол в Гааге Страффорд внушал голландскому правительству, что растущий русский флот нанесет вред торговым интересам морских держав. Одновременно группа английских купцов подала королеве петицию, в которой указывала, что если Россия будет иметь гавани на Балтийском море, то русские купцы заведут собственные корабли и будут на них сами вести торговлю, которая ранее была в руках англичан и голландцев. Таким образом, стремление сохранить торговые преимущества в своих руках являлось одним из сильнейших побудительных мотивов политики английского правительства по отношению к России-

 

11 апреля 1713 г. в Утрехте был заключен мир между Францией и ее противниками в войне за испанское наследство. Русское правительство должно было теперь опасаться возможного вмешательства держав Великого союза и Франции в Северную войну, тем более, что еще до заключения Утрехтского мира английское правительство неоднократно предлагало Генеральным Штатам «вступить в дела Северной войны и искать способ к утишению, чтобы войну в Европе повсюду прекратить» .

 

В качестве меры для прекращения Северной войны английское правительство предлагало направить в Балтийское море английскую и голландскую эскадры. Оно считало также, что Англия, Голландия и император должны осуществлять свои гарантии Травендальского договора .

 

Однако Генеральные Штаты решительно не желали следовать за Англией в северных делах. Куракин еще во время мирных переговоров в Утрехте убедился в нежелании Генеральных Штатов вмешиваться в Северную войну и даже в их заинтересованности в том, чтобы Россия имапа выход к Балтийскому морю.

 

Русская дипломатия постаралась использовать в своих интересах противоречия между Англией и Голландией. Куракин не без успеха доказывал в Гааге, что Голландия не должна оказывать помощь Швеции, что приобретение Россией балтийских портов будет способствовать расширению русско-голландской торговли. В результате в ответ на английское предложение о посылке эскадры Штаты уклончиво отвечали, что, будучи сторонниками прекращения войны на севере, они уже делали соответствующие предложения воюющим, но что, по их мнению, посылать эскадру еще нет нужды, дело это сложное и требует времени.

 

Попытки французских и шведских уполномоченных во время Утрехтского конгресса побудить всех его участников вмешаться в северные дела в интересах Швеции, по сообщениям Куракина, были отклонены усилиями Генеральных Штатов и представителя императора  .

 

Куракин постарался убедить голландское правительство не допускать переговоров о северных делах на Утрехтском конгрессе, так как это было бы выгодно лишь Франции. Повидимому, ему вполне это удалось. Куракин несколько раз ездил в Утрехт, однако неофициально, не объявляя своего «характера», то есть не объявляя о своем официальном звании уполномоченного России на конгрессе.

 

Куракин правильно отмечал, что на конгрессе державам было не до России, так как между ними имеются сильнейшие противоречия. Он писал, что Англия и другие страны «довольно имеют своих дел разбраживать, нежели в чужие вступать. Сие еще меня паче подтвержало, что делам северным в Утрехте вчатым невозможно быть» Ч

 

Германский император вместе с немецкими князьями все еще вел войну против Франции ; выявились также значительные противоречия между Генеральными Штатами и Англией. Этим объяснялись в значительной мере «склонные» к интересам России поступки Штатов. Куракин отмечал, что Генеральные Штаты крайне недовольны Англией «для того, что мир предосудительный с Франциею учинен чрез насилие аглинское, и чрез тот, как от Франции, так и от Англии принуждены быть беспокойны, понеже оныя Франция и Англия весьма согласны их (Штатов.— Ред.) коммерцию умалить» . Куракин считал, что прочные дружественные отношения между странами должны основываться на взаимных выгодах, и сообщал, что Генеральные Штаты, надеясь увеличить свою торговлю, «весьма находят свой интерес, чтобы царское величество имел в Балтическом море свои пристани».

 

По словам Куракина, в сентябре 1713 г. Штаты «на домогательство Англии уже письменно декларировали своею резолюциею милорду Страф- форду на его мемориал, что никаким насильным образом отнюдь в те северные дела мешаться не будут, но будут поступать добродетельными своими поступки чрез негоциацию» .

 

Позиция Генеральных Штатов приобретала особое значение потому, что Англия, следуя своей традиционной политике, вовсе не хотела выступить против России в одиночку. Она стремилась побудить к этому другие страны (и в первую очередь Голландию). Поэтому, когда Генеральные Штаты отказались добиваться прекращения Северной войны насильственными мерами, Куракин пришел к выводу, что одна Англия на войну против России не решится.

