<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Временные правила 1865 года о печати без предварительной цензуры

 

 

Обращаясь к положению печати в этот реакционный период, я прежде всего хочу сообщить вам несколько данных о первых шагах освобожденной от предварительной цензуры печати. 1 сентября 1865 г., когда в первый раз, столичные по крайней мере, органы печати вышли без предварительной цензуры, это вызвало с их стороны восторженные статьи, несмотря на то что они нимало не скрывали от себя трудности своего положения по новому уставу и нимало не думали сомневаться в тех чрезвычайно нерадостных и очень серьезных угрозах, которые новый закон содержал по отношению к освобожденной будто бы печати.

 

Мы видим все-таки, что 1 сентября 1865 г. в передовых статьях тогдашних газет господствующей нотой была нота радости и облегчения, и И. С. Аксаков, например, который немало терпел от прежней предварительной цензуры, вымарывавшей ему постоянно целый ряд мыслей и выражений из его статей, напечатал прямо гимн облегчения по поводу выхода его «Дня» без предварительной цензуры.

 

«...Наконец-то,— писал он,— сегодняшний номер выходит без предварительной цензуры. Сегодня, принимаясь за передовую статью, мы знаем, что прочтем ее в печати в том самом виде, в каком мы ее напишем; сегодня мы не обязаны сообразоваться со вкусом, доблестью и миросозерцанием «господ, команду на заставах и шлагбаумах имеющих»... Сегодня кошмар, в образе цензора, не станет мешать нашей работе, спирать дух, давить ум и задерживать перо, и мы получаем неслыханное и невиданное право: не лгать, не кривить словом, говорить не фистулой, а своим собственным природным голосом.. .»8.

 

Но радость была непродолжительная. Очень скоро пришлось убедиться, что и при новом законе далеко до освобождения даже от административного произвола. Во-первых, что означало освобождение от предварительной цензуры? По Временным правилам 1865 г., ежемесячный журнал, выходивший «без предварительной цензуры», должен был все-таки за два дня до своего выхода иметься в полном виде у цензора, так, чтобы цензор или цензурный комитет могли задержать его до выхода в свет или вырезать из него ту или другую статью или страницу; провинциальные же журналы и газеты очень долго оставались под цензурой, и только в Киеве «Киевлянин» был от нее освобожден.

 

Затем, печать, якобы освобожденная от предварительной цензуры, отнюдь не освобождалась от административных воздействий. Обыкновенно ведь печать, освобожденная от предварительной цензуры и подчиненная цензуре карательной, подвергается преследованиям в форме уже судебной, и в данном случае предполагалось, что за нарушение временных правил журналы и газеты главным образом будут привлекаться к суду. Но после нескольких неудачных процессов правительство этот путь оставило и воспользовалось целым рядом административных кар, которые ему по правилам предоставлялись.

 

Прежде всего это были так называемые «предостережения». Слово это звучит очень мягко, но по правилам 1865 г. журнал или газета, получившие два предостережения и заслужившие третье, должны были быть приостанавливаемы на время от двух до восьми месяцев, что было уже очень тяжелой карой. Кроме того, предостережениям велся счет др приостановки газеты или до какого- нибудь всемилостивейшего манифеста, а не начинался каждый год сначала, так что, например, журнал, получивший предостережение в 1866 г. и затем, скажем, в 1870 г. второе, имел уже над собой дамоклов меч, который мог «спирать дух» его редактора или издателя в течение иногда нескольких лет.

 

Затем, в руках цензурного ведомства была еще иная возможность бить издание по карману. Оно имело право лишать газеты печатания частных объявлений, и это, конечно, было равнозначно самому крупному денежному штрафу, который притом, опять- таки, налагался в порядке административного усмотрения.

 

Наконец, когда Валуева заменил в 1868 г. Тимашев, который пробыл министром целых десять лет, то при нем положение печати сделалось еще более трудным. Тимашеву показалось, что та власть, которая предоставлялась по правилам 1865 г. администрации, еще недостаточна; поэтому и по отношению к законодательству о печати был издан целый ряд новелл.

 

Так, 14 июня 1868 г. было в незаконном порядке —через Комитет министров, а не через Государственный совет — проведено правило, по которому за вредное направление журнал мог быть лишен права розничной продажи, а ведь для газет это условие, без которого они существовать не могут, так как многие газеты больше расходятся в розничной продаже, чем путем абонементной подписки.

 

Наконец, в 1871 г. было установлено увеличение срока, за который «бесцензурные» журналы должны были представляться на просмотр, а именно не за два дня, как было по правилам 1865 г., а за четыре; точно так же и книги, которые печатались без предварительной цензуры, должны были за неделю представляться в цензурный комитет, и, таким образом, цензор мог подробно разобрать их содержание и потребовать тех или других изменений или совсем не допустить выхода книги в свет.

 

В 1873 г. было установлено еще новое ограничение печати: было предоставлено министру внутренних дел запрещать печати касаться любого вопроса внутренней или внешней политики. Так как в это время очень страстно и резко обсуждался вопрос о реформе средней школы, то журналы и получили запрещение говорить что бы то ни было о предположениях правительства в этой сфере-. Запрещения эти могли налагаться совершенно произвольно, причем если журнал, получивший такое запрещение, нарушал его, то он мог быть совершенно без всякого предостережения приостановлен на время до трех месяцев.

 

Вот те новеллы 70-х годов, которые сильно изменили к худшему положение печати. При этом надо сказать, что когда издавались временные правила 1865 г., то они названы были временными ввиду того, что новые суды тогда еще не были введены, и правительство опасалось, что при старых судах трудно будет правильно осуществлять судебные преследования против печати, и для окончательной переработки временных правил в постоянный закон оно хотело получить некоторый опыт от применения судебной репрессии к печати. Опыт наступил очень скоро, и правительство убедилось, что при судебном порядке ему нелегко будет по своему произволу удерживать печать от неприятных ему суждений.

 

Поэтому оно стало избегать возбуждения дел о печати в судах; а вопрос об издании постоянного закона о печати долго оставался без движения. Правда, в 1869 г. была образована особая комиссия под председательством князя Урусова, которая должна была выработать новый окончательный закон о печати. Проработав два года, эта комиссия выработала целый ряд новых постановлений, мало отличавшихся, впрочем, от Временных правил 1865 г., но так как все же она полагала несколько облегчить положение печати, то работы этой комиссии не удовлетворили правительство и не были даже внесены в Государственный совет, а временные правила так и остались действующим законом в течение сорока лет. В течение целых сорока лет печати приходилось руководствоваться этими правилами, дополненными притом рядом стеснительных постановлений, проведенных при Тимашеве, и позднее — в 80-х годах — при Толстом!

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Юрист Анатолий Фёдорович Кони

 

Юрист Анатолий Фёдорович Кони 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права