<<< ИСТОРИЯ РОССИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ. Северная война в 1709-1716 году

  

 

Сражение у реки Прут 9 июля 1711 года. Победа турков над русскими. Итоги Прутского похода. Генерал Рене. Увольнение Петром Первым иностранных офицеров из русской армии

 

 

Карта Прутского похода Петра 1

 

Русско-турецкая война 1710-1713 годов. Прутский поход Петра 1

 

Осада и взятие шведских крепостей в Прибалтике 

 

Осада и взятие шведских крепостей. Взятие Выборга 

 

Осада и взятие Риги

  

Картина Битва под Полтавой

 

Вступление русских в пределы Молдавии и обращение Петра 1 и Д. Кантемира к населению княжеств с призывом подняться на борьбу с турками всколыхнуло всю страну. Молдавские хронисты Николай Костин (великий логофет) и Иоанн Некулчи (военный гетман) передают, что на призыв вступить в армию откликнулись тысячи простых людей, в огромном количестве стекавшихся в Яссы.

 

«Кроме людей, бывших когда-нибудь в бою, сюда явились слуги, сапожники, портные, меховщики» и др.

 

Однако в Яссах, где находились главные силы русской армии, не оказалось запасов, обещанных молдавским господарем Кантемиром. На собранном там военном совете было высказано мнение о необходимости или возвратиться за Днестр или сделать остановку впредь до устройства магазинов.

 

Петр приказал готовиться к продолжению начатого похода, рассчитывая на базу впереди и считая необходимым поддержать поднявшуюся против турок Молдавию. В подготавливавшейся впоследствии «Истории Свейской войны» (в первом варианте рукописи), в разделе о Прутском походе, написанном Петром 1, он откровенно говорит, что «сей марш зело отчаяно учинен для обнадеживания господаря мултянского...»

 

Движение русской армии на юг по течению реки Прут после перехода через реку происходило крайне медленно. Путь от переправ (на реке Прут) до пункта Станилешты в 85—90 верст занял 22 дня (с 26 июня по 17 июля).

 

7 июля вечером от генерала Януса, который со всей кавалерией следовал в двух милях впереди пехоты, было получено неожиданное сообщение о якобы состоявшейся переправе турок через Прут в районе Фальчи. Между тем генерал Янус имел задачу не допустить форсирования турками Прута и уничтожить построенные ими мосты близ Гура-Сарачи. Янус, отправив это сообщение и не дождавшись приказа Петра 1, решил отступить к главным силам русской армии.

 

Как выяснилось впоследствии, сообщение генерала Януса о форсировании противником реки Прут 7 июня оказалось ложным .

 

Но генерал Янус поспешным отходом позволил визирю беспрепятственно переправить свои войска на правый берег Прута и тем самым подготовить окружение русской армии. «Утверждают,— говорит один из участников похода,— что великий визирь достиг этого отступления Януса при помощи некоторой суммы денег...», то есть путем подкупа  .

 

Турки, предупредив русских у Фальчи и заняв правый берег Прута, расстроили все первоначальныо предположения Петра 1. Дальнейшее наступление армии было немыслимо как вследствие отсутствия на пути каких-либо запасов провианта, так и ввиду численного превосходства противника.

 

Вначале явилась было мысль двинуться фланговым маршем к реке Серет, обойти слева армию визиря и открыть путь к Дунаю. Но бесплодная и почти безводная местность, отделявшая армию от Серета, при недостатке запасов в обозе заставила отказаться от этого плана.

 

Военный совет решил отходить назад с целью отыскать выгодную позицию для боя. Чтобы облегчить марш, большая часть повозок была уничтожена, палатки сожжены, а бомбы зарыты в землю.

 

В ночь с 8 на 9 июля русская армия начала общее, отступление в северном направлении.

8 июля корпус Репнина прибыл к селению Станилешти, но, несмотря на все усилия, не мог соединиться с главной армией. Тогда Петр 1 решил сам идти навстречу Репнину: войска главных сил, предав огню весь ненужный обоз, ночью оставили лагерь и возвратились на ясскую дорогу.

 

 На рассвете 9 июля все три корпуса соединились в Станилештах и расположились лагерем у подошвы холмов, образуя один огромный четырехугольник, одна из сторон которого примыкала к реке. Пехота укрепила позиции рогатками, а кавалерия и обоз поместились в середине.

