<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Настроения русского общества после 1866 года. Письмо государю Александру 2 от имени московской городской думы. Устранение ограничений установленных по Парижскому трактату 1856 года

 

 

Что касается настроения общества в это время, то надо сказать, что оно было с 1866 г. чрезвычайно угнетенным.

 

Только один раз, именно в 1870 г., появились кое-какие симптомы оживления, и связаны они были с различными событиями. С одной стороны, в этом году была проведена городовая реформа и в это же время была предрешена и объявлена реформа воинской повинности на новых всесословных началах.

 

Эти реформы как будто бы давали повод думать о возвращении правительства на путь реформ. С другой стороны, в это же время, как вы уже видели, передан был земствам на обсуждение чрезвычайно важный вопрос о податной реформе, и это оживило и отчасти даже окрылило надеждами на перемену курса земскую среду. Наконец, в это же время русская дипломатия сделала удачный шаг, добившись устранения ограничений, установленных по Парижскому трактату 1856 г. в отношении прав России на Черном море.

 

Совокупность всех этих обстоятельств вызвала некоторый подъем в среде общества, и этот подъем выразился даже в форме подачи особого адреса государю от имени московской городской думы.

 

Адрес этот был редактирован московскими славянофилами: он сочувственно приветствовал возвращение правительства к реформам и выражал ожидание дальнейших либеральных начинаний в отношении освобождения печати, установления свободы совести и церковной свободы. Разумеется, написан он был весьма лояльно.

 

 Ввиду того что он характеризует тогдашнее настроение общества, я приведу его вам почти целиком. Вслед за выражением патриотической радости по поводу отмены стеснений наших прав на Черном море в нем было сказано:

 

«Какие бы испытания ни грозили нам ныне, они — мы уверены — не застанут Россию неприготовленной), они, несомненно, найдут Россию тесно сомкнутою вокруг Вашего престола. Но с большею верою, чем в прежние времена, глядит ныне Россия на свое будущее, слыша в себе непрестанно духовное обновление. Каждое из Ваших великих преобразований, совершенных, совершаемых и чаемых, служит для нее, а вместе с тем и для Вашего Величества, источником новой крепости. Никто не стяжал таких прав на благодарность народа, как Вы, Государь, и никому не платит народ такою горячею признательностью.

 

От Вас принял он дар и в Вас же самих продолжает он видеть надежнейшего стража усвоенных ему вольностей, ставших для него отныне хлебом насущным. От Вас одних ожидает он и довершения Ваших благих начинаний и пер- вее всего — простора мнению и печатному слову, без которого никнет дух народный и нет места искренности и правде в его отношениях к власти; свободы церковной, без которой недейственна и самая проповедь; наконец, свободы верующей совести — этого драгоценнейшего из сокровищ для души человеческой.

 

Государь! Дела внутренние и внешние связуются неразрывно- Залог успехов в области внешней лежит в той силе народного самосознания и самоуважения, которую вносит государство во все отправления своей жизни. Только неуклонным служением началу народности укрепляется государственный организм, сплачиваются с ним его окраины и созидается то единство, которое было неизменным историческим заветом Ваших и наших предков и постоянным знаменем Москвы от начала ее существования. Под этим знаменем, Государь, по первому Вашему зову, все сословия народные соберутся и ныне, и уже без различия звания, дружною ратью, в непоколебимой надежде на милость Божью, на правоту дела и на Вас.

 

Доверие со стороны Царя к своему народу, разумное самообладание в свободе и честность в покорности со стороны народа, взаимная неразрывная связь Царя и народа, основанная на общении народного духа, на согласии стремлений и верований,— вот наша сила, вот историческое призвание. Да, Государь, «Вашей воле» — скажем мы в заключение словами наших предков в ответе их первоначальному предку Вашему в 1642 году,— Вашей воле готовы мы служить и достоянием нашим, и кровью, а наша мысль такова».

 

По тону и содержанию этого адреса можно было подумать, что его писал сам Константин Аксаков; его, в самом деле, редактировали И. Аксаков, кн. Черкасский и Ю. Самарин. Но славянофилам и на этот раз пришлось убедиться, что правительство желало не честной покорности, а рабского повиновения. Министр внутренних дел признал, что этот адрес редактирован в таких недопустимых выражениях, что он не может быть представлен государю...

 

После этого последние признаки общественного движения совершенно потухли, и мы видим, что общество, утомленное борьбой и разочаровавшееся в своих попытках, начинает коснеть в какой-то прострации, которая продолжается до второй половины 70-х годов.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права