 

Английское правительство и после заключения Утрехтского мира продолжало свои попытки организовать объединенное выступление нескольких европейских держав против России. Оно пыталось поднять в 1713 г. против России Голландию, Пруссию, Австрию. Но ни одно из этих государств не желало в то время выступать против России. Австрия еще не закончила войны против Франции. Голландия, заинтересованная в развитии торговли с Россией и испытывавшая глубокое недовольство поведением Англии на заключительном этапе войны за испанское наследство, не желала идти в фарватере английской дипломатии г. Пруссию русская дипломатия сумела заинтересовать в принуждении Швеции к миру.

 

Пруссия долгое время после Полтавы занимала колеблющуюся позицию, не решаясь вступить в Северную войну. Вместе с тем она была заинтересована в приобретении части шведских владений в Померании — города Штеттина с округом. Русское правительство давно желало привлечь Пруссию к союзу против Швеции и готово было пойти на удовлетворение ее притязаний. В начале июля 1713 г. Меншиков осадил Штеттин. Русское правительство видело, что Пруссия не сможет остаться равнодушной к судьбе этого лакомого для нее куска. Поэтому Петр 1 хотел, чтобы после взятия город был передан Пруссии. Тем самым она фактически была бы привлечена к союзу против Швеции. В сентябре 1713 г. шведский гарнизон города капитулировал, и Меншиков по договору 6 октября 1713 г. передал его в секвестр Пруссии . Этот акт ставил Пруссию во враждебные отношения со Швецией и объективно делал ее союзницей России.

 

В июне 1714 г. между Россией и Пруссией был заключен договор о союзе и гарантии. Россия гарантировала Пруссии обладание городом Штеттином. Пруссия, в свою очередь, гарантировала России владение Ингрией, Карелией с Выборгом, Эстляндией с Ревелем, а также обязалась содействовать удержанию Россией тех областей, которые будут отвоеваны у Швеции до окончания войны .

 

В этих условиях английская дипломатия попыталась организовать конгресс для переговоров о мире между Россией и Швецией с участием европейских держав, с тем чтобы на этом конгрессе оказать на Россию давленпе в интересах Швеции. Статс-секретарь Сен-Джон в 1713 г. заявил в беседе шведскому посланнику, что английское правительство готово принять разумные меры, чтобы спасти Швецию от нависшей над ней угрозы.

 

Но шведы должны сами сделать первый шаг и заявить о своей готовности вести переговоры . Однако и этот шаг Сен-Джона, предпринятый в интересах Швеции, не оказал желаемого влияния на агрессивные круги Швеции, которые попрежнему не хотели и слышать о мире иначе, как при условии возвращения Швеции всего отвоеванного у нее северными союзниками.

 

Правительство Империи также пыталось в эти годы взять в свои руки контроль над установлением мира на севере. Император настойчиво предлагал созыв международного конгресса, на котором участвовали бы наряду с представителями России и Швеции также уполномоченные императора и его союзников. Русское правительство предпочитало двусторонние переговоры, но, чтобы показать свое миролюбие, соглашалось участвовать в конгрессе. Конгресс в Брауншвейге был назначен императором в 1713 г.  

 

Однако Карл 12 попрежнему считал, что предварительным условием переговоров должно быть возвращение Швеции всех отвоеванных у нее земель, и не пожелал принять участия в конгрессе. Вопрос о Брауншвейгском конгрессе много раз поднимался правительством Империи вплоть до 1720 г.   Но вначале конгресс не состоялся из-за отрицательной позиции Карла 12, а в последние годы Северной войны он потерял смысл для русской стороны, ибо на деле означал лишь желание австрийского правительства дать передышку шведам под прикрытием переговоров о мире.

 

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история. Пётр 1 Первый. Полтава

 

Осада и взятие шведских крепостей. Взятие Выборга

Осада и взятие шведских крепостей. Взятие Выборга

Осада и взятие Риги

Осада и взятие Риги в 1709—1710 годах

 

Последние добавления:

 

Полтавская битва    Начало Северной войны со Швецией 1700 года   Великое Посольство Петра 1    Внешняя политика Петра 1. Азовские походы