 

«Царь передавал мне,— пишет датский посланник Юст Юль,— что сам видел, как у солдат от (действия) жажды из носу, из глаз и ушей шла кровь... Словом, бедствия (русской) армии не поддаются описанию. Если судить по слышанным мною подробностям, в положении более отчаянном никогда еще не находилась ни одна армия» .

 

9 июля за три часа до захода солнца визирь приказал начать атаку. Слабая сторона тактики турок заключалась в том, что они «ту атаку в одном только месте чинили» , упорно штурмуя позицию дивизии генерала Алларта, которая по условиям местности расположилась выступом. Такая тактика противника давала возможность русским непрерывно подкреплять атакуемый участок свежими людьми и создать на его фронте сильный артиллерийский огонь.

 

Три часа продолжались ожесточенные, но безуспешные атаки противника. Наконец, с наступлением вечера, вследствие тяжелых потерь (7 тыс. убитых и раненых) турки в беспорядке отступили в свой лагерь. Это отступление турецкой пехоты представляло русским удобный случай преследовать се с целью решительного истребления. Однако опасение за свои фланги и обоз вынудили русских отказаться от этой мысли.

 

Решающую роль в исходе сражения 9 июля сыграла русская артиллерия. В Прутском походе русская полевая артиллерия состояла из «полка артиллерии» (53 орудия) и из легких —трех- и двухфунтовых орудий в количестве 61, находившихся в пехотных и драгунских полках (два-три орудия на полк) .

 

 Ее массированный огонь не только отразил упорвые атаки противника, но и вообще надломил его наступательный дух. Впоследствии турки сообщали, что впервые три дня боев русская артиллерия «истребила и изувечила множество из их единоземцев, что у них было 8000 убитых и 8000 раненых и что они поступили благоразумно, заключив мир на условиях, почетных для султана и выгодных для его народа»  .

 

В результате успешных действий русской артиллерии ударная сила турецких войск — янычары — вышли из повиновения и устрашенные перспективой дальнейшей борьбы с русскими стали требовать, чтобы визирь начал мирные переговоры.

 

В сражении у реки Прут русские войска участвовали в следующем составе: пехоты — 6692, кавалерии — 31 554, итого 38 246 чел.

 

Потери русских войск в этом сражении исчислялись в 2872 чел. убитыми, ранеными и взятыми в плен .

 

В состав турецких войск, действовавших против русской армии, входило 57862 чел. конницы, 61 803 чел. пехоты и 70 тыс. крымских татар .

 

Таким образом, численность турецких войск (не считая татар) более чем в три раза превышала русскую армию, а вместе с татарами превосходила ее впятеро.

 

Выдающуюся роль в Прутском походе 1711 г. сыграли действия корпуса генерала Ренне. По прибытии русской армии к Рябой Могиле Петр 1 (27 июня) приказал генералу Ренне и бригадиру Чирикову во главе 12-тысячного конного корпуса совершить рейд к устьям Дуная.

 

Генералу Ренне ставилась задача по пути следования захватить расположенные по течению реки Серет и на Дунае продовольственные магазины турок, овладеть опорным пунктом противника — крепостью Браилов и, перейдя Дунай, уничтожить мост, построенный визирем на этой реке.

 

Рейд конного корпуса генерала Ренне должен был также содействовать усилению освободительного движения в дунайских княжествах. При успехе этого предприятия коммуникации турок были бы разорваны, и визирь терял возможность, в случае поражения, отступить за Дунай или получить новые подкрепления из Турции.

 

В конкретной обстановке, сложившейся на театре войны, корпус Ренне, по плану русского командования, должен был сыграть решающую роль в исходе турецкой кампании.

 

П. П. Шафиров, сообщая 30 июня адмиралу Апраксину о целях начатой Ренне операции, писал: «...его царское величество с главною армиею изволит переправиться реку Прут для прикрытия помянутой отправленной к Брагилову партии...» В данном случае мы имеем редчайший в военной истории пример, когда па главные силы армии возлагается вспомогательная роль обеспечить успех отдельного корпуса войск, которому ставится ответственная стратегическая задача.

 

Пройдя кратчайшим путем к реке Серет, Ренне двпнулся вниз но течению, прошел Фокшаны  и атаковал Браилов. Турецкий гарнизон, отрезанный от воды и окруженный со всех сторон, 7 июля сдался   на уело вии выхода его с оружием и имуществом, и русские заняли замок.

 

Заняв Браилов и готовясь к выполнению следующей задачи — разрушению построенного противником моста через Дунай у Исакчи, генерал Ренне отправил царю подробное донесение о всех своих действиях. Однако депеша эта была перехвачена и попала к визирю. Вследствие этого об успехе корпуса Ренне, коренным образом менявшем всю стратегическую обстановку на театре войны, Петр 1 узнал лишь после заключения мира.

 

Румынские хронисты, очевидцы описываемых событий, склонны утверждать, что не русские, а именно турки «первые запросили мира» не только вследствие огромных потерь, понесенных ими в боях 10 июля, но и по причине полученного визирем известия о взятии Браилова русскими. Следует принять во внимание, что эта крепость была взята не 13 июля, как обычно отмечалось в русских документах, а 7 июля, как это более точно устанавливают румынские источники .

 

В то время, когда определились успехи корпуса Ренне, главные силы русской армии находились в критическом положении. 10 июля Петр 1 снова собрал военный совет. Вследствие крайнего утомления войск, не отдыхавших более трех дней, и ввиду серьезного недостатка в боевых припасах и провианте, было постановлено предложить великому визпрю прекратить военные действия и заключить мир.

 

Не получая ответа от визиря на посланное ему предложение вступить в мирные переговоры, русское командование решило, что настал момент пробиться вперед силой. Были отданы приказания о наступлении, п некоторые полки уже начали готовиться к походу, когда, наконец, от визиря пришло согласие на открытие мирных переговоров.

 

11 июля в турецкий лагерь был отправлен вице-канцлер П. Шафиров ', а 12 июля мирный трактат был подписан на следующих условиях 2: Турции возвращался Азов с округом; Таганрог и другие крепости, построенные на юге, подлежали уничтожению. Договором признавалось покровительство султана над запорожцами, и, наконец, Россия обязывалась не вмешиваться в дела Польши. В пользу Карла 12 была выговорена статья о свободном пропуске его в Швецию.

 

Эти условия должны быть признаны сравнительно умеренными, учитывая критическое положение, в котором находилась русская армия в период с 7 по 12 июля.

 

Неудача похода явилась не следствием каких-либо общих причин, вытекавших из ошибок, допущенных в планах, а была главным образом результатом непредвиденных осложнений и трудностей, возникших в ходе их реализации.

 

На опыте Прутского похода стала очевидной вредность дальнейшего пребывания иностранных офицеров в русской армии, которые, по словам Петра, «объявили себя в первые люди в подлунной, а егда до дела дошло, то искусства — ниже вида».

 

Недовольный их деятельностью, зачастую носившей изменнический характер, Петр тотчас после окончания похода дал многим из них отставку, были уволены 14 генералов (в том числе Янус), 14 полковников, 22 подполковника и 156 капитанов .

 

Продовольственные затруднения, пережитые русской армией, не и учли решающего влияния на ход военных действий и представляли собой явление временное и частное. Во время похода от Днестра до Ясс русские войска испытывали серьезный недостаток, главным образом в воде, а не в нище.

 

 Неблагополучно было с кормами для кавалерии и скота, следовавшего за армией, так пак появившаяся в эти месяцы саранча опустошила степь на огромном пространстве. Впервые особенно остро продовольственные затруднения дали себя чувствовать лишь после 7 июля, когда противнику удалось захватить значительную часть армейского обоза с запасами провианта.

 

Несмотря на неудачу Прутского похода, значение мирного договора 1711 г. состояло в том, что он позволил Петру 1 сосредоточить все силы на решении важнейшей исторической задачи — утверждения России на берегах Балтийского моря.

 

В письме к Апраксину Петр дал следующую оценку мирного договора, повлекшего за собой потерю Азова. «Хотя и не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено, однакож, чаю, сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительною прибылью нам есть» . Под «другой стороной» Петр разумел Прибалтику.

 

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история. Пётр 1 Первый. Полтава

 

Русско-турецкая война 1710-1713 годов. Прутский поход Петра 1

Русско-турецкая война 1710-1713 годов. Прутский поход Петра 1

Осада и взятие шведских крепостей. Взятие Выборга

Осада и взятие шведских крепостей. Взятие Выборга

Осада и взятие Риги в 1709—1710 годах

Осада и взятие Риги в 1709—1710 годах

 

Последние добавления:

 

Полтавская битва    Начало Северной войны со Швецией 1700 года   Великое Посольство Петра 1    Внешняя политика Петра 1. Азовские походы